конференция / доклады

Владимир Л. Римский,
заведующий отделом социологии Фонда ИНДЕМ

Методические рекомендации для наблюдателей за президентской избирательной кампанией


Г. Сатаров: – Я предоставляю слово Владимиру Львовичу Римскому. Пожалуйста.

В.Римский: – Спасибо. Заявленная тема звучит как “Методические рекомендации по наблюдению за президентской избирательной кампанией”. Эти рекомендации у нас по нашей традиции обязательно появятся на нашем сайте, более того, первая часть рекомендаций по первому этапу наблюдений уже висит, но они идут по этапам и там не предусмотрено, зачем нужны эти рекомендации. И вот, собственно, я свое выступление хочу посвятить тому, зачем это нужно и функционально какие основные моменты в этой избирательной кампании, по моим представлениям, должны быть для нас наиболее интересными.

Во-первых, понятно, что даже опыт прошедшей избирательной кампании показывает, что в регионах, в округах значительно больше интерес был к выборам регионального уровня, а не федерального. А при выборах на федеральном уровне больший интерес был к выборам в одномандатных округах, чем к выборам, соответственно, по партийным спискам. Все это очень понятно, но, с другой стороны, по моим представлениям, убежденность наших замечательных сограждан в том, что демократия сопровождается четкой процедурой проведения предвыборной кампании, проведения самого дня голосования, подсчета, самое главное, подсчета голосов, вот эта четкая процедура всегда работает и всегда дает результаты, которым мы доверяем, вот это утверждение, оно не менее значимо, чем сами нормы закона и чем сам, собственно, закон. Потому что, как правило, все-таки избиратели, так скажем, простые избиратели, они, конечно же, закон не читают, в общем-то, в этих нормах слабо ориентируются. Но они доверяют кому-то. Либо они убеждены, что их всегда надувают, что выборы нечестные, что выборы грязные, что результатам верить нельзя и так далее, либо наоборот: они убеждены, как в странах, так сказать, развитой демократии, что несмотря на то, что процедура, скажем, полсчета голосов и само законодательство достаточно сложное, граждане просто-напросто доверяют этому закону, доверяют тем органам, которые проводят выборы. И вот в этом смысле, по моим представлениям, президентские выборы очень значимы. Потому что это то, что, может быть, еще немногое, что осталось объединяющее всю нашу великую страну. Мы все должны прямым голосованием избирать одного человека. И убежденность наших граждан в том, что эта процедура действительно покажет настоящее соотношение голосов, она очень важна.

Теперь еще что бы мне хотелось сказать по этому поводу, что вообще говоря, результат выборов президента, опять-таки как показывает опыт последних лет, будет определяться в регионах. И именно поэтому очень важно, чтобы ход кампании в регионах и, соответственно, что реально происходит, допустим, при подсчете голосов и подведении итогов, тоже доносился до федерального уровня. Ведь смотрите, что получается. Наш законодатель в лице Государственной Думы, в принципе, избирается из регионов и должен знать реальную ситуацию. Но мы с вами уже обсуждали здесь, и, наверное, в этой же дискуссии дальше будем обсуждать вопросы несовершенства законодательства. Несовершенства, много об этом можно говорить, но одно из несовершенств заключается в том, что законодатель как бы начал регулировать определенные аспекты избирательной кампании, подведение итогов, голосование и подведение итогов, но это регулирование, оно абстрактное. То есть там не учтены все те нюансы, которые нужны. Значит, либо надо регулировать полностью, либо не регулировать никак. Чтобы не быть голословным, приведу интересную, на мой взгляд, норму закона о выборах в Государственную Думу, она перешла и в закон о выборах президента, норма касается агитации в средствах массовой информации. Там написано однозначно, что средства массовой информации не должны публиковать сведений, которые могут нанести какой-то ущерб кандидату. Вот как это сделать реально, я уже неоднократно беседовал с журналистами, беседовал с теми, кто наблюдал кампанию в регионах. Реально никак не получается. Вот по моим представлениям, в таких ситуациях просто описание реальной практики: вот есть норма закона, в принципе, наверное, правильная норма, ну нельзя оскорблять человека, если это кандидат в президента, тем более это в любом случае должен быть достойный человек, правда? Но с другой стороны, а как это реально работает? И что реально происходит, когда ну нельзя применить эту норму? Поэтому мне бы представлялось правильным, если бы наблюдая за выборами, мы с вами как-то попытались прямо по регионам описать реальные, конкретные, достаточно детализированные процедуры, какие решения принимаются, допустим, тем или другим средством массовой информации, избирательной комиссии, самими кандидатами, их штабами; вот в этой ситуации, когда норма, либо ее применить очень трудно, либо она может толковаться по-разному, какие варианты реальных действий можно описать? И вот далее, по моим представлениям, очень правильным было бы именно эти нормы с определенной, естественно, корректировкой, и постепенно вносить в закон. Потому что, может вы не согласитесь, но мне представляется, что если у нас закон пытается внести те нормы, которые не применяются в принципе в нашей практике, то они и применяться не будут. Другой вопрос, если закон более цивилизованным образом пытается описать те нормы, которые реально помогают все-таки провести выборы. И если это так, то, наверное, все-таки эти нормы будут и дальше выполняться. То есть мы постепенно будем переходить к тому, что у нас закон все же исполняется. Исполняется просто потому, что эти нормы, они идут из жизни. Но здесь, безусловно, почему я еще обращаюсь к вам в этой аудитории, потому что наблюдать надо очень квалифицированно. Неквалифицированное описание реальных действий, реально принимаемых решений, оно может увести очень далеко в сторону.

