Обращение к независимым кандидатам

Обращаю ваше внимание на существенную коллизию федеральных законов “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации” от 12.06.2002 (“рамочного” закона) и “О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” от 20.12.2002.

В п. 5 ст. 63 Федерального закона “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации” указано, что, если кандидат сам выдвинул свою кандидатуру, в избирательном бюллетене должно быть записано: “Независимый кандидат”. Аналогичная норма содержится и в п. 3 ст. 61 данного закона, посвященном содержанию информационного материала, размещаемого в помещении для голосования.

Эти нормы стали вполне закономерным следствием исключения избирателей (и групп избирателей) из числа субъектов права выдвижения. В связи с тем, что самовыдвижение стало единственным способом выдвижения непартийного (т.е. независимого) кандидата, было принято разумное решение обращать внимание избирателей не на форму выдвижения, а на содержание.

Однако в ходе принятия Федерального закона “О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” депутаты поддержали предложенные лидерами центристских фракций поправки, благодаря которым в закон были внесены нормы, противоречащие “рамочному” закону. Председатель Центризбиркома А.А. Вешняков на заседании Государственной Думы выступал против данных поправок, тем не менее они были приняты.

В результате в п. 3 ст. 74 и п. 6 ст. 75 Федерального закона “О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” указывается, что, если кандидат сам выдвинул свою кандидатуру, в избирательном бюллетене и информационном материале должно быть записано слово “самовыдвижение”.

Таким образом, в Федеральный закон “О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” внесены нормы противоречащие “рамочному” закону и нарушающие права независимых кандидатов.

Какой же закон в этом случае должен применяться? На это счет есть две точки зрения.

Первая точка зрения основана на норме п. 6 ст. 1 “рамочного” закона. В этом пункте четко записано: “Федеральные законы …, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить настоящему Федеральному закону. Если федеральный закон … противоречат настоящему Федеральному закону, применяются нормы настоящего Федерального закона”.

Второй точки зрения придерживаются некоторые правоведы. В частности, на заседании Совета Федерации 27 декабря 2002 г. ее озвучил председатель Комитета по конституционному законодательству верхней палаты Ю.А. Шарандин: “Нельзя сравнивать нормы закона об основных гарантиях и нормы о выборах Президента, потому что нет базового закона в смысле приоритета нормы. Мы это уже установили, и это установлено Конституционным Судом”.

Я полагаю, что вторая точка зрения ошибочна. Утверждение, что “нет базового закона в смысле приоритета нормы”, верно лишь в общем. Вот что, например, утверждал Конституционный Суд РФ:

“Ни один федеральный закон в силу статьи 76 Конституции Российской Федерации не обладает по отношению к другому федеральному закону большей юридической силой. Правильный же выбор на основе установления и исследования фактических обстоятельств и истолкование норм, подлежащих применению в конкретном деле, относится не к ведению Конституционного Суда Российской Федерации, а к ведению судов общей юрисдикции и арбитражных судов” (определение № 182-О от 5 ноября 1999 г.).

Данное утверждение следует понимать так, что коллизии двух федеральных законов не подлежат рассмотрению в Конституционном Суде. Что касается рассмотрения вопроса в суде общей юрисдикции, то очевидно, что этот суд обязан принимать во внимание норму п. 6 ст. 1 “рамочного закона”, которая специально устанавливает приоритет этого закона.

В подтверждение этой позиции я сошлюсь на два судебных решения.

1. В Постановлении Конституционного Суда РФ № 26-П от 17 ноября 1998 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона от 21 июня 1995 года “О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” сказано:

“В связи с принятием Федерального закона “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации”, как следует из пункта 7 его статьи 1, положение части шестой статьи 14 рассматриваемого Федерального закона не может применяться и, таким образом, на момент обращения Саратовской областной Думы в Конституционный Суд Российской Федерации фактически утратило силу”.

Таким образом, Конституционный Суд РФ принял во внимание норму п. 7 ст. 1 тогдашнего “рамочного” закона (в ныне действующем законе это п. 6).

2. 12 апреля 1998 г. в Орджоникидзевском одномандатном избирательном округе № 165 (Свердловская область) проходили повторные дополнительные выборы депутата Государственной Думы. Из двух баллотировавшихся кандидатов наибольшее число голосов (26,6%) получил Д.С. Голованов, в то время как против всех кандидатов проголосовало 40,3% избирателей. Окружная избирательная комиссия в соответствии с Федеральным законом “О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” от 21 июня 1995 г. признала выборы состоявшимися и Д.С. Голованова – избранным. Это решение было подтверждено 17 апреля Постановлением Центральной избирательной комиссией № 143/1023-11. Член Свердловской областной избирательной комиссии с правом совещательного голоса Е.Г. Костицын подал на это решение Центризбиркома жалобу в Верховный Суд РФ. 25 февраля 1999 г. Верховный Суд РФ, на основании п. 7 ст. 1 Федерального закона “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации” от 19 сентября 1997 г. пришел к выводу, что при определении результатов выборов следовало руководствоваться нормами этого закона, отменил постановление Центризбиркома и признал выборы по Орджоникидзевскому одномандатному избирательному округу № 165 несостоявшимися. 1 апреля 1999 г. Кассационная коллегия Верховного Суда РФ подтвердила это решение.

Таким образом, полагаю, что при утверждении текстов избирательного бюллетеня и информационного материала окружные избирательные комиссии по выборам депутата Государственной Думы должны руководствоваться нормами Федерального закона “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации”, а не нормами Федерального закона “О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации”.

Рекомендую всем независимым кандидатам (кандидатам, выдвинутым в порядке самовыдвижения) требовать от окружных избирательных комиссий, чтобы в текстах избирательного бюллетеня и информационного материала было записано “Независимый кандидат”. В случае отказа рекомендую обращаться в Центризбирком или суд.

Любарев А.Е.
эксперт по вопросам избирательного законодательства
соискатель ученой степени кандидата юридических наук
25 сентября 2003 г.