аналитика / Центр политических технологий

Результаты президентских выборов

(региональный аспект)


I. Общий итог
II. География голосования за основных кандидатов:
    1. Владимир Путин
    2. Геннадий Зюганов

   3. Прочие кандидаты:
         Г.Явлинский
            Левый и правый губернаторы
            Закат Жириновского
III. Уроки выборов: предварительные выводы
I–. Перспективы развития российского политического режима
    1. К "двухпартийной системе"?
    2. Новые границы между центром и регионами
    3. Конец олигархии?

3. Прочие кандидаты

Г.Явлинский

Лидер "Яблока" получил меньше голосов в сравнении как с парламентскими выборами 1999 г. (на 0.1 пункта), так и с президентскими выборами 1996 г. (потеряны 1.5 пункта). Как обычно, наибольшего успеха он добился в столичных регионах. Москва, где чувствовалось отторжение В.Путина, отдала ему основную часть голосов либерального электората (отсюда 18.6%). Выделились Санкт-Петербург и Московская область, где Г.Явлинский получил более 10% голосов. Следует заметить, что в этих трех регионах он собрал почти полтора миллиона, или 35% всех своих голосов.

На остальной части России также проявились прежние тенденции. Во-первых, за Г.Явлинского неплохо голосовали в северных районах. Во-вторых, подтвердилась отмеченная на парламентских выборах тенденция сохранения и даже усиления позиций Г.Явлинского на Востоке страны. Лидер "Яблока" собрал 7-9% голосов в:

Прирост процента голосов в сравнении с декабрем произошел только в 17 регионах. Значимым его можно назвать лишь в Москве (девять пунктов) и Московской области (два пункта). В сравнении с выборами 1996 г. можно также говорить о существенной прибавке в Свердловской области и Ямало-Ненецком АО. На остальной территории страны наблюдаются потери или в лучшем случае стагнация. Причем негативные тенденции оказываются характерны для тех регионов, где популярность Г.Явлинского была наиболее высокой – Санкт-Петербурга, Северного района, Нижегородской области и др.

Левый и правый губернаторы

Участие губернаторов оказало свое влияние на результаты выборов. Более успешным стало выступление А.Тулеева. По крайней мере, в Кемеровской области он сумел набрать 51.6% голосов, подтвердив свою высокую популярность среди жителей Кузбасса. Однако налицо локализация электорального влияния А.Тулеева, спад интереса к его фигуре в других регионах. В этой связи можно вспомнить, что на президентских выборах 1991 г. его результат был выше и не столь резко колебался по стране. Теперь география голосования за А.Тулеева практически целиком определялась территориальными и национальными факторами: он получил более 5% голосов в Республике Алтай, Хакасии и Новосибирской области, неплохо выступил в ряде сибирских республик и автономных округов, Томской области. Но амбициозные планы занять третье место или как минимум существенно потеснить Г.Зюганова в Сибири так и остались нереализованными. Разве что в Кузбассе А.Тулеев, по нашей оценке, отобрал у Г.Зюганова порядка 300 тыс. голосов.

Результат К.Титова оказался и вовсе плачевным. Голосование за него опять-таки определялось территориальными, а не идеологическими факторами. Поэтому все претензии на роль лидера правых оказались безнадежными. Даже в родной Самарской области К.Титова набрал лишь 20% голосов, куда меньше, чем у харизматика А.Тулеева в Кузбассе. На втором месте с огромным разрывом оказалась соседняя Ульяновская область, где имеется историческая ориентация на Самару (3.4%). Дальше идут соседние Оренбургская и Саратовская области, но результат в этих регионах не превысил и 2%.

Не оправдались надежды К.Титова на многочисленные поездки по стране. Самарский губернатор, можно сказать, объехал всю страну, опередив по числу визитов и В.Путина, и Г.Зюганова. Однако провинциальный электорат не ответил ему взаимностью, что объяснялось полным отсутствием административной поддержки (губернаторы даже уклонялись от встречи от своим коллегой) и невосприятием регионального руководителя в качестве национального лидера.