Теперь я бы хотел перечислить то, что по моим представлениям является наиболее приоритетным при наблюдении вот за этими выборами и, можно даже, наверное, так сказать, интересным для наблюдения именно в регионах. Во-первых, поскольку центральная избирательная комиссия уже приняла такой документ, который называется “Календарный план мероприятий по подготовке к проведению досрочных выборов президента Российской Федерации”. Я его напечатал, в принципе, этот документ можно взять на сайте центральной избирательной комиссии, www.rci.ru. На нашем сайте есть ссылка на этот сайт, в этом сайте надо зайти, вы не сразу попадаете, на постановления центральной избирательной комиссии. Вот среди этих постановлений есть этот календарный план. На мой взгляд, удобнее все-таки работать с электронной копией, потому что здесь сделано очень хорошо, прямо по разделам. Вот допустим, раздел “Формирование избирательных комиссий, формирование избирательных участков”. Четко написано, в какой срок и кто это должен делать. Соответственно, знающие нормы закона, вы к этому сроку можете из норм посмотреть, а что там должно быть реально сделано, то есть какие нарушения к этому моменту можно было бы отслеживать. В общем, очень полезный документ. Так вот поскольку здесь прямо конкретно указаны определенные даты, ну например, опубликование утвержденного перечня территориальных избирательных комиссий, опубликование, обратите внимание, не просто, что решение принято, а опубликование, не позднее 27 января. То есть, короче говоря, вот пожалуйста, это норма, которая, вообще-то, приравнена к норме закона, потому что центральная избирательная комиссия является правоприменителем в данном случае. Все, значит, 27 января уже должно быть все опубликовано. Приезжайте и выясняйте. Не опубликовано – напишите. Соберем хотя бы статистику. Все делается по плану – отлично, великолепно, не все делается – почему. Потому что на самом деле это вопрос, конечно, очень принципиальный, казалось бы, мелочь, ну 28 опубликовали, да? А мелочь эта сводится к тому, что, когда все это доходит, наконец, до участковых избирательных комиссий, мы сталкиваемся с тем, что там работают не профессионалы. Люди, которые, допустим, просто не понимают всю значимость подведения итогов голосования именно в участковой избирательной комиссии. А начинается, естественно, с того, что вообще по нашему закону в некоторых случаях можно это делать за три дня до голосования. Ну вот за три дня собрали людей, которые еще даже не поняли, что нужно делать, уже идет голосование, и все пошло, пошло. Короче говоря, соблюдение сроков – это одно из первых, я хочу к вам обратиться с таким предложением и просьбой, попробуйте, есть же этот календарный план, попробуйте посмотреть, насколько точно выполняются сроки определенных действий. Второе. Да, кстати, тут очень многое делается именно избирательными комиссиями субъекта федерации, территориальными избирательными комиссиями, даже участковыми. Далее. Это, конечно же, соблюдение норм закона. То есть у нас в проекте есть два варианта таких сообщений: это просто сообщение о том, что происходит, и сообщение о нарушениях. Будет сделано точно так же, как у нас было по Государственной Думе, будет перечень этих нарушений, если вы входите в нарушения, то вам идет подсказка, какие могут быть нарушения, вы выбираете и соответственно отправляете нам такое сообщение. Но кроме того, было бы еще очень полезно, на мой взгляд, вам самим определить, что интересно по поводу, скажем, соблюдения норм закона. То есть мы все говорим, что закон должен работать. Приведите примеры, как он работает. Мне кажется, что это не менее важно, чем просто ловить все время за руку тех, кто нарушает закон. Потому что, понимаете, сам подход: как бы сдвигаем, грубо говоря, нашу демократию в сторону, что давайте ловить всех, кто нарушает. Давайте попробуем все-таки как-то смотреть, а что же позитивного получается, что выходит? Какие нормы все-таки реально у нас работают? И это не менее важно, чем поймать нарушителя.

