Вот так у нас делают законы
(опубликовано с сокращениями в журнале "Новое время", № 22, 2 июня 2002)

Недавно Государственная Дума приняла во втором чтении новую редакцию Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". Не буду сейчас обсуждать этот закон с политической точки зрения – в нем есть и сильные и слабые стороны. Скажу о том, что меня больше всего поразило.

К законопроекту было предложено более двух тысяч поправок, и работа над поправками была длительной – около шести месяцев. Однако в последние два месяца эта работа была организована так, что не позволила сделать закон четким и непротиворечивым.

Я понимаю необходимость принятия данного закона в весеннюю сессию – для того, чтобы он мог действовать уже на осенних выборах. Тем не менее задержка даже на месяц с его принятием никаких негативных последствий не имела бы. Однако под давлением председателя Центризбиркома А.А. Вешнякова началась неоправданная спешка. И хотя ряд депутатов настаивал на том, чтобы отложить рассмотрение закона еще хотя бы на три недели для устранения всех противоречий и пробелов, он был вынесен на пленарное заседание с массой недостатков, которые вряд ли можно будет устранить в третьем чтении.

В результате у меня создалось впечатление, что противоречия и пробелы оставляются в законе совершенно сознательно: для того, чтобы Центризбирком мог впоследствии использовать их для манипулирования.

Приведу два примера. В законе появилась новая норма – о размещении в Интернете результатов голосования по каждому участку. Это позволило бы более эффективно контролировать подсчет голосов. Однако данная норма написана так небрежно, что позволяет ее не выполнять, как не выполняется повсеместно давно существующая норма о публикации результатов голосования по каждому участку в печати.

Другой пример. Закон освобождает выдвиженцев партий и блоков, прошедших Думу, от сбора подписей и внесения залога. Эта норма вступает в силу не сразу, а "после проведения первых после вступления в силу" данного закона выборов в Государственную Думу. Увы, выражение "после проведения выборов" может толковаться по-разному: либо после дня голосования, либо после публикации результатов голосования, либо после окончания избирательной кампании (а по новому закону кампания считается законченной после предоставления Центризбиркомом финансового отчета, то есть через три–четыре месяца после дня голосования).

Какое это имеет значение? Самое серьезное. Примерно через три месяца после парламентских выборов у нас должны пройти выборы Президента. Не исключено, что эти выборы будут назначены после дня голосования на выборах в Думу, но до дня публикации результатов. А значит вопрос о том, должны ли будут кандидаты в Президенты, которых выдвинут партии, прошедшие в Думу, собирать миллион подписей – повисает. И будет решаться Центризбиркомом в зависимости от конъюнктуры.

Вот так у нас делают законы!

Аркадий Любарев
Москва