Закат Жириновского

Для В.Жириновского выборы также закончились полным провалом, хотя и он пытался на завершающем этапе кампании отработать обширную программу в регионах. Он потерял 3.3 пункта в сравнении с декабрем и три пункта в сравнении с 1996 г., что опустило его на пятое место. КПРФ и "Единство" в несколько приемов уничтожили его электоральную базу, созданную в "победном" 1993 г. В результате лишь Дальний Восток сохранил более или менее заметный электорат В.Жириновского. Только на Дальнем Востоке и в Забайкалье лидер ЛДПР получил более 5% голосов (максимум – Камчатка, Амурская область, Приморье). В списке регионов с относительно высокой популярностью В.Жириновского, как и прежде, преобладают северные и восточные территории. Однако уровень этой популярности уже столь низок, что говорить о каких-либо тенденциях представляется бессмысленным. Причем, как отмечалось выше, если в декабре распад электората В.Жириновского помог укрепить электорат "Единства", то в марте за счет протестной части бывшего электората ЛДПР добрал свой электорат Г.Зюганов.

I. Общий итог
II. География голосования за основных кандидатов:
    1. Владимир Путин
    2. Геннадий Зюганов

   3. Прочие кандидаты:
         Г.Явлинский
            Левый и правый губернаторы
            Закат Жириновского
III. Уроки выборов: предварительные выводы
I–. Перспективы развития российского политического режима
    1. К "двухпартийной системе"?
    2. Новые границы между центром и регионами
    3. Конец олигархии?

III. Уроки выборов: предварительные выводы

1. Победа В.Путина в первом туре была достигнута действиями небольшой группы региональных лидеров, использовавших свои административные ресурсы для "обеспечения" максимально достижимого результата. Прежде всего это – Татарстан, Башкирия, Дагестан, Ингушетия, Северная Осетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия и Мордовия. Свою очевидную лепту внесли руководители Саратовской и Орловской областей. Все перечисленные регионы, за исключением Карачаево-Черкесии и Северной Осетии, составили группу регионов с самыми высокими показателями явки, которая превысила 75%, а в Ингушетии достигла 92.8%. Из этого списка странным образом, несмотря на С.Шойгу, выпала расположенная в Сибири Тува. В указанных регионах (кроме Тувы, разумеется) В.Путин собрал пять миллионов голосов. Для сравнения на выборах 1996 г. в первом туре Б.Ельцин и А.Лебедь получили здесь 3.5 миллиона голосов, т.е. на полтора миллиона меньше (разница дает В.Путину 2.2 дополнительных пункта).

2. В.Путин не сумел решить проблему прокоммунистического протестного электората, который в основной своей массе не воспринял его как "своего". Более того, во многих регионах России левый электорат увеличился в сравнении с прошлыми выборами. В результате раскол между коммунистической и некоммунистической политическими культурами на этих выборах воспроизвелся, что накладывает некоторое ограничения на претензии В.Путина на роль общенационального лидера. Тенденции в ряде регионов показывают, что как левая, так и "демократическая" оппозиция имеют возможности для укрепления своих позиций, особенно – в Сибири, на Дальнем Востоке, в некоторых промышленных центрах Европейской части России (типа Нижнего Новгорода) и Урала (типа Челябинска).

3. Наиболее надежную базу поддержки В.Путина сегодня составляют регионы Севера, Северо-Запада и Калининградская область. Кроме того, от Б.Ельцина В.Путин частично унаследовал поддержку в регионах промышленного Урала. В то же время на остальной территории России, включая активно поддерживавшие Б.Ельцина Москву, Московскую область, ряд сибирских и дальневосточных регионов, нельзя говорить об устойчивой и гарантированной популярности В.Путина. На результатах выборов безусловно отразилось прошлогоднее противостояние Кремля и столичных властей. Несмотря на то, что В.Путин "отработал" Москву в последний день агитации и получил публичную поддержку Ю.Лужкова, и несмотря на то, что и.о. президента дважды выезжал в Подмосковье и был поддержан Б.Громовым, переломить уже сложившиеся тенденции до конца ему не удалось. В итоге ни в Москве, ни в Подмосковье В.Путин не набрал 50% голосов, здесь отмечались высокие показатели голосования за Г.Явлинского и "против всех", произошел рост популярности Г.Зюганова.

4. География голосования за "партию власти" и левую оппозицию в целом осталась прежней. Однако отмечаются и новые тенденции, заметные на уровне долгосрочных траекторий электорального развития регионов. Их можно определить как снижение влияния левых сил на аграрном Юге России и в национальных республиках и, наоборот, повышение в промышленных регионах Урала, Сибири и Дальнего Востока. Как результат происходит снижение межрегиональных различий.

