аналитика / Центр политических технологий

ВЫБОРЫ В ДУМУ: УРОКИ И ПЕРВЫЕ ВЫВОДЫ

Итоги выборов 19 декабря многими были признаны сенсационными. Но даже первичный анализ позволяет выделить как "факторы стабильности" партийно-политической системы, так и вполне рациональные причины, породившие неожиданные результаты. Можно сказать, что непредсказуемым оказался не сам сценарий выборов, а масштаб успеха проправительственных сил, который привел к образованию нового качества в истории посткоммунистической России – лояльного парламента. На этом фоне менее значительными кажутся такие итоги выборов как крах попытки создания "альтернативной партии власти" и сохранение парламентского представительства тремя традиционными думскими партиями.

Главным отличием думских выборов 1999 года от аналогичных выборов 1995 года стал характер голосования. Если выборы 1995 года носили, по сути дела, чисто парламентский характер, то в 1999 году восторжествовала логика голосования не столько за конкретную партию, сколько за кандидата в президенты. На парламентских выборах 1993 и 1995 гг. действовала другая мотивация избирателей: люди не выбирали новую власть, а выражали отношение к ней. "Судьбоносные" же вопросы откладывались до президентских выборов. В итоге общее соотношение "реформаторских" и "антиреформаторских" голосов на парламентских выборах складывалось явно не в пользу исполнительной власти и принципиально отличалось от голосования за Ельцина и Зюганова в июне 1996г.

ТАБЛИЦА 1. Партийная база Б.Ельцина и Г.Зюганова по итогам выборов 17.12.1995г.  

партия/блок

% по списку

Партийная база Б.Ельцина (всего)

 около 24

Наш дом - Россия

10.13

Женщины России

4.61

Дем.выбор России

3.86

6 прочих партий

< 6

Партийная база Г.Зюганова (всего)

 около 35

Компартия РФ

22.30

Коммунисты СССР

4.53

Аграрная партия

3.78

3 прочие партии

< 5

На сей раз избиратели, голосуя за депутатов Госдумы, рационально или подсознательно "примеривались" к выборам президента – тем более, что нынешний кандидат в президенты от "партии власти" (в отличие от Ельцина образца осени 1995г.) обладал высоким рейтингом, и его поддержка стала важнейшим фактором успеха "Медведя" и Союза правых сил. Аналогичный расчет партийной базы основных кандидатов в президенты в 2000г. предрекает легкую победу В.Путину (см. Таблицу 2).

ТАБЛИЦА 2. Партийная поддержка В.Путина и Г.Зюганова за полгода до президентских выборов  

партия/блок

% по списку

Партийная база В.Путина)

 около 24

"Единство"

23.92

Союз правых сил

8.68

Наш дом - Россия

1.2

Женщины России

2.1

Партия пенсионеров

 2.03

Партийная база Г.Зюганова

около 29

Компартия РФ

24.54

Аграрная партия

2.24

Прочие (Анпилов, ДПА. Дух.Наслед., Умалатова)

1.7

Можно выделить еще несколько отличительных особенностей нынешних выборов:

