аналитика / Центр политических технологий

Результаты президентских выборов

(региональный аспект)


I. Общий итог
II. География голосования за основных кандидатов:
    1. Владимир Путин
    2. Геннадий Зюганов

   3. Прочие кандидаты:
         Г.Явлинский
            Левый и правый губернаторы
            Закат Жириновского
III. Уроки выборов: предварительные выводы
I–. Перспективы развития российского политического режима
    1. К "двухпартийной системе"?
    2. Новые границы между центром и регионами
    3. Конец олигархии?

I. Общий итог

Президентские выборы 2000 г. воспринимались многими экспертами как начало нового электорального цикла, уже не связанного с ельцинской эпохой. "Смена эпох" была начата парламентскими выборами 1999 г., которые проходили на фоне борьбы за правопреемство ельцинского режима. Поэтому предполагалось, что президентские выборы продемонстрируют новые электоральные тенденции и электоральную географию соответствующую новым реалиям.

Но в итоге выборы прошли по сценарию, во многом напоминающему характерную для прошлых кампаний биполярность. Участие в выборах лидера КПРФ Г.Зюганова, путинский статус ельцинского преемника, "разгром" альтернативной партии власти в лице ОВР и продолжающийся спад популярности традиционных аутсайдеров президентской гонки – Г.Явлинского и В.Жириновского – сделали выборы еще более биполярными, чем в 1996г.

Кампания разворачивалась по биполярной однотуровой схеме, когда избиратели делали выбор между двумя кандидатами, не обращая внимания на остальных. В отличие от 1996г. "партия власти" сумела уже в первом туре консолидировать абсолютное большинство некоммунистического электората. Отсюда большой разрыв в голосах, полученных В.Путиным и оставшимся в своих традиционных рамках Г.Зюгановым.

Итак, президентская кампания оказалась биполярной при явном доминировании полюса "партии власти" по стране в целом и в большинстве регионов. Два лидера получили более 80% голосов, оставив на долю остальных девяти кандидатов сущие крохи. В сравнении с парламентскими выборами выросла и явка избирателей – на 7.2 пункта. Это произошло, несмотря на прогнозировавшийся спад явки в связи с безальтернативностью выборов. Тем не менее, избиратели продемонстрировали, что президентские выборы по-прежнему воспринимаются ими как более значимое, "судьбоносное" событие в сравнении с выборами в Госдуму, отсюда и достаточно высокая явка, которая, правда (и это тоже закономерно), оказалась ниже, чем в 1996 г.

Важно отметить, что в сравнении с декабрьскими выборами и "партия власти", и левая оппозиция сумели расширить свою электоральную базу, мобилизовав лояльный и протестный электорат в свою поддержку.

Так, электорат "партий власти" ("Единство", ОВР и НДР), который, очевидно, проголосовал за В.Путина (за исключением части избирателей ОВР в Москве и области), в декабре был почти на 15 пунктов меньше, чем электорат В.Путина в марте. Прирост голосов "партии власти" был обеспечен за счет трех примерно равных категорий избирателей – "новых" избирателей, не голосовавших на прошлых выборах, либеральных избирателей (в основном – СПС) и "болота", голосовавшего за различные мелкие избирательные блоки (типа "Женщин России", Партии пенсионеров и т.п.).

ТАБЛИЦА 1. Партийная поддержка основных кандидатов в президенты (по итогам парламентских выборов 19 декабря 1999г.

партия/блок % по списку результат 26 марта
Партийная база В.Путина > 50% 52.94%
"Единство" 23.32  
Союз правых сил 8.52  
"Отечество – Вся Россия" 13.33  
Наш дом " Россия 1.19  
Женщины России 2.04  
Партия пенсионеров 1.95  
Партийная база Г. Зюганова > 28% 29.21%
Компартия РФ 24.29  
РКРП (Тюлькин) 2.22  
Прочие (Анпилов, ДПА, Дух.Наслед., Умалатова) 1.7  
"Яблоко" и Г.Явлинский 5.93 5.80
"Блок Жириновского" и В.Жириновский 5.98 2.70

Левый электорат в сравнении с выборами 1999 г. также немного вырос. Один только Г.Зюганов прибавил 1.2 пункта в сравнении с суммарным голосованием за левых в декабре и почти пять пунктов в сравнении с голосованием за КПРФ. А если считать еще и 3 пункта голосов за А.Тулеева, то получается, что левый электорат даже немного вырос в сравнении с первым туром 1996 г. Прирост числа левых избирателей произошел прежде всего за счет окончательного разгрома национально-патриотического электората (начатого "Единством" в декабре), который после президентских выборов исчез "как класс". Также значительная часть голосов была получена за счет повышения явки, которое, как показывает анализ на уровне регионов, пошло на пользу не только В.Путину, всколыхнув и протестный электорат.