5. Продолжается "размывание" "красного пояса" на Юге России, которое отмечается как долгосрочная тенденция, идущая с 1996 г. Эта тенденция объясняется ростом конформизма на селе и в малых городах, которые считались оплотом КПРФ. На президентских выборах эта тенденция была усилена нейтралитетом "красных" губернаторов и даже косвенной поддержкой ими В.Путина (это привело к дополнительной потере голосов Г.Зюгановым), а также "чеченским фактором", который способствовал росту популярности и.о. президента на Юге России.

6. С другой стороны отмечаются всплески прокоммунистического голосования в индустриальных регионах, прежде всего – на Востоке страны. Здесь левые силы успешно перехватили ту часть протестного электората, которая ранее поддерживала В.Жириновского. На Востоке страны неожиданно появился "новый красный пояс", включивший помимо традиционно "красных" регионов ряд ключевых территорий Сибири и Дальнего Востока. КПРФ в свою очередь в большей степени стала отвечать образу "пролетарской" партии.

7. Выборы показали, что шансы на успех во всероссийском масштабе имеют только политики федерального масштаба. Участие губернаторов в выборах оказалось бесполезным, поскольку никто из них не был воспринят в качестве национального лидера.

I. Общий итог
II. География голосования за основных кандидатов:
    1. Владимир Путин
    2. Геннадий Зюганов

   3. Прочие кандидаты:
         Г.Явлинский
            Левый и правый губернаторы
            Закат Жириновского
III. Уроки выборов: предварительные выводы
I–. Перспективы развития российского политического режима
    1. К "двухпартийной системе"?
    2. Новые границы между центром и регионами
    3. Конец олигархии?

I–. Перспективы развития российского политического режима

1. К "двухпартийной системе"?

Казалось бы, на президентских выборах в полной мере проявился глубокий кризис всевозможных "третьих сил", которые либо не смогли даже выставить своих кандидатов (как ОВР и СПС, вместе набравших более 20% на парламентских выборах), либо потерпели электоральную неудачу (как Явлинский и Жириновский). Однако "партия власти" и КПРФ, которые в полной мере воспользовались этим кризисом в ситуации досрочных президентских выборов, вряд ли смогут создать "на руинах" старой партийной системы полноценную "вестминстерскую модель" двухпартийной демократии.

Правда, на переходе к "постельцинской эпохе" становится заметной конвергенция двух основных политических лагерей современной России, причем этот процесс – "улица с двусторонним движением". Об этом свидетельствует не только общая тенденция к смягчению различий между региональными моделями голосования, но и изменения в самих "больших партиях".

"Партия власти" становится более "патриотичной" (благодаря "чеченской закваске" своей новой легитимности), более прагматичной, готовой опираться на или сотрудничать со всеми реальными политическими актерами, не исключая и "розовых" губернаторов (даже таких, мягко говоря, неоднозначных как "батька" Кондратенко). Уходит в прошлое лобовой антикоммунизм; характерно, что "антизюгановской" кампания Путина была в основном в элитном пространстве (например, в переговорах Кремля с губернаторами), а не в публичной политике. Либеральной риторики также стало заметно меньше (что не исключает принятия "ультралиберальной" экономической платформы нового кабинета). "Табу" на открытое партнерство с КПРФ было снято договором "Единства" и коммунистов в Государственной думе. В электоральной базе нового президента также присутствует "периферия" левого электората, которая раньше примыкала к КПРФ или их союзникам.

Компартия становится более умеренной. Тема "борьбы с антинародным режимом" в кампании Зюганова оставалась практически по инерции, уступая главную роль обычному популизму (типа обещания "добыть деньги" и раздать их в виде резко повысившихся зарплат). Кроме того, завоевав нового избирателя (преимущественно за Уралом), КПРФ подтвердила, что она действительно становится партией, умеющей работать в демократической среде – без административного ресурса, не только на "ностальгии", но на факторах известности, оппозиционности, наличия "мессиджа" и т.п. Вопреки некоторым поспешным комментариям, кандидат Зюганов может рассматривать итоги выборов как свою победу и как укрепление своей лидерской роли в КПРФ. От него можно теперь ожидать педалирования темы КПРФ – единственная оппозиция режиму. Разумеется, все сказанное выше не отменяет "вечных" проблем Компартии – ее "раздвоенности" между радикализмом и умеренностью, "старостью", слабым обновлением ядерного электората, неспособностью резко расшириться за границы "коммунистического гетто".