  1.   Резко возрос уровень рациональности голосования - видимо, как реакция на плачевный опыт 1995 года, когда "пропало" около половины голосов. Теперь за 6 прошедших в Думу избирательных объединений проголосовало более 80% избирателей. Рубеж в 1 процент голосов, дающий некоторое "моральное право" называться политической партией, преодолело лишь 4 избирательных объединения "второго ряда" (в отличие от 13 партий в 1995г.)- это самая реальная из партий "левых коммунистов" – РКРП, два списка с привлекательным названием ("Женщины России" и Партия пенсионеров, еще почти процент набрала марионеточная "Партия защиты женщин"), а также "бывшая партия власти" - НДР. Все остальные 16 объединений полностью провалились (часть из них была создана незадолго до выборов и, возможно, прекратит свое существование уже в ближайшее время).
  2.   Опасения за то, что "грязные технологии" приведут к массовому нигилизму практически не оправдались: снижение явки действительно произошло, но составило менее 3 пунктов по сравнению с выборами 1995г., а голосование "против всех списков" также выросло незначительно (3.34% против 2.77% на прошлых выборах).
  3.   Выборы продемонстрировали сохранение влияния сильных региональных лидеров на ход избирательной кампании по партийным спискам. Слабый результат ОВР в большинстве "зауральских" и ряде европейских регионов (во многих из них движение не преодолело даже 5%-ного барьера) был частично компенсирован высокими показателями в Москве, Татарстане, Башкирии и некоторых республиках Северного Кавказа. Однако данный принцип не распространяется на слабых, теряющих свое влияние региональных лидеров - неудача ОВР в Новосибирской области объясняется не только популярностью в ней Карелина, но и слабостью теперь уже бывшего губернатора Мухи (он проиграл губернаторские выборы, проходившие одновременно с думскими).
  4. Усугубившееся неравенство в использовании ресурсов кампании. Первые два телеканала (один из которых официально является государственным, а на другом государству принадлежит контрольный пакет акций) имели четкого "главного фаворита" – "Единство" и двух "вспомогательных" - правый блок и ЛДПР, и столь же явную "мишень" для массированной, ничем не ограниченной критики – блок ОВР. Разумеется, такая позиция ОРТ и РТР не позволяет говорить о "нейтралитете" государства в избирательной кампании. Справедливости ради отметим, что и остальные телеканалы не были нейтральны – принадлежащий органу государственной власти – правительству Москвы - канал ТВЦ превратился по своим "симпатиям" в точного антипода ОРТ, а канал НТВ в последние недели также не сумел удержать позицию "равной удаленности". Парадоксальным образом, косвенную выгоду из "войны компроматов" извлекли коммунисты, которые оказались фактически "вне критики" общероссийского телевидения. Наряду с информационными ресурсами было заметно и превосходство "Единства" в доступе к административным возможностям – вплоть до докладов губернатора Белгородской области на правительственном селекторном совещании об успехах кампании блока в его регионе и создания режима максимального благоприятствования для С.Шойгу.
  5. Успех блока "Медведь" выражает не только силу "партии Путина", но и своеобразный вотум недоверия, вынесенный значительной частью избирателей сформировавшейся политической элите. Демонстративная деидеологизированность блока, "неполитичность" его лидеров стали для избирателей "Медведя" не недостатком, а, напротив, достоинством.
Победители и проигравшие

 Рассуждая в категориях "победителей и проигравших" можно сказать, что из шести прошедших в парламент партий, четыре имеют полное право расценивать свой результат как успешный, а оставшиеся две – как относительную неудачу.

"Медвежье единство" - новая партия власти?

 Уровень электоральной поддержки блока "Единство" оказался заметно выше, чем прогнозировали социологи. Такой успех объясняется несколькими причинами.

Первая и главная из них – "отсвет" популярности Путина. "Единство" могло позволить себе не иметь ни внятной программы, ни "весомого" списка. Прямая ассоциация с премьером, с популярной политикой правительства привлекала к "Единству" не только лояльного власти избирателя, но и весь электорат, склонный пойти за "сильным". На прошлых голосования такие голоса уходили оппозиционным (Жириновский в 1993г.) или "полуоппозиционным" (Лебедь в июне 1996г.) кандидатам – сегодня они достались проправительственному блоку.

Вторая причина, тесно связанная с первой – стопроцентная ориентация на максимально высокий уровень поддержки "Медведя" со стороны правительственных и президентских структур. Эта поддержка носила как публичный (вплоть до двукратного личного заявления премьера), так и административный характер. Часть губернаторов, сделавших ставку на поддержку Путина как будущего президента, также приложили все усилия для "раскрутки" нового блока. "Медведь" в общественном сознании стал не просто "партией власти" (согласно опросам ВЦИОМа, определенная часть избирателей продолжала считать "партией власти" НДР и даже ОВР), но "партией будущего президента". Отсюда и стремительный рост рейтинга "Медведя" - показательно, что по данным социологов, блок Путина-Шойгу привлекал не только бывших приверженцев ОВР и НДР, а и неопределившихся до того времени избирателей из числа сторонников Путина как кандидата в президенты.

