2. АНАЛИЗ СТАТИСТИЧЕСКИХ ДАННЫХ ПО КОРРУПЦИИ

2.2. Частные и общие индикаторы коррупции

Попробуем искать выход в использовании менее общих индикаторов. В частности, выше было обнаружено, что частные индексы коррупции сравнительно слабо коррелируют с общими (Таблица 10). Подробнее изучим этот факт. В качестве общего показателя коррупции будем использовать Индекс восприятия коррупции Transparency International. Он выше всех коррелирует с остальными индексами и потому, в некотором смысле, наиболее типичен. В качестве частных индексов, за неимением других, будем рассматривать те, что вводились в исследовании Мирового банка Business Environment and Enterprise Performance Survey (BEEPS). Это значит, что далее мы будем оперировать данными из Базы 1.

В BEEPS фигурируют три переменные, связанные с коррупцией:

Их шкалы одинаково направлены: при увеличении значения переменной усиливается коррупция. Более подробные описания этих переменных были представлены в разделе 1.4.

Чтобы изучить соотношение между общими и частными индексами коррупции, рассмотрим диаграммы рассеяния, которые приведены ниже на рисунках 3 — 5. Анализ форм диаграмм рассеяния позволяет возможность получить нетривиальную информацию о соотношениях между исследуемыми переменными, что будет продемонстрировано здесь и в следующем параграфе.

Рисунок 3. Диаграмма рассеяния по данным о транзитных странах (База 1) по следующим переменным: Индекс восприятия коррупции Transparency International, 1999 г. (вертикальная ось); Индекс уровня коррупции как препятствия развитию бизнесу по данным исследования Мирового банка Business Environment and Enterprise Performance Survey (горизонтальная ось).

Рисунок 4. Диаграмма рассеяния по данным о транзитных странах (База 1) по следующим переменным: Индекс восприятия коррупции Transparency International, 1999 г. (вертикальная ось); Индекс уровня административной коррупции как дополнительного налога на бизнес по данным исследования Мирового банка Business Environment and Enterprise Performance Survey (горизонтальная ось).

Рисунок 5. Диаграмма рассеяния по данным о транзитных странах (База 1) по следующим переменным: Индекс восприятия коррупции Transparency International, 1999 г. (вертикальная ось); Индекс уровня захвата государства по данным исследования Мирового банка Business Environment and Enterprise Performance Survey (горизонтальная ось).

Все три диаграммы отличает сходная треугольная форма диаграммы рассеяния. Ориентация треугольников рассеяния определяется конструктивными особенностями исследуемых индексов. Индекс восприятия коррупции, как уже отмечалось, принимает большие значения для тех стран, которым приписывается низкий уровень коррупции. Остальные (частные) индексы коррупции направлены в противоположную сторону: чем больше значение индекса, тем больше уровень того или иного вида коррупции.

Но самое главное — сама треугольная форма диаграммы рассеяния, деление всей области определения двух переменных на две зоны допустимых и недопустимых значений. Мы утверждаем, что именно такая форма свидетельствует о том, что между Индексом восприятия коррупции и остальными частными индексами коррупции наличествует соотношение вида «общее - частное».

Действительно треугольная форма означает следующее. Если общая коррупция невысока (верхняя часть диаграммы рассеяния), то и любое частное проявление коррупции невысоко. При малой общей коррупции не может быть какой-либо высокой частной. Если же общая коррупция высока (нижняя часть диаграммы рассеяния), то каждое из частных ее проявлений может колебаться в любых пределах, поскольку высокую общую коррупцию может обеспечивать не данное частное проявление коррупции, а какие-либо другие.

Чтобы эта логика статистического соотношения между общим и частным стало ясна и убедительна, рассмотрим пример из совершенно иной сферы. Как известно результаты легкоатлетов десятиборцев складываются в суммарный результат, по которому и судят о том, кто какое место занял в соревнованиях. Если попытаться построить диаграмму рассеяния большого числа мастеров-десятиборцев по двум переменным — общий результат и результат в каком-либо конкретном виде (например — прыжки в высоту), то мы получим все туже треугольную форму. При рекордных результатах в общем суммарном зачете не может быть провала в каком-либо из видов. Если же суммарный результат невысокий, то из этого не следует, что спортсмен плохо прыгал в длину. Здесь его результат может быть весьма высок, а (к примеру) в толкании ядра очень низок.

Осталось убедиться, что обнаруженная нами форма диаграммы рассеяния специфична именно для рассмотренных нами пар переменных и становится иной в других случаях. Сначала рассмотрим пару общих индексов коррупции, а потом пару частных индексов коррупции и сравним форму получившихся диаграмм рассеяния с треугольной. Эти диаграммы приведены на двух следующих рисунках.

Рисунок 6. Диаграмма рассеяния по данным о транзитных странах (База 1) по следующим переменным: Индекс восприятия коррупции Transparency International, 1999 г. (вертикальная ось); Индекс контроля над коррупцией по данным исследования Мирового банка «Aggregate Governance Indicators» (горизонтальная ось).

Рисунок 7. Диаграмма рассеяния по данным о транзитных странах (База 1) по следующим переменным из исследования Мирового банка «Business Environment and Enterprise Performance Survey»: Захват государства (вертикальная ось); Индекс административной коррупции (горизонтальная ось).

Нетрудно усмотреть в этих двух диаграммах совсем другую, не треугольную форму облака рассеяния, что подтверждает специфичность наблюденного нами эффекта.

Итак, мы установили между общим индексом коррупции и частными индексами коррупции наличие статистической взаимосвязи вида «общее - частное». Однако эти соотношения также не обладают достаточной диагностической и прогностической силой. Поэтому поиск нетривиальных зависимостей необходимо продолжить. Ниже это будет сделано для одной из частных разновидностей коррупции — захват государства.

назад | закрыть | вперед