Подобная конвергенция двух основных электоральных лагерей облегчила задачу губернаторам: им было гораздо легче "обрабатывать" своего избирателя на поддержку "государственника" и "патриота" Путина, чем "демократа" и "разрушителя" Ельцина. Возможно, легкость многих перетоков электората объяснялась именно таким фактором "конвергенции". Вместе с тем, при снижении "градуса" противостояния между этими лагерями, остается в силе главный (и, похоже, непроходимый) психологический барьер между ними – ориентация на "путь вперед", т.е., в общем положительное отношение к реформам, или "путь вспять", т.е., отторжение реформ.

Линейного развития ситуации в сторону двухпартийной системы все же ждать не приходится. Этому мешает целый ряд объективных и субъективных факторов:,

  1. Неготовность отдать власть коммунистам. Ясно, что шаги навстречу Компартии делались (и будут делаться) Кремлем лишь потому, что Компартия утратила способность нанести "партии власти" чувствительное поражение (на выборах, в Думе, в региональных элитах). Следовательно, о возможности чередования у власти двух партий (главного свойства "вестминстерской модели") в России речи быть не может. Намеченная первыми месяцами 2000 года тенденция может скорее привести к формированию доминантной партии власти (скорее всего виртуальной, лишенной реальной партийной вертикали и "внутрипартийной демократии"), при которой будет "большая оппозиция" в виде КПРФ и "малая оппозиция" в виде нескольких малых партий. Перспективы дальнейшего развития этой системы в двухпартийную или многопартийную на сегодняшний день не поддаются рациональной оценке, но ясно, что рыхлая доминантная партия либо будет весьма нестабильной, либо пойдет по пути превращения в полуавторитарную структуру.
  2. База электоральной поддержки Путина на сегодняшний день не имеет "организующего стержня". По сути своей она подобна Magna Charta – "Великой хартии вольностей", т.е. элитному договору верховного правителя с региональными баронами. Многие губернаторы убедительно продемонстрировали центру, что именно они владеют мобилизационным электоральным ресурсом. В межвыборный период центр может себе позволить игнорировать этот фактор, но к следующим федеральным кампаниям потребуется новый элитный договор, параметры которого будут определяться состоянием отношений "центр-регионы" на тот момент. "Партийной составляющей" в этих отношениях на сегодняшний день не существует.
  3. Отсутствие в кампании Путина партийной составляющей – один из самых заметных парадоксов. Президентская кампания с "запланированной победой" могла бы стать мощным катализатором партийного строительства "Единства" (тем более, что новых "мобилизационных поводов" для "Единства" в обозримом будущем не видно) – однако, "партийный ресурс" не был востребован президентским штабом. После выборов более вероятным представляется, что строительство "партии власти" пойдет по традиционной схеме – через губернаторские клиентелы, что резко снизит эффективность "Единства" как инструмента влияния и контроля президентской команды над региональными элитами.
  4. Еще один объективный ограничитель для "партии власти" можно сформулировать в виде поговорки "свято место пусто не бывает". Система пропорциональных выборов в парламент объективно создает ниши для нескольких партий. Заявление Г.Явлинского от 4 апреля о "демократической коалиции" – только первая заявка на переструктурирование "либерального сегмента" политического спектра. Объективно существует и идейная ниша для "некоммунистического протеста", из которой почти изгнан Жириновский, но в случае "пробуксовок" социально-экономического курса на нее могут появиться новые претенденты. Оговоримся, что параметры переформирования партийной системы на сегодня также весьма неопределенны, но этот процесс неизбежно развернется с приближением следующих парламентских выборов, и новые (или реформированные старые) партийные образования вступят в конкуренцию за голоса избирателей и с "партией власти", и с КПРФ.

Обозначенные выше объективные проблемы не отменяют важности электоральной победы "партии власти". Эта победа дает ей уникальный шанс на закрепление своего преимущества, создание новой системы "обратной связи" между властью и обществом. Однако этот "кредит доверия" власти еще предстоит отработать эффективной политикой.