Таким образом, президентские выборы опровергли мнение о развале левого электората, спаде популярности Г.Зюганова и "путинизации" всех российских избирателей вне зависимости от их идеологических ориентаций. В.Путин, очевидно, не сумел привлечь избирателей на левом поле, хотя эффективно сыграл роль абсолютного лидера некоммунистической части политического спектра.

Прочие кандидаты, напротив, понесли серьезные потери и не сумели собрать значимое число голосов. Чуть более устойчивым оказался электорат Г.Явлинского (5.8%), но и его результат выглядит неутешительным. Тем более провальным оказалось выступление А.Тулеева, который рассчитывал отнять у Г.Зюганова значительную часть его электората в Сибири и в некоторых республиках (3%), полностью потерявшегося В.Жириновского (2.7%), не отличившегося даже в Самарской области К.Титова (1.5%) и пр.

I. Общий итог
II. География голосования за основных кандидатов:
    1. Владимир Путин
    2. Геннадий Зюганов

   3. Прочие кандидаты:
         Г.Явлинский
            Левый и правый губернаторы
            Закат Жириновского
III. Уроки выборов: предварительные выводы
I–. Перспективы развития российского политического режима
    1. К "двухпартийной системе"?
    2. Новые границы между центром и регионами
    3. Конец олигархии?

II. География голосования за основных кандидатов

1. Владимир Путин

Президентские выборы стали большим успехом "партии власти", которая консолидировала сразу несколько групп избирателей:

Как уже говорилось, в сравнении с выборами 1999 г. "партия власти" нарастила 14.9 пунктов. В то же время в сравнении на выборах 1996 г. в первом туре Б.Ельцин и А.Лебедь, электоральные ниши которых сейчас занял В.Путин, получили лишь на 3 пункта меньше, чем нынешний президент. Поэтому речи о масштабном расширении лояльного электората не идет. Можно говорить только об его эффективной мобилизации под кандидатуру В.Путина за счет имиджевых находок (в первую очередь – "патриотического имиджа"), лидерского эффекта и массированной поддержки региональных элит.

Карта голосования за партию власти

На региональном уровне произошли довольно существенные и интересные сдвиги. География голосования за В.Путина лишь отчасти повторяет "обычную" географию голосования за "партию власти", а во многом с ней расходится.

Наиболее активным голосованием за В.Путина отличились национальные республики с "контролируемым" голосованием, что является повторением хорошо известных тенденций (НДР в 1995 г., Б.Ельцин в 1996 г., ОВР в 1999 г.). В.Путину удалось привлечь на свою сторону руководителей республик, в т.ч. самых крупных – Татарстана, Башкирии и Дагестана, которые сложили голоса в его "копилку". Причем следует заметить, что результат был достигнут не в ельцинском стиле односторонних уступок и "торговли" суверенитетом, а иными способами. В ситуации, когда победа В.Путина стала неизбежной, президенты республик не могли не поддержать вероятного победителя. Но в отличие от ситуации 1996 г. они рассчитывали не на новые уступки со стороны центра, а на то, что предполагаемое наступление "государственника" В.Путина на их права не перейдет некие рамки, и сторонам удастся договориться. Свою роль сыграли и предвыборные поездки В.Путина в Татарстан и Башкирию, совершенные на последней неделе перед голосованием.

Наибольшими показателями голосования за В.Путина отличилась Ингушетия (85.4%), которая в декабре столь же активно голосовала за ОВР. На втором месте оказался Дагестан (80%), на третьем – Кабардино-Балкария (74.7%). Практически все республики с "контролируемым" голосованием присутствуют в списке регионов с наиболее высокими показателями голосования за В.Путина. Среди них самые крупные республики – Татарстан (68.6%) и Башкирия (60.3%), а также Тува и Мордовия. Высокую степень лояльности на этот раз продемонстрировала и обычно "красная" Северная Осетия.