Далее. То что, ну вот я не знаю, по-моему, у нас в нарушениях отсутствует, а мне бы представлялось очень важным: отдельно все время смотреть нарушения прав граждан и нарушения прав общественных объединений. В том числе и на агитацию, допустим, и так далее. Понимаете, потому что все-таки демократия начинается с каждого конкретного человека, а объединение граждан – это первый шаг в сторону каких-то совместных действий. То есть не только смотреть, что у нас говорит закон по поводу нарушений избирательных комиссий или прав кандидата, допустим, но и просто рядовых граждан. Если есть какие-то действительно систематические нарушения или наоборот, закон все-таки реально не регулирует эту область в каких-то аспектах, то я считаю, что нам было бы очень полезно всем вместе что-то по этому поводу предложить центральной избирательной комиссии, а может быть и законодателю в дальнейшем.

Далее. Это просто события в регионе в ходе проведения избирательных кампаний. Здесь я бы тоже хотел обратиться с некоторой просьбой по возможности эти события описывать. Естественно, то, что вы считаете существенным. Но не обязательно сразу привязанное, может быть, к избирательной кампании. Потому что не всегда какое-то значимое событие сразу используется в избирательной кампании, но часто используется. И вот было бы интересно посмотреть, как современные, как любят говорить, технологии ведения выборов используют эти события и какие события используют. И здесь, наверняка, появятся просто дырки в законе. Потому что события придумывают на каждую избирательную кампанию свои. Более того, в этой избирательной кампании, я убежден, в каждом регионе будет какая-то своя особенность. Вряд ли получится так, что во всех регионах все происходит стандартно. И вот было бы очень интересно посмотреть, какие именно события избираются для того, чтобы вести кампанию. Может быть, даже еще раз повторюсь, сначала не очевидно, что это как раз событие, относящееся к избирательной кампании. Но потом, наверняка, сыграет. Так вот поскольку у нас есть возможность более-менее оперативно реагировать, если мы это зафиксировали, то потом сумеем и посмотреть, как же это все сыграло. И соответственно, опять-таки могут быть определенные предложения для законодателя по поводу того, что некоторые события тоже надо регулировать. Или хотя бы регулировать их использование, потому что, по моим представлениям, это напрямую связано с попытками запрета того, что называется грязными технологиями.