I. Общий итог
II. География голосования за основных кандидатов:
    1. Владимир Путин
    2. Геннадий Зюганов

   3. Прочие кандидаты:
         Г.Явлинский
            Левый и правый губернаторы
            Закат Жириновского
III. Уроки выборов: предварительные выводы
I–. Перспективы развития российского политического режима
    1. К "двухпартийной системе"?
    2. Новые границы между центром и регионами
    3. Конец олигархии?

2. Новые границы между центром и регионами

Отдельно следует остановиться на вопросе об отношениях между федеральной "партией власти" и региональными элитами. Послевыборная расстановка сил в региональной элите серьезно отличается о той, которая складывалась на протяжении 1998-99 гг. На сегодняшний момент потеряло смысл деление губернаторов на "фракции" времен мучительного процесса поиска "партией власти" ельцинского "преемника". На момент выборов сложилась ситуация единства губернаторских "партий власти" всех цветов и оттенков.

Высокая легитимность нового президента позволяет ему всерьез взяться за наболевшие проблемы, в том числе и в сфере отношений с региональными лидерами. Заявленные В.Путиным позиции – создание "системы контроля и оказания влияния" на региональную власть, включая отмену "неоправданных" (а на самом деле – унаследованных от Б.Ельцина) льгот отдельным регионам и законодательный механизм отстранения избранных губернаторов от власти. Кроме того, можно ожидать таких мер по укреплению "вертикали власти" как усиление региональных агентств федеральных ведомств (в том числе – "силовых структур", налоговых органов и т.п.), более активное использование судебной власти, более жесткий торг за бюджетные ресурсы и т.п. В то же время вряд ли можно ожидать радикальных реформ, таких как отмена института выборности губернатора (да и других идей, озвученных в "Открытом письме" трех губернаторов) или "тотального наступления" Кремля на власть региональных начальников.

Очевидно, что в обмен на свою поддержку на выборах губернаторы ожидают некоторых ответных шагов. Например, они ждут, что президент поддержит их стремление снять ограничения на количество переизбраний, согласует с ними кандидатуру нового генерального прокурора, не будет принимать слишком резких решений в области межбюджетных отношений и фискальной политики, окажет поддержку действующим губернаторам на предстоящих губернаторских выборах и т.п. Судя по "обратному ходу" с выдвижением кандидатуры Матвиенко против Яковлева на выборах в Петербурге, президент, похоже, уже начинает "возвращать долги".

Из этого следует, что скорее всего нас ждет не тотальный слом всей системы отношений центра и регионов, а проведение новых границ, правда с приращением реальных властных полномочий у центра и более осторожным поведением большинства губернаторов.

Вполне возможно, что старые противоречия между центром и регионами восстановятся и при новой системе отношений, и общественно-политические движения с "губернаторской составляющей" в какой-то форме будут востребованы к следующим выборам.

В частности, линия на ужесточение финансовой политики центра в отношении регионов неизбежно вызовет противодействие, в первую очередь – регионов-доноров. Поэтому снова возникнет потребность в губернаторском лобби, отстаивающем интересы региональных элит перед лицом нового "наступления" центра. Не исключено, что это восстановит систему горизонтальных связей между губернаторами, которые в 1999г. инициировали создание "Всей России", но не в форме движения, претендующего на власть в стране, а в форме полуформального лобби защиты интересов "особых" регионов – доноров и национальных республик. Тем более что отношения центра и Ю.Лужкова остаются прохладными, да и лояльность президентов республик имеет свои ограничители. В случае падения популярности В.Путина "партия власти" крупных регионов потенциально может стать ядром кристаллизации "новой оппозиции", представляющей недовольные президентом и правительством элитные группы.

Таким образом, в отношениях между свежеиспеченным президентом и региональными элитами возникает новая неоднозначная ситуация. Сложившийся в ходе кампании консенсус хрупок, поскольку во многом базируется на ожиданиях губернаторами "взаимности" в обмен на поддержку. Но логика развития экономической ситуации, в частности проблемы внешнего долга и общегосударственных программ развития объективно подталкивают центр к ужесточению контроля за деятельностью региональных лидеров. Поэтому можно ожидать, что трения между центром и регионами, особенно – крупными республиками и донорами федерального бюджета будут усиливаться.

