Медведь” - миф о региональном блоке

Потеря НДР статуса “партии власти”, союз “Всей России” с нелояльным по отношению к Кремлю “Отечеством”, неспособность Союза правых сил получить поддержку региональных элит - все это является причинами создания Межрегионального движения “Единство” (блока “Медведь”), попытки администрации президента, объединившись с лояльными губернаторами, создать новую “партию власти”.

Авторство идеи создания блока приписывается Борису Березовскому, который в сентябре предпринял ряд консультаций с губернаторами, не присоединившимися ни к ОВР, ни к НДР. По некоторым данным, к их числу относились губернаторы Свердловской области Эдуард Россель, губернатор Красноярского края Александр Лебедь, губернатор Приморского края Евгений Наздратенко, губернатор Хабаровского края Виктор Ишаев и др. Предполагаемым названием блока вначале были “Мужики”, а затем “Медведь” (МЕжрегиональное ДВижение ЕДинство). В группу по формированию блока входили 1-й заместитель руководителя администрации президента Игорь Шабдурасулов, заместитель руководителя администрации президента Владислав Сурков, гендиректор компании “Росгосстрах” Алексей Головков (никто из них, впрочем, не вошел в список кандидатов “Медведя” на выборах, хотя ходили слухи об участии в списке Шабдурасулова).

Однако часть губернаторов (в том числе и Лебедь) ответили отказом на предложение войти в блок. Сдержанно на планы по созданию блока отреагировал и премьер-министр Владимир Путин, который подчеркнуто дистанцируется от партстроительства.

Тогда администрация президента предприняла маневр - она инициировала сбор подписей среди губернаторов под обращением о необходимости избрания в Госдуму депутатов, понимающих интересы регионов. Среди подписавших документ оказались председатель Совета Федерации Егор Строев, “номер 4” в списке КПРФ Аман Тулеев, губернаторы-члены списка НДР, значительное количество губернаторов из ОВР - всего около 50 человек (полный список так и не был обнародован). Сбор подписей под обращением начался 17 сентября, а уже 22 сентября губернатор Чукотского автономного округа Александр Назаров объявил о создании блока “Единство” (от названия Медведь” первоначально отказались, но при направлении избирательного списка блока в ЦИК это наименование было восстановлено).

Затем с губернаторами, подписавшими обращение, началась разъяснительная работа (по данным СМИ, их регионам была обещана материальная поддержка). Однако ряд губернаторов под различными предлогами дистанцировался от “Медведя”. В результате в координационный совет блока вошли Наздратенко, президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов, губернаторы Александр Руцкой (Курская область), Леонид Горбенко (Калининградская область), Леонид Полежаев (Омская область), Владимир Платов (Тверская область). Однако ряд губернаторов заявили о своем намерении содействовать созданию оргструктур “Медведя” в своих регионах. В их числе был и “номер 3” в списке НДР Аяцков (следствием этого стали слухи о возможном выходе Аяцкова из списка НДР, что привело бы к лишению списка регистрации. Эти слухи не подтвердились - сам Аяцков их опроверг).

Лидером блока “Медведь” стал глава МЧС Сергей Шойгу, один из немногих членов правительства, пользующихся высокой и стабильной популярностью. Шойгу относится к одному из сравнительно малочисленных народов России - тувинцам. Отношение Владимира Путина к этому решению Шойгу носит сдержанный характер. После заявления Шойгу о согласии возглавить блок Путин даже сделал несколько двусмысленное заявление о необходимости для Сергея Шойгу ухода “как минимум” в отпуск. Но в конце концов премьер занял внешне благожелательную (но не более того) позицию по отношению к “Медведю” (а Шойгу все же уйдет в отпуск, но во второй половине ноября, а пока, по словам Путина будет заниматься делами блока во “внерабочее время”).

Кроме Шойгу в верхнюю часть списка вошли чемпион мира по греко-римской борьбе Александр Карелин (он же советник премьер-министра России) и бывший начальник управления по борьбе с оргпреступностью МВД СССР генерал Александр Гуров.