По сути именно предопределенное позицией местных властей голосование в национальных республиках позволило В.Путину одержать победу в первом туре. Достаточно сказать, что Татарстан, Башкирия и Дагестан дали ему три миллиона голосов, что составило более 4% от числа проголосовавших. Другими словами, если бы эти три республики продемонстрировали свою оппозиционность, то победы в первом туре могло и не быть. Поэтому руководители республик имеют свои основания полагать, что свежеиспеченный президент не станет покушаться на их суверенитет. Собственно, ради этой цели они и работали над результатом.

На остальной территории России выделились в основном те регионы, которые всегда поддерживали "партию власти". Свою роль сыграло питерское происхождение В.Путина. Поэтому Санкт-Петербург и регионы, находящиеся под его влиянием, особенно охотно голосовали за и.о. президента. Кроме того, в городе на Неве в поддержку В.Путина активно работал губернатор В.Яковлев, крайне заинтересованный в поддержке центра на предстоящих 14 мая губернаторских выборах. В родном городе прошло выдвижение В.Путина, после которого он еще два раза посещал Петербург. Впрочем, и ранее все эти территории демонстрировали высокую степень лояльности, поэтому говорить о каких-то мощных сдвигах не приходится.

В.Путин набрал более 60% голосов в Санкт-Петербурге, Ленинградской области (единственная "русская" область, которая дала В.Путину более двух третей голосов), Новгородской, Псковской, Вологодской, Мурманской, Калининградской областях и Карелии. Почти 60% достались В.Путину в Республике Коми, Архангельской области и Ненецком АО. В итоге Северный и Северо-Западный районы вместе с Калининградской областью целиком вошли в зону высокой популярности В.Путина. К ним присоединились примыкающие с юга Кировская, Костромская и Ярославская области.

Таким образом, помимо республик, расположенных преимущественно на Северном Кавказе и в Волго-Уральском регионе, в число территорий с наиболее высокими показателями голосования за В.Путина вошел "северо-западный угол" России, центром которого является Санкт-Петербург. На прошлых президентских выборах на карте аналогичным образом выделялось ельцинское "уральское ядро". На декабрьских выборах эти регионы в большинстве своем охотно голосовали за "Единство", а в 1996 г. – за Б.Ельцина. О существенных сдвигах можно говорить разве что в случае с Псковской областью, которая прежде имела высокий протестный потенциал, правда, скорее не прокоммунистического, а национально-патриотического свойства.

В целом достаточно активно за В.Путина проголосовал и промышленный Урал – бывшая главная база поддержки Б.Ельцина. Первый президент России как бы передал по наследству своему преемнику голоса свердловчан и пермяков. В то же время Челябинская область, которая прежде входила в ту же группу, не дала В.Путину даже 50% голосов. Рост оппозиционных настроений происходил в этой области на протяжении всех последних лет, и вот в 2000 г. Челябинская область впервые "отстала" от соседей по уровню поддержки "партии власти". Зато активно поддержали В.Путина Удмуртия и Коми-Пермяцкий АО, ранее более умеренных в голосовании за "партию власти". Здесь свою роль сыграли прочные позиции местных руководителей, которые сумели повлиять на электорат.

Помимо указанных выше регионов активным голосованием за В.Путина отличилась Астраханская область, где в пользу и.о. президента сработал ряд локальных факторов, прежде всего – активная работа местной "партии власти", включая структуры "Газпрома" и "ЛУКойла".

Главной неожиданностью выборов стало слабое выступление В.Путина за Уралом. В этом проявляется основное расхождение мартовских выборов с декабрьскими. Тогда Сибирь и Дальний Восток стали настоящим оплотом "Единства", сейчас ситуация изменилась, и В.Путин добился здесь достаточно скромных результатов. Локальный успех в нескольких периферийных регионах не может скрыть общую ситуацию отсутствия энтузиазма по поводу его кандидатуры и роста протестных настроений на Востоке страны.