Я, перечислил основные приоритеты и теперь еще хочу несколько слов сказать о тех конкретных нарушениях, то, что у нас основная линия проекта – это нарушения закона о выборах. На какие нарушения я бы рекомендовал обращать внимание в первую очередь. Хотя, конечно же, вам в регионах виднее, и если вы считаете, что что-то другое надо описывать, конечно, Бога ради. В первую очередь – это ваш приоритет. Итак, во-первых, мне представляется, вот я уже начал об этом говорить, но обратите внимание на образование избирательных комиссий. Все-таки можно их ругать, можно говорить, что вся эта система должна быть пересмотрена, но у нас уже есть эта система. Она, именно эта система избирательных комиссий, и ведет выборы. Я бы призвал посмотреть, как они образуются, как я говорил, в какие сроки, каков состав, и мне представляется очень интересным, какова практика в назначении в состав избирательной комиссии. По закону, вы знаете, что все должно быть по предложениям фракций Государственной Думы, законодательных собраний субъектов федерации и т.д., как это реально происходит? Допустим, у нас сообщения типа того, что исполнительная власть просто направляет в соответствующие фракции предложения: вот это подпишите, чтобы он был у нас в избирательной комиссии. Пусть это уже практика, уже устоявшееся, мы уже к этому привыкли, но все-таки представляете, если из всех наших регионов пойдет одно и то же, что реально эта норма поменяется вот таким вот способом, наоборот как бы. Это уже основание для того, чтобы обратиться, соответственно, нам или вам, потому что вы тоже можете задать вопросы центральной избирательной комиссии, обратиться в центральную избирательную комиссию или попросить разъяснения. Насколько это соответствует закону? По моим представлениям, не соответствует. В законе четко написано, что делать, если фракция отказывается направить своего представителя. Есть норма. Должна эта норма работать, а работает совершенно другое: взяли, заставили, сформировали и работаем. Но это как пример. Вполне может быть и другое. Ну, например. По, по-моему, это прямо в законе написано: председатель окружной избирательной комиссии должен иметь высшее юридическое образование или ученую степень. А вот все-таки, это же очень существенный момент: он специалист или нет? Давайте попробуем посмотреть: ну хорошо, пусть как правило, давайте посмотрим, а как реально? Законодатель хочет, чтобы это внедрялось в жизнь. А насколько оно внедряется? Мне кажется, что просто информация о том, какие по профессиональному уровню члены комиссии получились, хотя бы окружной комиссии, это было бы очень интересно.

Из зала: - (реплика не слышна).

В. Римский: - Вот господа, смотрите, я как раз и призываю к тому, чтобы никогда не говорить: везде соответствует. Вот и напишите, только не слова, что у нас везде все хорошо, а Вы напишите конкретно: окружная комиссия, вот такой состав, вот территориальная комиссия, там такой-то процент и т.д.. То есть чтобы это были аргументы конкретные, понимаете? Потому что слова о том, что все хорошо лучше не писать, это и так все понятно.

Далее. Списки избирателей. В законе все четко написано, по этому календарному плану: не позднее 5 марта должны быть составлены списки избирателей. Вот это вот тоже очень важная норма, а представлены для ознакомления они не позднее 10 марта, обратите на это внимание. Тут все совершенно четко, нельзя нарушать. Далее. Точно так же, как у нас было на предыдущей избирательной кампании, это сбор подписей. Он начинается со дня регистрации соответствующих инициативных групп и продолжается до 13 февраля до 18:00, это последняя дата представления документов. Соответственно, потом, в течение восьми дней, должно быть решение о регистрации. Вот было бы интересно, во-первых, сроки, а во-вторых, как проходит этот самый сбор подписей. В любом случае, то есть мы уже к этому привыкли, уже рутинная процедура, уже вроде все правильно, но тем не менее как реально это производится? Далее. Агитация. Вы знаете, что агитация разрешена со дня регистрации кандидата и, соответственно, может продолжаться до нуля часов 25 марта по местному времени. Но есть много разных запретов и ограничений. Скажем, по поводу средств массовой информации. То есть агитация разрешена, а в средствах массовой информации еще нельзя ничего публиковать. В периодических печатных изданиях агитация разрешена с 25 февраля по 24 марта, а по телевидению еще меньше – с 3 по 24 марта по рабочим дням. Вот такая норма. Посмотрите еще раз внимательно закон, текст закона тоже есть на нашем сайте, все это написано, то есть очень жесткие нормы по тому, как можно вести агитацию через телевидение и через печатные издания. Вы можете уже начать агитацию, но не по телевидению, вот ждите 3-го марта. Если не ждут – пишите, будем пытаться разобраться, как помочь. Ну и кроме того традиционные запреты на агитацию в расположении воинских частей и т.д. и т.п.. Далее. Очень интересно, на мой взгляд, было бы посмотреть, как реально производятся публикации в средствах массовой информации опросов общественного мнения. Тоже есть нормы, они все сохранились точно так же, как это было: запрет на публикацию этих опросов с 24 по 26 марта включительно, при чем напоминаю, что это не значит, что нельзя проводить опросы, это значит, что нельзя публиковать. При чем написано, к сожалению, там таким образом, что нельзя публиковать в средствах массовой информации. То есть если бы законодатель написал просто: запрещено опубликование результатов, то тогда все, запрещено. Но там есть приписка: опубликование в средствах массовой информации. Так вот было бы очень интересно посмотреть, какие обходные пути –