Шойгу, Карелин и Гуров представляют собой известных в стране людей, которые не отождествляются у российского избирателя с понятием “политика” (лишь Гуров участвовал в выборах 1995 года, да и то неудачно). Их имена (по крайней мере, на момент создания “Медведя”) не ассоциировались с громкими скандалами. Таким образом, во главе “Медведя” встали “новые люди”, а расчет создателей блока строится не столько на перераспределении в пользу единства голосов сторонников НДР или Союза правых сил, сколько на привлечении групп населения, не определившихся в своем выборе, а также части избирателей ОВР.

Выше уже говорилось о переговорах между НДР и “Медведем”, завершившихся неудачей. Очевидно, что присоединение НДР к “Медведю” носило бы для блока двойственный характер. С одной стороны, оно давал ему кадровое наполнение и активную поддержку со стороны большего числа губернаторов. С другой - лишало “Медведя” имиджа новизны, полезного для завоевания симпатий колеблющегося избирателя.

Обращает на себя внимание мотивировка, с которой “Медведь” отверг условия НДР. Во-первых, новое движение декларировало максимальное представительство регионов, а не интересов “московских политиков” (под которыми понимались представители НДР). Во-вторых, оно заявило о своей деидеологизированности и отказе принять на вооружение идеологию консерватизма. Тем самым, “Медведь” приобрело черты, сближающие его с НДР образца 1995 года. Впрочем, есть и отличия - резко усилился (по крайней мере, на первый взгляд) региональный лоббизм как фактор, породивший новое движение.

Однако основу списка блока составили именно лидеры центральных и региональных структур семи небольших организаций, учредивших “Медведя” (без этой процедуры блок не допустили бы к выборам) - движения “В поддержку независимых депутатов”, Всероссийского союза поддержки и содействия малому и среднему бизнесу, “Моя семья”, “Поколение свободы”, мусульманской организации “Рефах”, а также двух партий: Народно-патриотической (объединяет ветеранов войны в Афганистане) и Российской христианско-демократической (практически не подавала признаков жизни уже несколько лет). Кроме того, в избирательный список “Медведя”, одобренный на съезде движения 3 октября, попала группа московских тележурналистов (Арина Шарапова, Андрей Вульф, Валерий Комиссаров, Александра Буратаева).

Обращает на себя внимание кадровый состав списка. Сокращение его верхней части до трех персоналий является лишь удачным PR-ходом, позволяющим создать иллюзию “регионального” характера списка. Однако значительную часть мест в региональных частях списка занимают именно москвичи, причем не пользующиеся известностью ни в регионах, ни в Москве.

Так, список по Астраханской, Волгоградской, Воронежской, Ростовской областям и Калмыкии возглавил генерал Юрий Родионов (однофамилец экс-министра обороны Игоря Родионова), в настоящее время работающий аудитором Счетной палаты (в 1993 году Ю.Родионов избирался депутатом Госдумы от Ростовской области, но с тех пор в данном регионе не был заметен). Вслед за ним идет 27-летний председатель совета движения “Поколение свободы” Владимир Семенов, коренной москвич, бывший помощник И.Хакамады. Далее - журналистка ОРТ Александра Буратаева. И лишь под № 4 (то есть с минимальными шансами пройти в Госдуму) баллотируется житель Волгограда Дмитрий Нестеренко.

Еще более примечательная ситуация в Свердловской области. Здесь список возглавляет кандидат, не имеющий к региону вообще никакого отношения - лидер РХДП Александр Чуев. На втором месте, правда, депутат Госдумы от Свердловской области Светлана Гвоздева (избрана в 1995 году как представитель “Яблока”, в 1998 году перешла в НДР, фигурировала в избирательном списке НДР на нынешних выборах). Однако как популярность, так и финансовые ресурсы Гвоздева по сравнению с 1995 годом практически утратила. Зато третье место в свердловском списке принадлежит еще одному москвичу - гендиректору концерна ТВЭЛ Владимиру Каретникову (баллотировался в 1997 году в Мосгордуму при поддержке КПРФ и “Духовного наследия”).

Не менее примечательная ситуация в списке от Алтайского края, Республики Алтай, Омской и Томской областей. Его возглавляет 28-летний москвич Владимир Коптев-Дворников (председатель исполкома движения “Поколение свободы” и, как и Семенов, бывший помощник И.Хакамады). Третье место в этом списке отведено управделами “Поколения свободы”, 29-летнему Александру Баранникову (также жителю Москвы).