Поддержка правительства обеспечила "Единству" максимальную мобилизация в его поддержку ресурсов государства - властного, информационного, финансового, имиджевого. Нужно отметить, что избирательная кампания "Медведя" весьма рационально использовала имевшееся у нее преимущество. Рекламная кампания блока была профессиональной и умело использовала сильные стороны "Единства" – близость к популярному премьеру и привлекательные стороны лидеров блока, его "неполитическое" лицо. Первая "тройка" блока стала (по оригинальному замыслу стратегов "Единства") играть вспомогательную роль: подчеркивалась "новизна" этих персонажей, все вместе они усиливали тему "спасения" (от катастроф, от преступности, просто защиту со стороны "сильного"), которая была органична премьеру – виртуальному лидеру этого движения.

В итоге политическое объединение, задумывавшееся как "спойлер", призванный помешать ОВР занять второе место на выборах (по откровенному признанию Г.Павловского в телеэфире НТВ 21 декабря), с лихвой "перевыполнило" свою программу и показало результат, почти не уступающий Компартии.

СПС – второе пришествие либералов

Правые, имевшие фракцию в первой Думе, а во второй Думе сформировавшие незарегистрированную группу из нескольких депутатов-демократов, вернули себе фракцию. Причины их успеха во многом схожи с "медвежьими", однако в отличие от "молниеносной" кампании "Единства" СПС шел к успеху непростым путем.

 Хронологически первым успехом "правых" стала оптимизация своего списка. "Железная воля" Чубайса позволила амбициозным лидерам правых партий сформировать наиболее рациональное "трио" даже без объединения с НДР и Степашиным. Кириенко и Хакамада нашли свою аудиторию.

 Параллельно СПС удалось использовать свой "элитный капитал" для накопления достаточных финансовых ресурсов для полнокровной кампании: кроме "Единства" ни одна другая партия не могла соперничать с правыми по объему вложенных в кампанию средств. Как и у "Единства", средства тратились профессионально и рационально: сочетание прямой и косвенной рекламы, использование телевизионных и печатных носителей и наглядной агитации, участие лидеров в рекламе, раскрутка собственной программы – все это в максимальной степени (по сравнению с другими партиями) соответствовало классическим канонам избирательной кампании.

Но главной причиной успеха, позволившей правым не только взять пятипроцентный барьер, но и выйти на почетное четвертое место по спискам – своевременный переход СПС на позиции поддержки правительства и лично В.Путина. "Правые" стали неотъемлемой частью виртуальной "партии Путина" – вплоть до использования имени премьера в последнюю неделю своей кампании. На нарочитом противопоставлении своей "путинской платформы" вечно оппозиционному "Яблоку" в борьбе за либеральный электорат СПС обошел своего традиционного конкурента. Помимо "Яблока" СПС в своей кампании "обрушилось" и на других соседей по электоральной нише – НДР и "Отечество" – это еще один тактически правильный ход в кампании партийного списка, предполагающей наибольшую остроту конкуренции между родственными по политическому лицу партиями.

КПРФ – начало сокращения левого фланга

 Традиционным фаворитам парламентской кампании – КПРФ – выборы принесли противоречивые результаты. С одной стороны, успех коммунистов очевиден: они улучшили свой показатель по списку (в сравнении с 1995 г.) и вновь завоевали наибольшее число мандатов в округах; к тому же КПРФ стала фактическим монополистом на левом фланге, но в то же время  число завоеванных мандатов у КПРФ сократилось на четыре десятка(!), сжалась и "периферия" в лице независимых левых. Во многом, разумеется, это стало следствием рационального голосования: "мультипликатор" списочных мандатов составил на сей раз 1,23 вместо 1,98 в 1995г. По оценкам, коммунисты могут рассчитывать на контроль лишь над 130 депутатами – менее чем третью Думы. Еще более существенная потеря – явное начало сокращения коммунистической субкультуры (с 35 до 29%, судя по данным Таблиц 1 и 2), что окончательно лишает Компартию в ее нынешнем виде перспективы прихода  к власти в стране.
Стратегия, избранная на выборах КПРФ, оказалась наиболее рациональной. Отказ от "распыления" основных ресурсов между официально сформированными "колоннами" привел к концентрации левого электората вокруг зюгановской Компартии. В проигрыше оказались все остальные избирательные объединения левого толка, которые не смогли создать сколько-нибудь приемлемую альтернативу КПРФ из-за конфликтов между своими лидерами. В результате лишь коммунисты Тюлькина получили более 2% голосов, а все остальные (анпиловцы, илюхинцы, умалатовцы, а также "Духовное наследие" Подберезкина) полностью провалились.