Из зала: (реплика не слышна)

В. Римский: Можно, в Internet можно. Значит, было бы очень интересно посмотреть, какие реально способы используются и используются ли, может быть, это и не нужно. Зачем, скажем, законодательно регулировать те процессы, которых просто нет? Но те, которые есть, наверное, все-таки как-то надо регулировать. Вот было бы очень интересно, как это делается. Но здесь я еще хочу сразу сказать, уже ближе к итогу, что по моим представлениям кроме буквы закона должен быть еще и дух закона. А дух закона заключается в том, что законодатель все-таки совершенно однозначно хотел в эти дни запретить вообще любое опубликование результатов опросов, поскольку это очень сильно влияет на избирателей. Так что давайте все-таки исходить из того, что не стоит пользоваться такой лазейкой, что можно как-то в обход средств массовой информации это публиковать.

Ну и, наконец, у меня есть такое предложение. Я, правда, не уверен, что это так легко сделать, но мне кажется, что было бы очень интересно попытаться оценить по регионам затраты кандидатов, реальные затраты, на предвыборную агитацию. На самом деле сделать это совсем не сложно, это просто можно хотя бы примерно посмотреть по программе передач и посмотреть в рекламное время, сколько раз тот или другой кандидат появлялся на экране. Хотя бы за какой-то период: за неделю, за два-три дня до выборов или за какой-то более длительный период. Вот такая оценка показала бы, мы все гадаем, есть ли ограничения избирательного фонда, насколько оно превышается и вообще превышается или нет и т.д.. Все, что идет по телевидению, например, четко совершенно оплачивается, так или иначе в законе есть совершенно железная нома, что вся агитация по телевидению должна быть оплачена из избирательного фонда. Значит, сопоставив просто время появления на экране с этим самым фондом, мы получим определенные правила, как реально исходит финансирование этого самого процесса.

Ну и, наконец, я напоминаю, что есть запрет на оплату работ наличными деньгами, что тоже является грубым нарушением, за которое можно вообще снимать кандидата, и призываю это дело по возможности отслеживать. Кроме того, если трудно смотреть полное число появлений кандидатов, можно, допустим, выбрать какое-нибудь средство массовой информации или несколько средств и, в принципе, если вы заинтересуетесь, мы может вам какую-нибудь методику прислать. Очень несложные есть варианты, просто надо число упоминаний указать и разбить их на две категории: упоминания в положительном смысле ив отрицательном. И сопоставив это соотношение по разным кандидатам, вы можете увидеть, насколько эффективно идет избирательная кампания у того или другого кандидата. А это, на самом деле, по исследованиям, которые постоянно проводятся, является одним из самых решающих факторов для избирателей. Даже не конкретно что говорится, а позитив или негатив.

Ну и последнее, что я хочу напомнить, что деятельность избирательных комиссий в соответствии с одним из важнейших требований закона должна проходить гласно. Это означает, что зарегистрированный наблюдатель должен получать всю необходимую информацию. То же самое относится к средствам массовой информации. Любое ограничение, вот не пустили журналиста на заседание избирательной комиссии любого уровня, это грубое нарушение этого принципа. Обязательно должны пускать. Если вы как наблюдатель или ваши знакомые зарегистрированы по этому закону, то есть вас, соответственно, кто-то туда направил, вам тоже не имеют права отказать. Более того, наблюдатель может получать копии протоколов подсчета голосов, копии протоколов заседаний комиссии даже.

Это – возможность контроля деятельности избирательной комиссии, собственно, контроля самого процесса выборов. И я вас призываю, по возможности это делать – получать эти копии и писать нам, что происходит. Избирательные комиссии ведут кампанию, то есть они организуют этот процесс, через них решаются вес вопросы. Как это решается, зафиксировано в протоколах. Чтоб на мне гадать и не говорить, кто хуже, лучше, - вот заверенный протокол. Отлично, так и есть.

И наконец последнее предложение заключается в том, что, по моим представлениям, было бы очень интересно в день голосования более оперативно как-то писать нам о нарушениях и о событиях, которые происходят конкретно в ваших округах. Потому что тогда бы это позволило нам всем вместе провести такой своеобразный мониторинг выборов. И это мониторинг, чем он шире будет развернут, тем более основательны будут его выводы. Спасибо.