Эта ситуация контрастирует даже с результатами недавних парламентских выборов. В первые часы подсчета результатов казалось, что второго тура не избежать: подсчет голосов по Дальнему Востоку и Сибири (также как и результаты exit polls) показывал, что В.Путин не набирает 50%. Экстраполируя этот результат на всю страну с учетом того факта, что и "Единство", и "партия власти" в целом всегда в Европейской части страны набирали меньший процент голосов, чем на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири, можно было предположить, что В.Путин не наберет 50% и по стране в целом. Однако Европейская часть России продемонстрировала непривычно высокую степень лояльности. Это дало представителям оппозиции повод предполагать, что после поступления неблагоприятных результатов по Сибири и Дальнему Востоку результаты в европейских регионах с более или менее сильным контролем за электоральным процессом (республики и несколько крупных областей) были "скорректированы" в пользу В.Путина.

На востоке более 60% голосов и.о. президента получил лишь в нескольких периферийных регионах – Магаданской области (в декабре Колыма особенно отличилась поддержкой "Единства"), Чукотском, Корякском, Эвенкийском, Таймырском и Агинском Бурятском АО, а также в "нефтяном" Ханты-Мансийском АО, где В.Путин побывал с предвыборным визитом. В то же время даже традиционно суперлояльный "газпромовский" Ямало-Ненецкий АО немного не дотянул до 60%, остальные регионы дали еще более скромные результаты.

От 1996 к 2000: Сравнительный анализ результатов

Большого интереса заслуживает сравнительный анализ результатов голосования за В.Путина и результатов прошлых парламентских и президентских выборов. Он позволяет оценить рост или, напротив, спад лояльности тех или иных регионов в результате замены Б.Ельцина на В.Путина.

Напомним, что в межвыборный период электорат "партии власти" увеличился за счет привлечения "либералов", "болота" и роста явки. Соответственно, прирост голосов был наиболее характерен для "либеральных" регионов.

Наибольший прирост (более чем на 25 пунктов) наблюдался в таких регионах, как Свердловская, Пермская, Нижегородская, Вологодская, Ленинградская, Мурманская области, Санкт-Петербург, где В.Путин мобилизовал электорат СПС и привлек часть "яблочных" голосов. Значимый прирост наблюдался и в других "либеральных" регионах – Карелии, Республике Коми, Архангельской, Ярославской, Томской областях, Ханты-Мансийском АО и др.

Другой заметной тенденцией стало привлечение на сторону В.Путина периферии левого электората в национальных республиках и областях с сильным административным ресурсом. По всей видимости местные власти приложили все усилия, чтобы создать сильную мотивацию для голосования за В.Путина. В результате особенно много "новых" голосов В.Путин привлек в традиционно "красных" Северной Осетии, Карачаево-Черкесии и Дагестане. Более 20 пунктов прироста В.Путин получил в Саратовской области.

Теперь рассмотрим неблагоприятные для "партии власти" тенденции. По сравнению с парламентскими выборами можно говорить о сокращении электората "партии власти" в пяти регионах. В Кемеровской области, популярный губернатор которой сам участвовал в выборах В.Путин получил на 13.6 пунктов меньше, чем "Единство", ОВР и НДР вместе взятые. Сложнее объяснить сокращение электоральной базы "партии власти" в традиционно конформистской Туве – почти на 13 пунктов. Здесь, как известно, местные избиратели активно голосовали за "Единство", в т.ч. в силу национальных корней лидера движения С.Шойгу. Теперь оказалось, что на В.Путина и президентские выборы эта тенденция не распространяется.

Недобор голосов имел место и в Москве, где В.Путин не сумел преодолеть пятидесятипроцентную планку. Здесь, очевидно, часть электората ОВР, недовольная "наездами" Кремля на Ю.Лужкова, отказалась голосовать за В.Путина и предпочла Г.Явлинского или голосование "против всех". Немного сократился электорат "партии власти" в Ингушетии, где В.Путин не сумел повторить сверхвысокий результат ОВР на прошлых выборах. Сокращение электората "партии власти" в Республике Алтай объяснялось переходом части избирателей, в т.ч. этнических казахов на сторону А.Тулеева.

Выводы и долгосрочные тенденции

Главными факторами, которые способствовали успеху В.Путина в регионах, стали:

Подчеркнем долгосрочные тенденции голосования за партию власти, которые проявились на недавних выборах.