Блок Жириновского – это ЛДПР!

 К победителям парламентских выборов следует отнести и блок Жириновского. Даже при существенном сокращении своего представительства, этому ветерану российской политической сцены удалось решить проблему политического выживания – несмотря на свой явно "коллаборационистский" курс в Думе, угасание харизмы и перехват "силовых" лозунгов правительством.

Причин его успеха тоже несколько. Во-первых, Жириновский сохраняет устойчивый ядерный электорат размером около 3%. Это люди, "приученные" голосовать за Жириновского как минимум четырьмя федеральными голосованиями 1991-1996гг. (это следует признать рекордом электорального долголетия). Задача "наращивания" этого ядра до 5 процентов решалась путем подключения (разумеется, осознанного и добровольного) к правительственной кампании борьбы с ОВР – на этом Жириновский получил критически важный для себя доступ к центральным телеканалам в последнюю неделю перед выборами (апогеем этого процесса стало "пародирование" Жириновским выступления Примакова – снятое за тем же письменным столом и с дословным повтором некоторых фраз). В итоге Блок Жириновского получил заветные 6%, к которым присоединяются двое одномандатников (по тактическим причинам многие кандидаты от ЛДПР регистрировались как независимые).

Отечество плюс-минус Вся Россия

Не состоявшись как "партия будущей власти", блок ОВР постепенно превращался в "партию части элиты" – федеральной и региональной. Такая перемена не нашла должного отражения в предвыборной стратегии ОВР: его лидеры продолжали лобовую конфронтацию с Кремлем, надеялись на привлечение к себе симпатий как "обиженные властью", уповали только на административный ресурс в регионах, контролируемых их губернаторами. Довольно слабой и неэффективной оказалась и рекламная кампания блока. Губернаторских ресурсов вкупе с личной популярностью Примакова хватило на 13% - такой результат был бы вполне достойным для любого "дебютанта" думских выборов, огромным успехом для "партии губернаторов", но для объединения, создававшегося вокруг "будущего президента", такой результат можно признать провальным. Судьба фракции ОВР в Думе и будущая стратегия его лидеров остается одной из самых больших неопределенностей российской политики в начале 2000г.

Яблоко

 К числу "проигравших" думскую кампанию приходится отнести и "Яблоко". Хотя по формальному признаку его результат лишь незначительно снизился по сравнению с 1995г., масштаб неудачи этой партии нельзя недооценивать. На старте кампании "Яблоко" считалось одним из фаворитов, более того – практическим монополистом в борьбе за голоса "традиционного демократического избирателя". Приход в "Яблоко" С.Степашина, казалось, гарантированно давал "Яблоку" не менее 10% голосов. Ресурсы на кампанию у "Яблока" были минимально достаточными. Критическим фактором, который "затормозил" кампанию этой партии, следует признать неудачное заявление Явлинского о "приостановке" наступательной операции в Чечне. Оно не только шло вразрез с доминирующими настроениями в общественном мнении, но и возвращало "Яблоко" к имиджу оппозиционной, не способной на практические дела партии. В итоге "Яблоко" удержало свое электоральное ядро, но в очередной раз не смогло выйти за его рамки.