Во главе уральского списка (включающего в себя как Башкортостан, в котором сильно влияние мусульманства, так и в целом русские Курганскую, Оренбургскую. Пермскую и Челябинскую области) находится гендиректор Исламского культурного центра России Абдул-Вахед Ниязов, проживающий в Москве (даже для значительной части практикующих мусульман 30-летний Ниязов является достаточно спорной фигурой, прочных связей с башкирской элитой у него нет и никогда не было). Вторым номером в этом списке идет петербургский бизнесмен в области страхования Владислав Резник.

Даже в некоторых случаях, когда участник списка внешне является “регионалом”, при ближайшем рассмотрении становится очевидным его столичное происхождение. Например, советник губернатора Псковской области Евгения Михайлова (кстати, члена ЛДПР) Игорь Динес занимается бизнесом и постоянно проживает именно в Москве (в списке он значится под № 4 от 6 северо-западных областей России). И в блок он вошел не столько как лоббист интересов Псковской области, сколько как человек, близкий к “Поколению свободы” (кстати, Динес в 1995 году занимал одну из верхних строчек в московском списке “Общего дела” И.Хакамады).

В целом, в списке насчитывается как минимум 6 бывших сотрудников И.Хакамады. Кроме упомянутых выше Коптева-Дворникова и Семенова, а также Динеса, это москвич Андрей Абраменков (баллотируется от Дальнего Востока), режиссер и специалист по PR Григорий Амнуэль (также москвич, но баллотируется от Урала) и бизнесмен из Кабардино-Балкарии Ануар Кимов. А руководителем пресс-центра блока стал Игорь Буренков, бывший имиджмейкером “Общего дела” в 1995 году.

О спешке, в которой готовился список блока, свидетельствует и наличие в нем (под № 5 в московской части) спонсора РХДП Андрея Шмакова, бывшего президента концерна БИНИТЕК (“финансовой пирамиды”, рухнувшей в 1994 году). Против Шмакова дважды возбуждались уголовные дела. Примечательно, что в списке фигурирует и отец Шмакова. “Селекция” списка проводилась лишь в отношении персон, особенно известных своей скандальностью - так, в окончательный вариант списка не вошла журналистка Дарья Асламова, автор мемуаров о своих интимных отношениях с известными политиками).

Что касается собственно “региональных элит”, то они представлены в списке значительно более скудно, чем московские политические аутсайдеры. В блоке представлен лишь один губернатор - Владимир Платов из Тверской области, который в течение последнего года последовательно состоял в “Правом деле” и “Голосе России”, но выходил из них после того, как убеждался, что вступил не в ту “партию власти”. Тем самым, “Медведь” значительно уступает по этому показателю и НДР, и ОВР.

Немногим лучше обстоит дело с включением в список представителей региональных элит меньшего ранга. В списке - 4 вице-губернатора, двое из которых представляют интересы губернаторов-основателей “Медведя” - Константин Толстошеин (заместитель Е.Наздратенко) и Александр Федулов (заместитель Руцкого). При этом Толстошеин известен своей скандальной репутацией - он активно участвовал во всех акциях против Виктора Черепкова, а недавно обвинил Анатолия Чубайса в стремлении “заморозить” Приморский края (чтобы не позволить Наздратенко победить на декабрьских выборах губернатора) и сравнил его действия с терроризмом. Так что теперь Толстошеина ожидает судебный процесс (руководство РАО ЕЭС подает на него в суд).

Александр Федулов считается политиком, близким к Руцкому. Адвокат по специальности, он был избран в областное законодательное собрание как представитель движения “Честь и Родина” Александра Лебедя, но сразу же стал один из сторонников Руцкого. В администрации Курской области он курирует связи с территориями и органами госвласти. Кстати, в списке достаточно много курских чиновников - кроме Федулова, это и глава областного комитета по внешнеэкономической деятельности, и заместитель управделами областной администрации, и начальник отдела общественной приемной губернатора, и 3 начальника различных управлений обладминистрации. Это свидетельствует о том, что Руцкой в значительно большей степени, чем другие губернаторы, “втянулся” в деятельность “Медведей”. При этом характерно, что все курские кандидаты от “Медведя” (включая и Федулова) не принадлежат к местной хозяйственной элите, а являются протеже Руцкого.