Президент стоит перед нелегким выбором сбалансированной политической стратегии, в равной мере учитывающей и федеральные, и региональные интересы. В противном случае он легко может перейти к одинаково бесперспективным технологиям "закручивания гаек" или, наоборот, бесконечной и бесполезной политической игры с регионами, которую мы уже "проходили" при Б.Ельцине.

I. Общий итог
II. География голосования за основных кандидатов:
    1. Владимир Путин
    2. Геннадий Зюганов

   3. Прочие кандидаты:
         Г.Явлинский
            Левый и правый губернаторы
            Закат Жириновского
III. Уроки выборов: предварительные выводы
I–. Перспективы развития российского политического режима
    1. К "двухпартийной системе"?
    2. Новые границы между центром и регионами
    3. Конец олигархии?

3. Конец олигархии?

Если роль губернаторов в победе на выборах очевидна, то т.н. "олигархам" практически ничего не удалось сделать для создания "новых зависимостей" власти от крупного бизнеса. В этом выборы 2000г. резко отличаются от предыдущих. Следовательно, у президента не появилось новых факторов, которые затруднили бы ему освобождение от ельцинского кадрового наследия и утверждение принципа "универсализма" в отношениях с большим бизнесом.

Общие принципы этих отношений Путиным уже заявлены: крупный бизнес должен жить по единым для всех правилам и что не должно быть компаний, имеющих какие-то привилегированные отношения с государством. В соответствие с этим по отношению к крупнейшим кампаниям, известным своей политической активностью, - Газпрому, РАО ЕЭС, ЛУКойлу и др. – будет продолжаться политика активного сдерживания. В.Путина явно не устраивают высшие менеджеры, которые открыто вмешиваются в политику и пытаются влиять на государство: он готов иметь дело с управляющим РАО ЕЭС А.Чубайсом, но не с А.Чубайсом – лидером правых сил, ведущим свою политическую игру.

Очевидно, будет продолжаться и снижение влияния т.н. "семьи". Это не означает, что нас ждут показательные "развенчания" и "разрывы". Отдельные элементы этого элитного клана вполне могут сохраниться в путинской системе власти, но на определенных условиях. Укажем на поведение А.Волошина, который стремится подтвердить свою лояльность новому президенту и диверсифицирует свои "олигархические пристрастия", и на Романа Абрамовича, который активен в экономической сфере, но не проявляет явных политических амбиций.

Более проблематична судьба наиболее "громкого" олигарха – Б.Березовского. Владислав Сурков уже дал понять, что "скандальные" олигархи не будут допущены к формированию правительства, более того, не исключены определенные действия, направленные против них.

В настоящее время оба "медиа-магната", Б.Березовский и В.Гусинский стремится сделать мишенью для атаки со стороны Путина своего конкурента (с этим намерением, в частности, была связана серия материалов против "Медиа-Моста" и Явлинского на ОРТ накануне выборов). Однако не исключено, что одновременно начатое наступление заставит олигархов-конкурентов договориться - как в 1997 году (против Чубайса) и в 1999 году (против Примакова) на основе лозунга защиты свободы слова и печати.

Поэтому, скорее всего, Путин предпочтет начать атаку на одного из олигархов при поддержке другого. Пока, судя по всему, выбор, от которого может зависеть дальнейшее изменение соотношения сил между группами влияния, еще не сделан. Однако, видимо, он будет сделан достаточно скоро - так, на май намечен конкурс на право вещания на первой "кнопке", а госбанки в любой момент могут усилить давление на "Медиа-Мост" как на своего крупного должника.

Благожелательное в целом отношение групп влияния к Путину может уменьшиться при любом ослаблении центральной власти - из-за возможных экономических неудач или по другим причинам. Проблемы могут возникнуть и в случае, когда президенту придется принимать решения, ущемляющие интересы отдельных групп влияния. Все это уже имело место при президенте Ельцине, также пользовавшемся широкой поддержкой со стороны элитных групп после августа 1991 года, а к концу второго срока своего президентства такую поддержку практически растерявшем.

I. Общий итог
II. География голосования за основных кандидатов:
    1. Владимир Путин
    2. Геннадий Зюганов

   3. Прочие кандидаты:
         Г.Явлинский
            Левый и правый губернаторы
            Закат Жириновского
III. Уроки выборов: предварительные выводы
I–. Перспективы развития российского политического режима
    1. К "двухпартийной системе"?
    2. Новые границы между центром и регионами
    3. Конец олигархии?