1. С 1996 г. лояльность электората в наибольшей степени выросла в национальных республиках. Так, в Дагестане В.Путин получил на 50.1 пунктов больше, чем Б.Ельцин и А.Лебедь вместе взятые. Прирост голосов не менее чем на 20 пунктов произошел во всех республиках Северного Кавказа, кроме преимущественно русскоязычной и самой устойчиво-"красной" Адыгеи, а также в Татарстане и Мордовии. Что касается менее управляемой многонациональной Башкирии, то здесь лояльный электорат увеличился на 17.2 пункта.

2. Четко проявляется долгосрочная тенденция к росту конформизма в регионах "красного пояса". Электорат "партии власти" увеличился на 10-17 пунктов в таких традиционно "красных" и "розовых" регионах, как Саратовская, Астраханская, Волгоградская, Воронежская, Тамбовская, Курская, Орловская, Смоленская, Псковская, Пензенская, Ульяновская, Читинская, Амурская области, Ставропольский край, Чувашия, Адыгея. Это – почти весь традиционный "красный пояс" за исключением Липецкой, Белгородской, Брянской областей и Алтайского края.

3. Неблагоприятной для "партии власти" долгосрочной тенденцией следует признать снижение конформизма и лояльности во многих промышленных регионах России, особенно на Урале и за Уралом. В 26 регионах России В.Путин получил меньше голосов, чем Б.Ельцин и А.Лебедь в первом туре выборов 1996 г. Среди них выделяются столичные регионы – Москва, Московская область и даже Санкт-Петербург (где потеряны 1.2 пункта). Обращает на себя внимание присутствие в этом списке:

В Центральной России отмечаются потери электората в Ярославской, Ивановской и Тульской областях, где часть электората некогда очень популярного здесь А.Лебедя отказалась голосовать за В.Путина. В целом можно говорить, что на Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке лояльный "партии власти" электорат не расширяется и даже имеет тенденцию к сокращению.

I. Общий итог
II. География голосования за основных кандидатов:
    1. Владимир Путин
    2. Геннадий Зюганов

   3. Прочие кандидаты:
         Г.Явлинский
            Левый и правый губернаторы
            Закат Жириновского
III. Уроки выборов: предварительные выводы
I–. Перспективы развития российского политического режима
    1. К "двухпартийной системе"?
    2. Новые границы между центром и регионами
    3. Конец олигархии?

2. Геннадий Зюганов

"Коммунистическая география" выборов

Несмотря на пессимистические прогнозы и недостаточно активную кампанию в регионах (число поездок по регионам было минимальным), Г.Зюганов сумел отмобилизовать традиционный левый электорат и стать если не реальным, то по крайней мере весьма крупным соперником В.Путина. Причем, как уже отмечалось, он получил больше голосов, чем КПРФ и все избирательные объединения левой ориентации на парламентских выборах. Таким образом, "пришествие" В.Путина, пытающегося играть роль общенационального лидера, практически никак не повлияло на размер левого электората.

В то же время список наиболее благоприятных для Г.Зюганова регионов существенно изменился. С одной стороны, на карте России остался традиционный "красный пояс", где лидер КПРФ набрал не менее 35% голосов.

Самую красную "тройку" составили три соседние области – Липецкая, Брянская и Орловская области, причем Липецкая область впервые вырвалась в лидеры. Достаточно высокие показатели голосования за Г.Зюганова продемонстрировали и многие другие регионы Юга России – Курская, Белгородская, Рязанская, Тамбовская, Пензенская, Ульяновская области, Краснодарский и Ставропольский края, равно как и "красные" республики Поволжья и Северного Кавказа – Чувашия, Марий Эл и Адыгея. К ним добавилась Тульская область, где сказалось влияние на электорат популярного губернатора-коммуниста В.Стародубцева.

В то же время "красный пояс" понес ощутимые потери: результат Г.Зюганова в Воронежской области оказался немногим выше среднероссийского, а в Саратовской области даже ниже, не дотянули до 35% Смоленская и Волгоградская области. Как видно, выпали прежде всего регионы с крупными городскими центрами, продемонстрировавшими неожиданно высокую лояльность федеральной власти. Похожая тенденция проявилась в традиционно "красных" регионах Урала, Сибири и Дальнего Востока. Голосованием за Г.Зюганова отличились Алтайский край, Оренбургская, Курганская, Читинская области, Еврейская АО, Республика Алтай, Бурятия, которые обычно тяготеют к оппозиции. Однако результат в Амурской области оказался достаточно слабым для традиционно "красной" области – 33.5% (здесь еще в декабре наметился переход избирателей к "Единству").