ТАБЛИЦА 3. Предварительные итоги выборов в Государственную Думу

                           на вечер          расчет              на вечер
                             20.12                                       21.12

                            % список        мандаты-       мандаты-      примыкание       расчет
                                                      список            округа            (оценка)           мандатов

КПРФ                      24.22             68                    47                    16                     131
Единство                 23.37             66                      8                    15                      89
ОВР                         12.64             33                     27                    27                     87
СПС                           8.72             24                      5                      ?                      29
Яблоко                       6.13            17                       5                     1                      23
Жириновский           6.08            17                       2                                             19
ВСЕГО у 6 партий   81.16      225                    94

РКРП                            2.24
Женщины России      2.05
Партия пенсионеров 2.01
НДР                                1.2             -                        7
ВСЕГО у 4 партий        7.5

ВСЕГО у 17 партий     7.76
Против всех                  3.34
 
 

После выборов: перспективы третьей Думы

Избранная 19 декабря Дума, по мнению практически всех экспертов, будет более правой и более проправительственной, чем ее предшественница. Рассуждения о проправительственном или оппозиционном большинстве в Думе носят во многом абстрактный характер. Многополюсный, фрагментированный парламент в президентской республике тяготеет к "спонтанным" коалициям, управляется лидерами фракций и чаще проявляет "корпоративное", чем политическое лицо. Однако в начальный период работы новой Думы следует ожидать вспышки политической борьбы, в которой противостояние по линии "правительство – оппозиция" станет главной интригой. На то есть по меньшей мере две причины:

  1. "раздел власти" в Думе – проблема политическая. Если места председателей комитетов и других постов (например, в аппарате) возможно решать "полюбовным согласием" всех фракций, то выборы спикера предполагают поляризацию Думы, выстраивание коалиции вокруг своего кандидата в спикеры;
  2. на протяжении первого полугодия вся работа Думы будет проходить под знаком начинающейся президентской кампании. Соответственно, в начальный период работы "партия власти" будет стремиться минимизировать конкуренцию со своим кандидатом, что на думской "площадке" потребует продолжения давления на ОВР, подталкивание его к расколам. КПРФ, "Яблоко" и ЛДПР будут стремиться использовать пребывание в Думе для максимизации ресурсов своих лидеров-кандидатов в президенты.

Главным "игроком" на первом этапе станет фракция "Единства" (разумеется, вместе с ее "покровителями" в Кремле и Белом доме). Теоретически возможны две линии поведения проправительственной фракции. Первая из них – конфронтационная, т.е. попытка "монополизировать" раздел всех думских постов "минимально достаточной коалицией" Единства и его союзников. Вторая линия – обычное для Думы "пакетное соглашение".

На сегодняшний день "с птичьего полета" заметны три "ядра" в Думе – откровенно проправительственное, откровенно оппозиционное и "промежуточное", состоящее из трех "неправительственных" фракций, которые могут поддерживать правительство в рамках спонтанных коалиций.

Единство
89

ОВР
87

КПРФ
131

СПС
29

Яблоко
23

ЛДПР
19

Выборы спикера

Очевидно, что для получения простого большинства, необходимого для избрания спикера, правительственной коалиции необходимо заручиться поддержкой ЛДПР и "Яблока" (ОВР в такую коалицию никто приглашать не будет). С обоими "младшими союзниками" придется "расплачиваться" (в прямом смысле этот глагол применим, пожалуй, только к первой из двух партий). "Яблоко" же присоединится к ней только на условиях получения поста спикера для С.Степашина. О возможности такого варианта говорилось еще до выборов. Степашин после своего ухода в отставку был в целом лоялен в отношении Кремля - некоторые сомнения в администрации президента вызывает лишь его контакты с группой "Медиа-МОСТ". Однако в данном случае вариант "Степашина в спикеры в обмен на лояльность Моста" может стать желательным решением для обеих конфликтующих сторон.

Известны давние связи Степашина с Путиным по совместной работе в Петербурге. Фигура Степашина положительно воспринимается как лидерами СПС (правые поддержали его во время избирательной кампании в Петербурге), так и "Медведя" (Степашин длительное время работал в правительстве вместе с Шойгу и вернул Гурова в систему МВД). Не будет возражать против его кандидатуры и ЛДПР - жириновцы уже голосовали за него как кандидата в премьеры в мае 1999 года.

