конференция / обсуждение доклада

Обсуждение выступления В. Римского


Г. Сатаров: – Спасибо, Владимир Львович, пожалуйста, какие-нибудь вопросы есть?

Из зала: – Вы сказали обратить внимание на право журналистов присутствовать на заседаниях. Дело в том, что в законе не очень отчетливо сказано, более того, если строго смотреть, там ограничено право журналиста участвовать только в тех заседаниях, где рассматривают списки, документы и т.д.. В то же время по закону о печати есть пункт, которые гласит о том, что журналист имеет право присутствовать в любой организации или ее пресс-службе. Вот меня ... в комиссию, я не стал бунтовать, не стал требовать голосования, но мы еще будем говорить об этом не раз. Вот я хотел бы разобраться в этом вопросе.

Из зала: (вопрос не слышен)

В. Римский: – Вот я Вам об этом и говорю. Вот Вы этот конкретный случай опишите, только не вообще, что нас никогда не пускают, вот конкретно такого-то числа было заседание, редакция обратилась – не пустили. И мы зададим вопрос центральной избирательной комиссии, что в этом случае надо делать. Они у нас правоприменители, вот пусть и скажут, и дальше будем реагировать.

Г. Сатаров: – Маленькая реплика. Вы обратите внимание на эту изумительную ситуацию, что избирательные комиссии по собственному выбору ссылаются, когда им нужно, на закон о выборах, а когда им нужно – на закон о СМИ. При этом говоря, что закон о выборах старше и т.д.. Проблема старшинства вообще…

В. Шейнис: – Можно маленькую реплику? Уважаемые коллеги, статья 26, закон о… . Я говорю, что это высший закон:  на всех заседаниях соответствующей избирательной комиссии и комиссии референдума, а также не только на заседаниях, при осуществлении соответствующей избирательной комиссии и комиссии референдума, работы со списками избирателей и т.д., и т.д. вправе присутствовать такие-то лица. Для присутствия на заседании при осуществлении работы с указанными документами не требуется дополнительное разрешение. Соответствующие избирательные комиссии и комиссии референдума обязаны обеспечить оповещение и возможность свободного доступа указанных лиц. И последнее предложение. На заседаниях и при осуществлении работы с указанными избирательными документами, документами вне заседания и при осуществлении работ, то есть вне заседания они что-то делают тоже, документами, связанными с подготовкой проведения референдума, также вправе присутствовать представители средств массовой информации. Во всех заседаниях. И кроме того, предположим, комиссия не проводит заседание, но работает с документами, в особенности в ночь после выборов. Это не заседание, но работа с документами. Совершенно однозначно присутствие представителей средств массовой информации, и аналогичные формулировки есть в законе о Думе и законе о выборах Президента.

Г. Сатаров: – Коллеги, я хочу обратить ваше внимание, нарушения избирательного законодательства начинаются с ограничения прозрачности действий избирательных комиссий. Поэтому Владимир Львович не случайно вас призывал, казалось бы, к вещи абсолютно формальной, никто не призывает к расовой розни, никто никого не поливает грязью, но это фундаментальная основа, когда посягают на права журналистов и права избирателей. Поэтому информация об этом, а это идет на достаточно ранних стадиях избирательной кампании, она для нас крайне важна. Это для нас возможность защищать ваши права, поэтому обратите внимание на эти слова Владимира Львовича. Пожалуйста.

Из зала: – Два слова буквально. Виктор Леонидович сейчас разъяснил, что на всех заседаниях и при работе с любыми избирательными документами избирательной комиссии могут присутствовать представители средств массовой информации. Представители средств массовой информации и журналисты – это одно и то же? Нет. Вот если б там было написано журналисты, тогда смотри закон о средствах массовой информации, кто считается журналистом. Ясно, да? Здесь должны быть представители средств массовой информации. Вы приходите, предъявляете членский билет союза журналистов – вас не пускают. Могут. Вы предъявляете, вот у меня есть международная пресс-карточка, пожалуйста, – могут не пустить. Но надо предъявить совершенно другой документ. Это должен быть документ из редакции зарегистрированного средства массовой информации, нет, не корреспондентское удостоверение, а там должно быть написано…