Третьим вице-губернатором в списке является Николай Дементьев из Смоленской области. Его губернатор Александр Прохоров подписал заявление о поддержке блока “За победу!”, который намеревался организовать Геннадий Зюганов (сам Прохоров победил на губернаторских выборах как кандидат левых сил). Однако “на всякий случай” он направил своих заместителей в пропрезидентские блоки - Союз правых сил и “Медведь”. Четвертым вице-губернатором в списке “Медведя” стал Александр Коваль, представляющий Эвенкийский автономный округ.

Достаточно бедно представлены и другие персонажи региональных элит. Так, в списке - 1 глава облдумы (Владимир Пехтин из Магаданской области) Он же в единственном числе представляет в списке еще 4 региона, в том числе Чукотский автономный округ - Александр Назаров, объявленный первоначально координатором блока, не включил в список своих людей. Нижегородская область представлена в списке представителем президента Александром Косариковым (также единственный представитель президента в списке), Республика Бурятия - министром образования и науки, Республика Коми - 1-м заместителем министра здравоохранения. Губернатор Саратовской области Дмитрий Аяцков, по некоторым данным, первоначально планировал включить в список своего 1-го заместителя Сергея Наумова, но в результате по “саратовской” квоте в списке оказались постпред губернатора в облдуме Любовь Слиска и советник губернатора Сергей Родионов.

В списке лишь 2 депутата Госдумы - наряду с упомянутой выше Светланой Гвоздевой, это Владимир Тарачев, одномандатник из Самарской области. В 1995 году он был избран как член НДР, но уже в 1999 году в список НДР не вошел. Кроме того, в списке - два экс-губернатора: Александр Беляков (Ленинградская область) и Анатолий Соболев (Курганская область). Оба они со значительным отрывом проиграли выборы в 1996 году (Соболев даже не вышел во 2-й тур) и в настоящее время не пользуются большим авторитетом среди областных элит. Также в списке 2 федеральных замминистра - Николай Локтионов (заместитель Шойгу) и Василий Волковский (замминистра по налогам и сборам, бывший зампред ФСНП, друг и покровитель Карелина). Кроме того, среди “Медведей” несколько депутатов местного уровня и значительное количество бизнесменов средней руки.

Есть предположение, что “Медведи” могут использовать “афганский” ресурс - в списке глава Российского союза ветеранов войны в Афганистане Франц Клинцевич (по совместительству - глава Народно-патриотической партии), “человек № 2” в НПП Анатолий Гиль, ряд региональных руководителей “афганских” организаций, а также бывший командующий 40-й армией генерал-полковник запаса Виктор Ермаков. Однако организация Клинцевича является хотя и наиболее серьезной, но не единственной “афганской” структурой. Репутация “афганского” движения серьезно пошатнулась пошли ряда скандалов и кровавых событий (“дело Радчикова”). Кроме того, “афганцы” Клинцевича уже участвовали в выборах 1995 года в составе блока “За Родину!” Владимира Полеванова, но успеха этот блок не добился (примечательно, что по инициативе Клинцевича в список Полеванова был включен еще находившийся в 1995 году на свободе Радчиков).

Изначально считалось, что основные кандидаты-одномандатники от “Медведя” будут баллотировать в регионах, которыми руководят члены “Медведя” или другие лояльные Кремлю губернаторы. Однако в реальности сильных одномандатников у “Медведя” не так много. Среди них Александр Локтионов в Тувинском округе № 27 (его на своей родине будет поддерживать Шойгу), гендиректор компании “Кузнецкуголь” Владимир Лаврик (Новокузнецкий округ № 90), Александр Карелин (Заельцовский округ № 126 Новосибирской области), а также депутат Госдумы Владимир Тарачев (Самарский округ № 153) .

Основной задачей “Медведя” является прохождение в Госдуму и создание в ней пропрезидентской фракции, а также максимальное ограничение влияния ОВР. Хотя сам Шойгу заявил о том, что считает Юрия Лужкова своим другом, СМИ практически единодушно назвали его блок альтернативой ОВР. Характерно, что губернаторы, выступившие основателями блока “Медведь”, были сторонниками смещения со своего поста генпрокурора Юрия Скуратова, тогда как Лужков и губернаторы-члены ОВР выступали против.

