конференция /стенограмма выступления

Бузин Андрей Юрьевич,
Межрегиональное объединение избирателей


«Испытание выборами»
(новое избирательное законодательство и избирательная практика)

Винюков И. А.: Следующий уходящий — это Бузин Андрей Юрьевич. Пожалуйста.
Круглые столы смешались. Это были Гражданское общество и выборы, а сейчас уже обсуждения законодательства. Просто из-за вынужденных ранних уходов.

Бузин А.Ю.: — Я буду очень краток и буду говорить, буквально тезисами, зато попробую затронуть сразу три темы, которыми я последнее время после выборов занимался.

Тема первая — это насколько избирательное законодательство, принятое в 2002 году, или измененное в 2002 году, я имею в виду весь корпус избирательных законов: «Закон об основных гарантиях», «Закон о выборах президента», «Закон о выборах депутатов Государственной Думы», впрочем о выборах президента говорить еще немножко рано, насколько эти законы качественны, эффективны при проведении выборов? Понятною что, следовало бы сначала определить некоторые критерии, по которым следует оценивать избирательное законодательство, но совершенно очевидно, что оценивать законодательство с точки зрения эффективности, с точки зрения влияния на политическую систему, я думаю, достаточно бессмысленно, потому что, уж слишком различаются взгляды, тех людей, которые участвуют в политике, слишком различаются взгляды политических элит на само понятие эффективности. Поэтому я предлагаю достаточно простой способ оценки: в какой степени были достигнуты те цели, которые были поставлены председателем ЦИК, сразу же после выборов 1999 года, в том докладе ЦИК, который назывался «Основные направления усовершенствования избирательного законодательства». Там было описано около10 направлений, по которым надо изменять избирательное законодательство. Трудно не согласиться с В. Л. Шейнисом, который говорит, что в новом избирательном законодательстве были и некоторые положительные моменты. Виктор Леонидович отметил такие положительные политические составляющие, как пропорциональные выборы по партийным спискам в регионах и т.д., а я обращу внимание на положительные технологические усовершенствования, которые присутствуют в новом законодательстве. Я бы отметил два момента: во-первых, момент, связанный с уточнением процедуры обработки протоколов участковых избирательных комиссий в территориальных избирательных комиссиях, и, во-вторых, момент, связанный со списками избирателей, с брошюровкой списков избирателей. Однако, надо сказать, что эти два момента, которые были введены в избирательное законодательство, в большинстве случаев не выполнялись, и поэтому эти объявленные усовершенствования оно не дали реального эффекта. Если же мы пройдемся по всем остальным 8 или 10 пунктам, о которых было объявлено в упомянутом мной докладе ЦИК, к сожалению, приходится констатировать, что по большинству из этих пунктов прогресса достигнуто не было. Виктор Леонидович уже говорил о том, что если говорить о системе формирования избирательных комиссий, то те нововведения, которые были введены в избирательное законодательство, не привели к существенному улучшению. В. Л. Шейнис прав, когда он говорит о том, что здесь центральный момент — это формирование комиссий субъектов Федерации, и сколько не боролись некоторые лица и партии, которые пытались участвовать в разработке этого закона, им не удалось добиться того, чтобы на избирательные комиссии в меньшей степени оказывала влияние исполнительная власть.

В этом разделе моего доклада, еще раз кратко остановлюсь на другом разделе законодательства, связанном тоже с выборами, это на гражданском процессе, на гражданском процессуальном кодексе, в который тоже были внесены изменения. С февраля 2003 года начал действовать новый гражданско-процессуальный кодекс и на избирательные процессы он оказал существенное влияние. Уже в нескольких случаях я встретился с тем фактом, что региональные выборы оспорить в третей инстанции в надзорном порядке практически нельзя, потому что новый гражданско-процессуальный кодекс не позволяет в надзорном порядке оспаривать решения региональных судов. Теперь решение региональных судов можно оспаривать только в том же региональном суде, что не дает возможности эффективно разрешать избирательные споры.

За более подробным анализом избирательного законодательства с точки зрения избирательной практике могу отослать слушателей на сайт Индема (www.indem.ru) или сайт ИРИСА (www.democracy.ru) — статья «Испытание выборами».

Теперь переходя ко второй части своего небольшого тезисного доклада, хотел бы обратить внимание на следующее. Анализ протоколов можно проводить не только по конкретному виду голосования, но сразу по нескольким видам голосования. Очевидно, что если проводится несколько видов голосования сразу, то существуют связи, определенные балансовые связи между протоколами по различным видам голосования. Этот анализ показывает, что в трех четвертях участковых избирательных комиссий не могут точно подсчитать голоса; с моей точки зрения это достаточно хорошо убедительно устанавливается при сравнительном анализе протоколов по различным видам голосования. Статья в ближайшее время появится в публикации «Голоса» и должна появиться на сайте нашего объединения www.votas.ru.

Интересно, что когда ЦИК или законодатель устанавливает то, что называется контрольными соотношениями, он исходит из соображений ограничения фальсификаций внутри участковых избирательных комиссий. В частности, два основных контрольных соотношения представляют собой балансы бюллетеней и открепительных удостоверений в участковых избирательных комиссиях. Замечательно, что соблюдения таких балансов не требуется во всех вышестоящих комиссиях! Анализ тех выборов, которые только что прошли, показывает, что в вышестоящих избирательных комиссиях неизвестно было или нет, погашено 6% избирательных бюллетеней и 18% открепительных удостоверений.

И последняя тема, которую я вкратце затрону, касается вопроса оспаривания результатов выборов депутатов Государственной Думы. Маловероятно, что Верховный Суд примет к рассмотрению такое заявление и маловероятно что возможно будет доказать фальсификацию такого рода, что какая-то из партий, не прошедшая в Думу, должна была туда пройти. Но можно с уверенностью констатировать, что формальные процедурные нарушения происходили на подавляющем большинстве избирательных участков. В новом законе закреплены около десятка требований к процедурам голосования и подсчета голосов, которые нарушались на 95% избирательных участков. И это можно было зафиксировать на этих выборах, а если нет, то на следующих. Спасибо.