аналитика / Центр политических технологий

Программа кандидата Явлинского

Основным лейтмотивом предвыборной программы Григория Явлинского является принцип “сбережения человека”. “Человек сегодня - это главное и единственное из оставшихся у нас реальных богатств России. Человекосберегающая политика - это та политика, которая может вывести Россию из политического тупика”, - утверждает лидер “Яблока”. В его устах принцип “сбережения человека” означает отрицание насильственных методов решения политических конфликтов, ставку на компромиссы между их участниками. Явлинский противопоставляет себя как гуманиста “Владимиру Путину и его союзникам из КПРФ” (определение из выступления Явлинского перед своими доверенными лицами), которые склонны прибегать к насилию (Чечня).

Еще одно очень важное положение избирательной программы “Яблока” - ее антиолигархическая составляющая. Явлинский активно выступает против того, чтобы Россией управлял “паразитический бизнес” и за честную политику без “коробок из-под ксерокса”. Однако тесное сотрудничество Явлинского с некоторыми “олигархами” снижает эффект от такой позиции (это проявилось еще в ходе избирательной кампании в Госдуму во время теледебатов между Чубайсом и Явлинским). Кроме того, Явлинскому приходится находить формулировки, которые выводили бы Гусинского и Ходорковского из зоны критики. Например, Явлинский выступает за отделение СМИ от “предпринимателей, бизнесменов и олигархов, находящихся во власти” (Березовский под это определение подпадает, а Гусинский нет).

Экономическая программа Явлинского носит рыночно-популистский характер. С одной стороны, лидер “Яблока” выступает за обеспечение защиты экономической свободы на всей территории страны и гарантий неприкосновенности частной собственности - в этом его взгляды совпадают с точкой зрения СПС. С другой стороны, характерна такая цитата Явлинского: “Обязуюсь в итоге ближайших четырех лет обеспечить существенный рост рабочих мест, повышение заработной платы, увеличение пенсий, увеличение стипендий и социальных льгот. Я говорю о льготах в первую очередь для участников боевых действий, для пожилых людей, для тех, кто уже не может сегодня стоять в строю”. Обращает на себя внимание тот факт, что фракция “Яблока” подготовила законопроект о распространении “ветеранских” льгот на участников боевых действий в Чечне.

По мнению экономиста Михаила Делягина, в программе Явлинского решение социальных проблем предусматривается только на основе экономического роста, “что свидетельствует о непонимании макроэкономической роли социальной политики”. Также Делягин считает, что программа Явлинского во многом не соответствует нынешним актуальным проблемам России. Так, стимулировать инвестиции Явлинский предполагает “детским образом” - за счет средств от Соглашения о разделе продукции. Программа Явлинского предусматривает пересмотр итогов приватизации при невыполнении инвестиционных обязательств, однако, по словам Делягина, инвестиционные обязательства не выполнялись в отношении большинства предприятий, так что деприватизация грозит быть тотальной.

Таким образом, пацифизм и популизм резко отделяют позицию Явлинского от нынешнего политического кредо Чубайса и Кириенко.

Однако, критикуя программу Явлинского, все же следует отметить и как минимум две ее положительные стороны. Во-первых, она в общем и целом либеральна по своим основным параметрам и лозунгам. Можно сказать, что либеральный избиратель не голосует за Явлинского не потому, что его либерализм “хуже”, чем у СПС, а в силу личностных особенностей лидера “Яблока”. Во-вторых (как признавал тот же Делягин), Явлинский – единственный некоммунистический кандидат, который имеет сколь-либо внятную экономическую платформу: толстый том “Программы СПС”, фигурировавший в парламентской кампании, ныне оказался невостребованным.

Эффект кампании

Очевидно, что перспективы Григория Явлинского и его движения зависят от результатов президентских выборов. В случае относительного успеха (как уже говорилось выше, завоевания “твердого” третьего места) Явлинский способен восстановить и даже укрепить реноме перспективного политического лидера демократической ориентации. Вокруг Явлинского в таком случае могут начать объединяться противники политики, проводимой Путиным, число которых может увеличиваться в случае начала “полосы неудач” правительственного курса.