Зато список наиболее благоприятных для Г.Зюганова регионов пополнился несколькими крупными регионами, которые прежде не были столь "красными". Прежде всего, это – Омская область, где полевение было заметно уже на парламентских выборах. Теперь она дала Г.Зюганову 43.6% голосов, и лидер КПРФ обошел здесь В.Путина. Здесь дала свои плоды постоянная активная деятельность КПРФ во главе с влиятельным секретарем ЦК А.Кравцом на фоне разрушительного для местной "партии власти" конфликта между губернатором Л.Полежаевым и мэром Омска В.Рощупкиным. Более 35% голосов лидер коммунистов набрал в Новосибирской области, Приморском крае, Хакасии, что, особенно в случае с Приморьем, стало настоящей сенсацией. Затяжные внутриэлитные конфликты, особенно между губернаторами и мэрами, на фоне не улучшающейся экономической ситуации и здесь повлекли за собой рост протестных настроений.

Та же тенденция проявилась в Красноярском крае, Иркутской, Челябинской областях, где Г.Зюганов получил 32-33% голосов. Примечательно, что все указанные регионы имеют в своем составе крупные промышленные центры, включая города-миллионники, такие как Омск и Новосибирск, которые обычно достаточно активно поддерживали "партию власти". В Красноярском крае при А.Лебеде, как видно, электоральная ситуация оказалась пущена на самотек, что отозвалось ростом популярности КПРФ. Несколько полевела и Челябинская область при умеренно-левом губернаторе П.Сумине. В то же время результат в Иркутской области выглядит несколько неожиданным: отчасти его можно объяснить визитом Г.Зюганова, но и В.Путин посетил область по случаю заседания ассоциации "Сибирское соглашение" и получил громкую поддержку сибирских губернаторов.

Таким образом, промышленные центры Урала, Сибири и Дальнего Востока отличились необычно высокой поддержкой Г.Зюганова, которая не может объясняться ни деятельностью "красных" губернаторов (лишь П.Сумин в Челябинской области избирался при поддержке КПРФ, но потом и он ушел во "Всю Россию"), ни активностью самого Г.Зюганова (он побывал только в Иркутске и Челябинске). Речь, очевидно, идет о глубинных тенденциях. В результате, на Востоке страны вместо обычных аграрных "красных островов" появился свой территориально слитный "красный пояс" (Омская, Новосибирская области, Алтайский край, Республика Алтай, Хакасия, Красноярский край, Иркутская область, Бурятия, Читинская, Амурская области, Еврейская АО).

Указанная тенденция подтверждается и при проведении расчетов для левого электората в целом, складывающегося из голосов Г.Зюганова и А.Тулеева. В этом случае к "восточному красному поясу", где левые кандидаты набирают не менее 35% голосов, добавляется Кемеровская область, что делает картину законченной. Теперь уже можно говорить о расколе "Север – Юг", который намечается в Сибири и на Дальнем Востоке: на фоне достаточно высокого конформизма северных территорий типа автономных округов, южные районы демонстрируют свои прокоммунистические настроения.

Сравнительный анализ результатов

Еще более ясными изменения в географии голосования за левые силы становятся при анализе электоральных трендов. В 67 регионах России Г.Зюганов набрал больший процент голосов, чем избирательные объединения левой ориентации в декабре. Причем основная часть прироста была получена на Востоке России. И это, заметим, несмотря на А.Тулеева, который работал на понижение результата Г.Зюганова в Сибири (удалось это лишь в Кемеровской области). Рекордный прирост был отмечен в Туве (17 пунктов) и Республике Алтай (12.7 пунктов). Более пяти пунктов прироста лидер КПРФ получил в Челябинской, Омской, Иркутской, Камчатской областях, Приморском крае, Бурятии, Хакасии и Эвенкии. От трех до пяти "дополнительных" пунктов он набрал в таких регионах, как Красноярский край, Новосибирская, Томская области, Якутия, Ямало-Ненецкий АО. Та же тенденция проявилась в некоторых ключевых регионах Европейской части России, где административный контроль был слаб или "отключен" (Москва, Московская, Нижегородская области). Причем следует отметить, что Московскую (Коломна) и Нижегородскую области Г.Зюганов "отработал" на последней неделе кампании.