На пути создания "степашинского" большинства есть, пожалуй, лишь одно существенное препятствие - завышенные амбиции Явлинского, который уже дал понять, что настаивает на предоставлении "Яблоку" контроля над экономическим блоком правительства. Однако завышенные запросы могут привести к конфликту Явлинского со Степашиным, причем не совсем ясно, на чьей стороне окажется большинство фракции (и покровители из "Моста") в условиях падения личного авторитета Явлинского.

Остальные варианты составления "коалиции спикера" представляются гораздо менее вероятными. Объединению голосов КПРФ и ОВР (с учетом симпатизирующих одномандатников) может не хватить голосов для поддержки кандидатуры Е.Примакова (к тому же не очевидно, что сам лидер ОВР в условиях "полураспада" его фракции захочет претендовать на кресло спикера); еще более "экзотическим" представляется вариант сохранения кресла спикера Г.Селезневым. Хотя он сейчас де-факто поддерживается Кремлем на губернаторских выборах в Подмосковье, пост спикера – слишком важный ресурс, чтобы отдавать его коммунисту (хотя бы и "умеренному"). Кандидатура В.Рыжкова кажется привлекательной с нескольких точек зрения, но во-первых, не было прецедента выдвижения кандидатом в спикеры независимого депутата, а во-вторых, его вряд ли согласятся "пропустить" депутаты от СПС.

Пакет – большой или малый

Таким образом, "степашинское" большинство (его также можно назвать "путинским") может составить примерно 230-240 депутатов, что практически обеспечивает его избрание. В этом случае возникает соблазн отказаться от "пакетного принципа" в пользу распределения руководящих постов в Думе между представителями нового большинства. Однако такой вариант маловероятен: для него бы потребовалось превратить "спонтанную коалицию" в постоянную, чего можно было бы добиться только весьма большими уступками постов трем "союзным фракциям" – например, Жириновский уже заявил о претензиях на четыре кресла председателей комитетов. Не имеет шансов на успех и озвученный "Единством" вариант "регионального пакета" взамен "партийного" (т.е. распределения председательских постов по принципу региональной принадлежности депутатов) – такой путь "взрывает" механизм фракционного контроля над депутатами, а потому неприемлем для большинства фракций.

Более вероятен другой вариант, во многом похожий на поведение фракции КПРФ в январе 1996г. – получить пост спикера, а затем согласиться на принцип "большого пакета", пытаясь в его рамках получить для себя максимум за счет "дочерних групп".

Следовательно, можно ожидать ожесточенной борьбы за 80-90 независимых депутатов, не имеющих однозначной привязки к фракциям. Существуют следующие варианты распределения депутатов по фракциям и группам:

  1. Включение в состав уже сформированной фракции. Здесь в качестве практически единственной притягательной силы выступает "Медведь". По словам пресс-секретаря "Медведя" Маргелова, уже к вечеру 20 декабря 23 депутата-одномандатника заявили о своем желании вступить в эту фракцию. Основным ресурсом для пополнения фракции "Медведя" могут выступить преимущественно малоизвестные на федеральном уровне депутаты из числа госслужащих и бизнесменов. Дело в том, что основные посты во фракции уже распределены между членами списка, и новым его участникам достанутся лишь "остатки". Обращает на себя внимание наличие в новой Думе (по предварительным данным) нескольких одномандатников-служащих системы МПС, подчиненной 1-му вице-премьеру Аксененко (например, Предыбайлов от округа 60 и Верегин от округа 115) - они могут стать пополнением "Медведя". К этому варианту склоняются многие "покровители" "Медведя", которым хочется создать самую большую фракцию, и к тому же – "разбавить" откровенно слабых списочных депутатов крепкими одномандатниками.
  2. Создание проправительственной депутатской группы в дополнение к фракциям "Медведь", СПС и ЛДПР. Существует несколько "подвариантов" формирования такой группы:
    - ядро группы создается на основе нескольких (7-8) депутатов-одномандатников от НДР (среди них Черномырдин, Рыжков, Храмов, Язев, Тен, Босхолов, Пискун). Данный вариант возможен, так как для будущей группы в этом случае уже готов аппарат и оргцентр.
    - формирование группы "с чистого листа", то есть по модели "Российских регионов" образца 1995 года. По предварительным подсчетам, в нее можно будет привлечь не менее 40 депутатов-одномандатников (включая членов НДР).
  3. Создания "про-ОВР" группы на основе объединения "Вся Россия", которое отделяется от ОВР. Этот вариант был навязан Примакову и Лужкову региональными лидерами, которые не заинтересованы в том, чтобы их думские представители оказались втянуты в политические игры против правительства Путина. На сегодня вариант "цивилизованного развода" на лужковско-примаковское "Отечество" и умеренную группу "Всей России", занимающуюся преимущественно региональным лоббизмом, можно считать наиболее вероятным. Координация действий между фракцией и группой весьма вероятна по тем вопросам, которые не подразумевают жесткой конфронтации с правительством. Можно сказать, что такой "развод" становится сильным ограничителем для политической деятельности Примакова и Лужкова, де-факто подталкивает их к роли умеренной, "системной" оппозиции правительству, меньшей по "градусу оппозиционности", чем "Яблоко" в предыдущей Думе.
  4. Свои намерения по созданию "сателлитной" группы (по образцу "Народовластия") есть и у КПРФ. В числе независимых депутатов есть достаточно много политиков левой ориентации (например, Илюхин от Пензы, Лигачев от Томска, Майтаков от Хакасии, Чершинцев от Красноярского края и др.). Они могут составить ядро группы, которую можно будет пополнять представителями КПРФ с тем, чтобы довести ее численность до необходимого предела в 35 депутатов.
  5. Более сомнительной выглядит идея создания Аграрной группы, которая существовала в двух предыдущих Думах. От ОВР в Думу прошло лишь несколько аграриев (известны фамилии Лапшина и Кулика). От КПРФ избрано также не очень значительное число аграрных функционеров. Учитывая конфликтные отношения между "овровскими" и "коммунистическими" аграриями, их пребывание в одной группе выглядит затруднительным. Аграрная группа скорее будет создана под эгидой коммунистов и на основе "коммунистических" аграриев во главе с Харитоновым - однако для этого коммунистам надо будет делегировать в новую группу до 30 своих членов, что резко уменьшит численность самой фракции КПРФ.

Исход из приведенных данных, можно предположить, что новая Дума будет по своему составу значительно более фрагментированной, чем ее предшественница. В ней возможно существование до 10 официально зарегистрированных фракций и групп - в этом отношении она ближе к Думе созыва 1993-1995 гг.

В этом составе правительству будет гораздо легче проводить свои решения. На их сторону легко склонить (в дополнение к "Медведю") Союз правых сил, большую часть одномандатников, как из "медвежьей" депутатской группы, так и из "Всей России"; степень оппозиционности "Отечества" и "Яблока" также будет ограничена. ЛДПР останется "платным союзником" власти, хотя "цена" на их услуги явно снизится, т.к. многие решения удастся проводить и без двух десятков голосов ЛДПР.

Уже ясно, что твердое оппозиционное большинство при таком составе палаты невозможно; рухнул и "идеологический барьер", позволявший левым тормозить решение таких "заряженных" вопросов как право частной собственности на землю или утверждение государственной символики. Тем более, без согласия правительства невозможно проведение конституционных поправок, ограничивающих власть президента или расширяющих полномочия парламента. Не получит большинства голосов и попытка вотума недоверия правительству.

Пока остаются неясными многие другие вопросы – от перспектив конкретных законодательных проектов до трансформации поведения Думы после президентских выборов,  однако сформулированный выше прогноз первых ее шагов имеет высокие шансы на реализацию.

© ЦПТ, декабрь 1999