Представляется, что “Медведь” должен получить благоприятные условия для ведения агитации на ОРТ и ВГТРК (1-й и 2-й телеканалы). При этом на ВГТРК блок будет делить режим наибольшего благоприятствования с основным политическим партнером телерадиокомпании - Союзом правых сил (причем, возможно, приоритет будет отдан именно правым). Избирательная кампания будет вестись с опорой на личности лидеров блока и призыв голосовать против традиционных политиков. Финансирование блока (опять-таки, по данным СМИ) осуществляется через бизнесменов, близких к окружению президента.

В избирательной кампании “Медведя” упор делается преимущественно на сеть региональных СМИ, влиянием на которые обладает группа Юлии Русовой - как указывает пресса, имиджмейкеры нового блока. Однако отсутствие мощной губернаторской поддержки (кроме нескольких регионов) может привести к снижению эффективности данного ресурса “Медведя”.

Один из наиболее сложных вопросов, стоящих перед “Медведем” - дистанцирование от Березовского. Участники блока всячески отрицают свою связь с Березовским, в состав блока не была включена партия КЕДР, по некоторым данным, финансировавшаяся из средств делового союзника Березовского - главы компании TWG Льва Черного. В избирательном списке блока нет и персонажей, известных своими связями с Березовским (как в настоящем, так и в прошлом). Кстати, нет в списке и людей, близких к 1-му вице-премьеру Николаю Аксененко (несмотря на ходившие слухи, что в состав “Медведя” войдет большая группа “кандидатов от МПС”). Однако пока неизвестно, удастся ли “Медведю” полностью преодолеть “фактор Березовского”, равно как в условиях информационной войны сохранить чистую репутацию своих лидеров.

Рейтинг “Медведя” в избирательной кампании следует пока оценивать с некоторой условностью. В опросах Фонда “Общественное мнение”, проведенных 2 и 9 октября, “Медведь” получал стабильно по 7%, что является некоторой неожиданностью. В СМИ уже появилось объяснение, согласно которому такой высокий изначальный рейтинг связан с массовым “вбросом” в СМИ положительной информации о блоке. Однако только последующие рейтинги покажут, не носит ли данный результат “фантомный” характер (появились даже слухи о возможном “подтягивании” результатов “Медведя”). Впрочем, появление в числе участников предвыборной кампании блока “Медведь” привело к снижению рейтинга ОВР (если 20 сентября рейтинг ОВР, по данным ФОМа составлял 29%, то уже 2 октября он упал до 18%, правда, уже 9 октября увеличился до 21%).

Показателен и достаточно высокий стартовый рейтинг Шойгу как возможного кандидата в президенты - 3-4%. Представляется, что в поддержку Шойгу высказывает “несоциализированная” часть избирателей, которая до сих пор видит в нем не политика, а “спасателя”. Однако в ходе предвыборной кампании образ Шойгу неизбежно будет “политизироваться”, что может привести к потере им части потенциальных (а, возможно, и нынешних) сторонников.

Главные условия успеха “Медведя” на выборах - сохранение доверия к его лидерам и подчеркивание его регионального характера (в значительной степени виртуального, что следует из состава избирательного списка и списка одномандатников) в противовес “промосковским” спискам. При массированной поддержке СМИ блок имеет определенные шансы на преодоление 5%-ного барьера, хотя их и нельзя преувеличивать.

“Неидеологизированный” характер блока, который его организаторы считают достоинством, может оказаться существенным недостатком на финише избирательной кампании, когда “раскрутятся” ее фавориты (ОВР, КПРФ, “Яблоко”). Можно вспомнить о судьбе движения “Женщины России”, которое в ходе большей части избирательной кампании 1995 года стабильно пользовалось поддержкой более 5% избирателей, но в Думу не попало именно потому, что в “пиковой” стадии кампании не смогло предъявить избирателю убедительной политической программы.

Что же касается планов создать новую предвыборную “партию власти”, то, судя по составу списка “Медведя”, они потерпели неудачу. Лишь три губернатора (Платов, Руцкой и Наздратенко) согласились сделать серьезную ставку на “Медведя”. Следовательно, можно ожидать сокращения ресурсов, выделяемых блоку (в частности, финансовых и информационных), что снижает его шансы на преодоление 5%-ного барьера.