Таким образом, налицо полевение городской, индустриальной России, которое стало особенно заметным в Сибири и на Дальнем Востоке, но немного затронуло и Европейскую часть страны (Подмосковье, Нижегородская область). Отчасти его можно объяснить слабым административным контролем, например, в Красноярском крае или Новосибирской области. Однако в список "новых левых" регионов попадают и субъекты федерации, где позиции губернаторов весьма устойчивы (Омская, Томская области, Приморье). Поэтому скорее речь идет об общероссийской тенденции: протестный электорат в промышленных центрах растет, причем если раньше он ориентировался скорее на ЛДПР, то теперь в связи с фактическим исчезновением этой партии как значимого электорального субъекта, он переориентируется на КПРФ. Другими словами, часть электората В.Жириновского, как и предполагалось, перешла на сторону "Единства" и затем В.Путина. Однако другая часть сохранила протестную мотивацию, что вылилось в голосование за коммунистов в восточных регионах, где некогда популярность В.Жириновского была весьма высока.

Негативные для КПРФ тенденции проявились в 21 регионе, где Г.Зюганов получил меньше голосов, чем левые на выборах 1999 г. В этом списке преобладают национальные республики, в которых результат был получен при помощи административных методов. Например, в Дагестане Г.Зюганов потерял 21.5 пунктов, в Северной Осетии – 18.9 пунктов. Явный недобор голосов произошел в Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Татарстане и Мордовии.

Обращает на себя внимание недобор зюгановских голосов в ряде краев и областей, в том числе - регионах "красного пояса". В их числе – Саратовская, Астраханская, Воронежская, Смоленская, Орловская области, Краснодарский край. В большинстве своем эти регионы находятся в "зоне влияния" чеченского конфликта, и потому тенденцию отчасти можно объяснить тем, что В.Путин сумел эффективно обыграть "чеченский вопрос" в своей кампании и привлек избирателей, в т.ч. левой ориентации. Об этом свидетельствует и фактическое отсутствие прироста левых голосов в "красном" Ставропольском крае, находящемся на "передовом рубеже", и Ростовской области. По крайней мере можно предположить, что в Краснодарском крае, Астраханской, Воронежской и даже Саратовской областях недобор голосов Г.Зюгановым объяснялся чеченскими событиями и ролью в них В.Путина.

Однако в других регионах это объяснение работает слабее. Ясно, что наряду с "чеченским фактором" на Юге России против Г.Зюганова сработал фактор административный. Это очевидно в таких регионах, как Саратовская и Орловская области. В первом случае Д.Аяцков, ведущий поиск своего места в новой "партии власти", был крайне заинтересован в том, чтобы привлечь внимание В.Путина и выполнить, наконец, данное им еще в 1996 г. обещание "вырвать область из "красного пояса". Во втором Е.Строев также имел непосредственный интерес – сохранить свои позиции при новом режиме и кресло спикера Совета Федерации. В итоге получилось, что в своей родной области Г.Зюганов уступил В.Путину!

На результатах выборов отразилась и работа, которую центр проводил с "красными" губернаторами. Последних без особого труда удалось настроить на "прагматическую волну": они понимали, что В.Путин все равно выигрывает выборы, и были заинтересованы в том, чтобы центр не отказал им в поддержке на губернаторских выборах в конце 2000 г. (многие из них посчитали, что добиваться поддержки центра нужно даже ценой ухудшения отношений с родной партией). Со своей стороны центр мог обещать им такую поддержку (как были поддержаны на выборах, которые прошли одновременно с президентскими, А.Суриков и В.Сергеенков) и продвижение перспективных экономических проектов (например, в Краснодарском крае, где начинается строительство экспортного газопровода "Голубой поток", который позволит помимо прочего обеспечить газом черноморское побережье).

