социология / Российское измерение

ВЫПУСК №11 (61)
ОПРОС ПРОВОДИЛСЯ В МАЕ-ИЮНЕ 2000 г.


«Как Вы считаете, размер потерь Российской армии в Чечне, о котором сообщают официальные источники, соответствует действительности или занижается?»

Большинство участников опроса (67%) считают, что размер потерь Российской армии в Чечне, о котором сообщают официальные источники, занижается. 13% респондентов полагают, что размеры потерь соответствуют действительности, и 20% опрошенных затруднились ответить на поставленный вопрос.

Опрошенные жители Уральского и Дальневосточного федерального округов чаще, чем в среднем по России, думают, что официальные данные о количестве погибших в Чечне военнослужащих занижаются.

Мужчины чаще, чем женщины, придерживаются такой же точки зрения. Респонденты в возрасте от 25 до 34 лет чаще, чем представители других возрастных групп, считают, что размер потерь, о котором сообщают официальные источники, соответствует действительности. Безработные и предприниматели чаще, по сравнению с общероссийским показателем, думают так же, в то время как специалисты, напротив, считают, что размеры потерь занижены.

Приверженцы Жириновского, Зюганова, ЛДПР и КПРФ чаще, по сравнению со средним показателем по стране, думают, что информация о потерях Российской армии в Чечне занижена.
(По данным АРПИ, июнь)

* * * * *

«Как Вы считаете, нужно ли начинать в Чечне мирные переговоры с правительством Масхадова или следует продолжать военные действия по уничтожению боевиков?»

Около половины респондентов – 48% считают, что нужно продолжать военные действия по уничтожению боевиков. 29% участников опроса ответили, что нужно начинать мирные переговоры. Остальная часть респондентов – 23% затруднились ответить на этот вопрос.

Если динамика ответа на вопрос об истинности официальных сводок потерь российской армии в Чечне не выявила каких-либо изменений за последние полгода, то из динамики по данному вопросу видно, что за последние два месяца заметно выросла доля людей, кто выступает за мирные переговоры, а также сократилась доля тех, кто высказывается за продолжение боевых действий в Чечне. Таким образом, не изменилась оценка населением реальных потерь, но изменилось отношение к этим потерям. Если раньше потери воспринимались как неизбежность для наведения порядка, то с началом партизанской войны возросло ощущение их бессмысленности. Как следствие – больше людей пришло к выводу, что единственным решением проблемы будут политические переговоры.

Жители Северо-Западного и Приволжского федеральных округов чаще, чем в целом по России, выбирали мирные переговоры, а респонденты, проживающие в Северо-Кавказском, Уральском и Дальневосточном округах, чаще, чем в целом по стране, отвечали, что нужно продолжать военные действия в Чечне.

Жители городов с населением от 100 до 300 тысяч человек чаще, чем жители других населенных пунктов, считают, что в Чечне нужно продолжать военные действия по уничтожению боевиков. Жители городов-миллионеров чаще, чем в целом по России, выбирали мирные переговоры.

Мужчины чаще женщин настроены на продолжение военных действий, а женщины, наоборот, на начало мирных переговоров. Респонденты в возрасте от 25 до 34 лет, а также военнослужащие чаще, чем другие социальные группы, выбирали военные действия.

Приверженцы Жириновского и ЛДПР чаще сторонников других политиков и партий считают, что нужно продолжать военные действия в Чечне. Электорат Явлинского, Зюганова, а также сторонники КПРФ, ОВР и «Яблока» чаще говорили, что нужно начинать мирные переговоры.

Респонденты «правой» политической ориентации чаще, чем в целом по стране, выбирали военные действия.
(По данным АРПИ, июнь)

* * * * *

«Правительство говорит, что военный этап борьбы с террористами в Чечне заканчивается. Как бы Вы оценили результат этой операции?»

Большинство опрошенных (47%) считают, что часть боевиков осталась и они будут вести партизанскую войну. 23% населения России считают, что цель не достигнута и жертвы наших солдат и мирного населения были напрасны. Лишь 10% участников опроса считают, что это победа федеральных сил, боевики разгромлены. Затруднились с ответом 20% россиян.

Жители Северо-Западного и Сибирского района чаще, чем в среднем по стране считают, что часть боевиков осталась и они будут вести партизанскую войну. Жители Северного и Поволжского районов чаще, чем в среднем по России, говорили, что цель не достигнута и жертвы напрасны.

Жители городов с населением от 100 до 300 тысяч человек чаще жителей других населенных пунктов говорили о том, что часть боевиков будут продолжать воевать.

Руководители чаще других социальных групп полагают, что цель не достигнута и жертвы напрасны. Того же мнения чаще всего придерживаются приверженцы Жириновского, Явлинского, а также электораты ЛДПР и «Яблока».
(По данным АРПИ, май)