М. Федотов:  …- Нарушает право предвыборной агитации, статья 40 со значком 8 кодекса РСФСР административных правонарушений. Там ничего не сказано ни про юридическое лицо, там сказано:   главный редактор, иное должностное лицо или журналист. Все. Это первое. Второе:   в дополнение к тому, что я сказал насчет участия представителей средств массовой информации в заседаниях избирательных комиссий. Помимо этого поручения или удостоверения от редакции, что вы являетесь представителем, кроме этого нужно еще обязательно на всякий случай, могут спросить, могут нет, но на всякий случай нужно с собой иметь заверенную копию свидетельства о регистрации средства массовой информации. Потому что избирательная говорит:    а вот в списке средств массовой информации, которые участвую в освещении выборов, вашей газеты нет. Поэтому мы вас не пустим. Вы на это отвечаете:   вот есть свидетельство о регистрации нашего средства массовой информации, наше средство массовой информации реально существует, вот, пожалуйста, заверенная копия свидетельства, а в законе не говорится о том, что тот, кто не помещает платную предвыборную рекламу, он лишается права участвовать в гражданском контроле, наблюдении за выборами, такого ограничения в законе нет.

Из зала: – То есть это требование все-таки незаконно, безусловно, чтобы обязательно был зарегистрирован.

М. Федотов: – Такое требование, да, его в законе нет. Но на всякий случай это лучше иметь. Потому что иначе время-то идет, и вы лишаетесь реальной возможности наблюдения. Потому что вас запускают по большому кругу, вы бегаете, оспариваете решение избирательной комиссии вас не допустить. И последнее:   по этим вопросам, пожалуйста, пользуйтесь веб-сайтом союза журналистов, на него можно выйти прямо с веб-сайта проекта. А кроме того, запишите просто себе www.ruj.ru. Можно на этот сайт посылать вопросы, и мы тут же даем ответы и и вопросы, и ответы помещаем на сайте, там очень много информации.

Сперанская (Нижний Новгород): ...(вопрос не слышен) – …потому что фактически идет зомбирование избирателей за счет этого метода умолчания о других.

В.Римский: …- Есть список кандидатов, да? Но в данном случае все будет на федеральном уровне, поэтому проще, а в дальнейшем, видимо, да, то есть вы видите, что накапливаются плюсы и минусы у каких-то кандидатов, а у какого-то ничего нет. И это само по себе сразу будет его выделять. Правильно, я согласен. То есть это автоматически будет.

Г. Сатаров: – Так, последний вопрос и мы переходим к дискуссии. Пожалуйста.

Из зала: – Не считаете ли вы нужным разделить наблюдения на три части:    утренние, в 10, опрос? Показали вам донышко ящиков перед опечатыванием или нет, да – нет, а дальше не надо сидеть, а уже надо бежать в суды, прокуратуру вызвать, уже написать требование об отстранении председательства вот этого, то есть заниматься этим делом до конца. Только этим заниматься. Донышко не показал – все, выборы не действительны. В средине дня и т.д.. За четыре часа.. То есть я хочу сказать:   мы же смотрим, как действуют в Чечне. Есть слабое место – туда надо наваливаться и добиваться результата. А чего ж сидеть?

В. Римский: – Мое мнение – да, надо именно так и поступать. Только вот понимаете, здесь есть еще один аспект в наблюдении за выборами – то, чего мы просто не касаемся – это использование собственного наблюдения для ведения кампании. При чем именно в день голосования. То, что Вы сказали, очень опасно вот каким образом:   Вам специально показывают нарушение, которое, в принципе, нарушение, но практика такова, что Вы тут ничего не добьетесь, Вы тратите силы, время, как раз в некий момент выбираются 30 секунд, когда никого нет, и все делается как надо. Не попадайтесь на это. Но, в принципе, Вы совершенно правильно сказали, я именно так и считаю, что нужно даже не в 10 часов, а где-то за 15 минут до 8 придти и посмотреть, как это происходит. Потому что, понимаете, норма закона, она жесткая:   ровно в 8, в 7:59 нельзя и в 8:01 нельзя, ровно в 8:00. Норма закона – именно к этому надо приучать. Соответственно и дальше то же самое. Лучше, конечно, тогда наблюдать вдвоем. То есть Вы начали заниматься неким делом, но видите, что перспектив нет. Хорошо, хотя бы опишите его, возьмите заявление, возьмите какие-то подписи свидетелей. И остановитесь, смотрите дальше, потому что вполне может быть так, что Вас просто ловят.

Г. Сатаров: – Спасибо, Владимир Львович, спасибо, коллеги.