Получит ли Явлинский искомый “успешный” результат (на уровне 10% или выше), зависит от того, насколько эффективно пройдет его избирательная кампания. Стратегической задачей Явлинского является внушение максимально широким слоям демократических избирателей веры в свою “политическую серьезность”, т.е. способность стать реальным ограничителем, противовесом президенту в новом политическом режиме. Только такой мотив мог бы побудить большинство либеральных избирателей выразить свое неодобрение Путину через голосование за Явлинского, а не “протестные формы” электорального поведения (отказ от участия в выборах, голосование “против всех”, поддержка Титова или других аутсайдеров).

Как явствует из анализа ресурсов, сделать это Явлинскому будет весьма непросто: во-первых, инерция имиджа у него достаточно велика, и придать ему “новую динамику”, избавиться от ощущения бесперспективности достаточно трудно. Во-вторых, Явлинскому может просто не хватить времени и средств (как финансовых, так и информационных), чтобы донести свой новый образ до значительного числа избирателей.

Тем не менее, первые недели кампании показывают, что определенные попытки обновить имидж командой Явлинского все же предпринимаются.

Во-первых, по своему политическому содержанию кампания строится как “либеральный противовес” Путину: режим критикуется за те пороки, которые унаследованы от Ельцина (коррупционность, олигархичность, неспособность решить социальные проблемы); важную роль играет антивоенная тема; звучит критика конкретных “антилиберальных” или противоречивых действий Путина (дело Бабицкого, шаги навстречу военно-промышленному лобби, заявление о готовности вступить в НАТО).

Во-вторых, одной из “главных тем” кампании стало “очеловечивание” образа Явлинского: он рассуждает о футболе, стоит за кухонной плитой рядом с Андреем Макаревичем, предстает перед зрителем “без галстука”; впервые в кадре появляется супруга Явлинского. В этих шагах просматривается попытка сократить дистанцию между “небожителем в белых одеждах” и рядовым избирателем.

В-третьих, штаб Явлинского явно пытается всеми возможными способами создать информационные поводы путем “заказных”, в том числе неполитических передач типа “Смак” (кстати, выходящий на ОРТ), “Третий тайм”, “Герой дня без галстука”, дебаты с Тулеевым и т.п.

На сегодняшний день, правда, все эти “новации” не создают нового качества, и заявления Явлинского о том, что “пора выходить во второй тур”, “пора побеждать” не звучат убедительно. Все будет зависеть от финишного рывка кампании.

И все же пока более вероятным представляется пессимистический сценарий, при котором Явлинский получает 4-6% голосов. В этих условиях практически неизбежно вытеснение “Яблока” на периферию российского политического пространства с угрозой маргинализации движения и расколов в его рядах. Характерно заявление Сергея Шойгу, который, впрочем, несколько поспешно отказал “Яблоку” (как и ЛДПР) в политическом будущем. Впрочем, основная часть “яблочного” руководства и актива и в этом случае сохранит ориентацию на Явлинского. Дело в том, что в сложившейся политической ситуации исполнительная власть не заинтересована в расколе “Яблока” ценой предоставления его лидерам ответственных постов во властных структурах (как это делал Виктор Черномырдин, назначив Михаила Задорнова на пост главы Минфина). Кадровый резерв Путина будет состоять, по-видимому, из профессиональных госслужащих, “силовиков” и перспективных менеджеров, а не из политиков, длительное время находившихся в оппозиции (то есть “не при деле”). Вполне возможно дистанцирование от “Яблока” Степашина – особенно если он все-таки получит новое назначение (например, станет главой Счетной палаты).

Таким образом, “Яблоко” в любом случае продолжит существование в качестве самостоятельной политической силы, но его влияние скорее всего будет уменьшаться. Пока вектор общественных настроений не соответствует взглядам пацифистов и популистов. Однако даже если он принципиально изменится, то общество скорее всего займется поиском политических фигур, альтернативных как “силовику” Путину, так и “слабому” Явлинскому.

предыдущая | начало

© ЦПТ, март 2000