конференция / доклады

Вдадимир Б. Скорик (skoryk@mail.ru),
г. Таганрог

О некоторых “подводных камнях” Федерального закона “О выборах депутатов Государственной Думы…”


Действующий, при проведении выборов депутатов Государственной Думы Российской Федерации третьего созыва, закон существенным образом упорядочил и регламентировал многие элементы выборного процесса. Законом введены в практику прогрессивные нормы, например, об избирательном залоге, о запрете подкупа или административно-финансового давления на избирателей с формулировками признаков этих нарушений. Однако обратной стороной столь подробной регламентации стала громоздкость закона, сложность его изучения и применения рядовыми членами участковых избирательных комиссий, не всегда имеющих высшее образование, а тем более не являющихся юристами.

При этом в новом законе, впрочем, как и в большинстве из существующих законов, имеется ряд моментов, которые могут привести к выборным коллизиям из-за неоднозначной трактовки. В качестве примера рассмотрим три конкретных ситуации, сложившихся на выборах депутатов Государственной Думы третьего созыва по 147-му избирательному округу в Таганроге (Ростовской-на-Дону области).

Использование, при отказе регистрации согласно ст. ст. 40 и 47, терминов “не надлежаще оформленные документы” без ссылки на правила или стандарты оформления и “существенные нарушения” без конкретного цифрового определения, позволяет членам избирательных комиссий трактовать ситуацию применительно к каждому конкретному случаю и тем самым нарушить принцип равенства избирательного права. Некоторые нарушения, такие как: указание иностранного гражданства, наличия судимости или другое искажение и утаивание сведений, не могут иметь цифрового значения, а поэтому если они требуются законом, то имеют существенное значение в любом случае. Отказ в регистрации С.А. Михайлова, не указавшего второе гражданство, с ее последующим проведением по решению Верховного Суда, является иллюстрацией изложенному.

В ст. ст. 53 и 54 не полностью сформулирован регламент проведения опросов общественного мнения. Несмотря на то, что опросы общественного мнения законом отнесены к главе VIII (предвыборная агитация), их проведение в день голосования, в отличие от публикации результатов, четко не регламентировано. Например, в Таганроге в день выборов группа лиц возле избирательных участков пыталась проводить социологический опрос. При этом в опросных листах содержались провокационные вопросы, методика проведения опроса не учитывала, проголосовал ли уже опрашиваемый избиратель или нет, и нарушала тайну голосования, так как не использовались специальные технические средства, оговоренные ст. 72 (кабины или комнаты для тайного голосования).

Для предотвращения нарушений при голосовании вне участка, ст. 75 введена усложненная процедура оформления подтверждающих документов. В документах много записей делаются избирателем собственноручно (а чаще всего это – тяжело больные, инвалиды и престарелые), родственником (которого может не быть) или соседом (которого необходимо найти и пригласить). Такая процедура требует достаточно продолжительного времени. Учитывая необходимость присутствия при этом не менее двух членов участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса, суммарное число которых, как правило, составляет 9-11 человек (когда на участке голосует намного большее число избирателей), практически не реально исполнить 150 вызовов (максимальная цифра по Таганрогу) на территории, застроенной частными домовладениями. Применение существующей в некоторых странах практики голосования по почте не является выходом, так как может использоваться для массовых подтасовок результатов. Устранение требования ст. 75 об обязанности избирательной комиссии обеспечить голосование вне участка воспринимается избирателями (именно того возраста, который составляет большинство из голосующих дома) как ущемление их прав, поэтому совершенствование процедуры голосования вне участка на сегодняшний день не имеет простого и однозначного решения.