В результате "красные" губернаторы стали исчезать "как класс" и фактически отказали в своей поддержке Г.Зюганову. Большего, чем нейтралитет или косвенная поддержка В.Путина, от них не требовалось. Со своей стороны центр сделал ставку на "точечную" работу с наиболее крупными регионами, в которых у власти находятся губернаторы левой ориентации. В.Путин посетил Краснодарский край (дважды, оба раза встречался с Н.Кондратенко, в т.ч. на последней неделе перед выборами), Воронежскую и Волгоградскую области. По своей инициативе проявлял лояльность поссорившийся с местными коммунистами А.Черногоров. В итоге в самых важных регионах позиции Г.Зюганова оказались неустойчивыми. И в Воронежской области, и в Краснодарском крае произошел недобор голосов (причем в Краснодарском крае, где, как показали местные и думские выборы, Н.Кондратенко неплохо контролирует электоральный процесс, были потеряны 3.5 пункта!), а в Ставропольском крае и Волгоградской области прирост был незначительным. Сам Г.Зюганов эту тенденцию не переломил и в указанных регионах, за исключением Воронежской области, не появлялся.

Выводы и долгосрочные тенденции

Хотя в целом по стране Г.Зюганов получил на 2.8 пункта меньше, чем в первом туре выборов 1996 г., в 45 субъектах федерации он улучшил свой результат. Причем самые позитивные тенденции отмечаются в промышленных регионах Урала, Сибири и Дальнего Востока. Так, лидер КПРФ добавил себе 11-12 пунктов в Приморье и на Ямале. Наиболее явная долгосрочная тенденция к полевению электората также наблюдается в Ханты-Мансийском АО, Свердловской, Челябинской, Омской, Иркутской областях, Хабаровском крае. Причем видно, что лидер КПРФ забирает себе значительную часть прежнего электората В.Жириновского, ту его часть, которая не спешит записываться в "Единство". В Европейской части России Г.Зюганов хорошо прибавил в Ивановской области (в прошлом – важный оплот В.Жириновского), Тульской области (влияние В.Стародубцева, в отличие от многих "красных" губернаторов сохранившего свою принципиальность), Москве и Московской области, где отношение к В.Путину сейчас заметно хуже, чем в стране в целом.

Неудачи Г.Зюганова, т.е., сокращение или стагнация его электоральной базы в сравнении с декабрем, объяснялись факторами, во многом "зеркально отражающими" успех Путина – административным давлением, "чеченским фактором" и отсутствием поддержки со стороны "красных" губернаторов.

Но наблюдается еще одна тенденция – сокращение левого электората на Юге России, в аграрных регионах. Эта тенденция проявилась уже на декабрьских выборах. Президентские выборы ее подтвердили.

Самые большие потери (10-14 пунктов) Г.Зюганов понес в Воронежской, Саратовской, Пензенской, Курской, Тамбовской областях и Чувашии. Они были обусловлены общероссийской тенденцией роста конформизма на селе и усилены эффективными действиями губернаторов (Саратовская область), либо, наоборот, неудачными итогами правления "красных" областных руководителей (как в Тамбовской области). Более слабой, но также заметной указанная тенденция стала в других регионах "красного пояса" – Смоленской, Орловской, Белгородской, Ульяновской областях, Ставропольском крае и др. Только в Липецкой области Г.Зюганов превысил свой результат 1996 г.

Наоборот, традиционно лояльные регионы в основном дали Г.Зюганову новые голоса и даже перешли в "красный пояс". Хотя и здесь есть свои исключения. Например, электорат левых существенно сократился в Удмуртии, Самарской, Ленинградской, Новгородской областях. Здесь явно действовали административные факторы, если учесть высокую степень лояльности М.Прусака и В.Сердюкова, конфликт с коммунистами К.Титова и переход на сторону Кремля былого сторонника "Отечества" А.Волкова.

Таким образом, на голосование за Г.Зюганова сегодня влияют следующие факторы:

I. Общий итог
II. География голосования за основных кандидатов:
    1. Владимир Путин
    2. Геннадий Зюганов

   3. Прочие кандидаты:
         Г.Явлинский
            Левый и правый губернаторы
            Закат Жириновского
III. Уроки выборов: предварительные выводы
I–. Перспективы развития российского политического режима
    1. К "двухпартийной системе"?
    2. Новые границы между центром и регионами
    3. Конец олигархии?