Коррупция в системе образования

Владимир Львович Римский, заведующий отделом социологии Фонда ИНДЕМ

Ответы на вопросы online конференции в редакции газеты «Известия»

30 августа 2002 года

Через несколько дней начнется новый учебный год. По словам министра образования России Владимира Филиппова, в новом учебном году «у тех, кто учится или учит, особых проблем не будет». Хотелось бы в это верить. Однако, как показывает упрямая статистика и говорит жизненный опыт, в системе российского образования не все так гладко.

Одной из наиболее острых проблем для родителей в последнее время стала коррупция в школах и вузах. Анализу данного явления посвящена исследовательская работа Римского В.Л., явившаяся разделом отчета Фонда ИНДЕМ о выполнении проекта «Диагностика коррупции в России».

Каковы причины коррупции в системе образования, какие социальные группы наиболее уязвимы, к каким последствиям ведет коррупция в данной сфере, что необходимо предпринять в первую очередь, чтобы свести до минимума это явление - на эти и другие вопросы вам ответит наш гость.

Биография гостя

Родился 22 апреля 1953 года в городе Москве. В 1970 году после окончания средней физико-математической школы № 2 города Москвы поступил на математический факультет Московского государственного педагогического института им. В.И. Ленина (ныне Московский педагогический государственный университет), который окончил в 1975 году.

По распределению как молодой специалист четыре года работал учителем математики в средних школах города Москвы.

С 1979 по 1991 год работал на Вычислительном центре Московского государственного педагогического института им. В.И. Ленина в должностях инженер-программист, старший инженер-программист, заведующий группой, заведующий отделом операторного и системного обслуживания (1985-1990 гг.), заместитель директора (1990-1991 гг.).

С декабря 1991 года начал работать в Центре прикладных политических исследований ИНДЕМ сначала ведущим специалистом, а с 1993 года – заведующим отделом социологии. В октябре 1997 года стал одним из учредителей, а затем участником Фонда ИНДЕМ (правопреемника Центра ИНДЕМ) и с апреля 1999 года заведующим отделом социологии. Области профессиональной деятельности: политическая социология, политический консалтинг, прикладная статистика, анализ и интерпретация данных, математическое моделирование, стратегическое прогнозирование и планирование, информационные технологии и программирование. С 1985 года и по настоящий период – преподавание в высшей школе курсов математики, прикладной статистики, анализа и интерпретации данных, информатики, политической аналитики, политической социологии и некоторых других. Автор около 30 научных работ по математике, анализу данных и прикладной статистике, политической социологии, политологии. Постоянные публикации в российских газетах: "Российская газета", "Независимая газета", "Век", "Известия", "The Russia Journal" и некоторых других.

Владимир Львович Римский является членом исследовательского коллектива, который под руководством президента Фонда ИНДЕМ Георгия Александровича Сатарова в течение 1999-2001 годов провёл социологическое исследование коррупции в России. Целью этого исследования было обоснование стратегических направлений и подготовка рекомендаций по борьбе с коррупцией.

Разделы отчёта Фонда ИНДЕМ о выполнении проекта «Диагностика коррупции в России» (http://www.anti-corr.ru/awbreport/index.htm), посвящённые коррупции в системах образования и медицины были подготовлены Владимиром Львовичем Римским.

Основой для проведения исследования стал доклад «Моделирование коррупции» (http://www.indem.ru/corrupt/levin/index.htm), подготовленный Г.А. Сатаровым к началу 1997 года по заказу администрации Президента РФ. В докладе был представлен обзор основных теоретических представлений о природе коррупции и математических моделей этого явления. Изучение коррупции Фондом ИНДЕМ было начато с доклада «Россия и коррупция: кто кого» (http://www.indem.ru/corrupt/whoww/index.htm), подготовленного в 1998 году по заказу Совета по внешней и оборонной политике и содержавшего исторический очерк коррупции в России, подробный анализ её причин и негативных последствий. В период с 1999 по 2001 годы Фонд ИНДЕМ по заказу Мирового банка выполнял проект «Диагностика коррупции в России», содержанием которого было комплексное статистическое и социологическое исследование различных аспектов коррупции, ее причин и особенностей. Объектами исследования стали чиновники, бизнесмены и обычные граждане. В качестве методов были использованы неформализованные экспертные интервью и формализованные анкетные опросы бизнесменов и простых граждан. При подготовке к выполнению проекта и при обработке его результатов применялись эксклюзивные методики Фонда ИНДЕМ в области прикладной статистики, экспертно-статистического анализа и стратегического планирования. По результатам выполнения проекта «Диагностика коррупции в России» подготовлен подробный отчёт (http://www.anti-corr.ru/awbreport/index.htm) с анализом ситуации, выводами и рекомендациями.

12:07 Елена

Что делать родителям, если педагоги навязывают платные занятия, давя на детей и занижая оценки? Существуют ли юридические механизмы сопротивления вымогательству?

Такое поведение Ваших педагогов, на мой взгляд, свидетельствует о том, что в своей деятельности они руководствуются коррупционными мотивами. Вы не описали ситуацию, сложившуюся в школе, где, по-видимому, учится Ваш ребёнок, поэтому конкретнее описать эти коррупционные мотивы невозможно. Но такая ситуация встречается во многих наших школах, её коррупционность в том, что педагоги, учителя озабочены не воспитанием и обучением детей, а улучшением своего материального положения за счёт их родителей. В принципе, нормативные документы Министерства образования РФ запрещают учителям вести платные занятия с теми же учащимися, которых они обучают бесплатно, т.е. за свою заработную плату, получаемую от местных или государственных органов власти. В этом случае у Вас есть определённые шансы не обучать своего ребенка на платных занятиях. Для этого можно попытаться заявить свои права учителям и директору школы или в вышестоящем органе народного образования.

Но, если, например, на платных занятиях Ваши учителя «меняются» учениками, т.е. один учитель на платных занятиях учит детей из класса другого учителя, а тот соответственно - из класса первого учителя, то Вы вряд ли сможете доказать какие-то нарушения инструкций и нашего законодательства. Давление на учащихся и их родителей, психологическое, моральное или какое-то иное, доказать очень трудно.

В любом случае, как показывает практика нашего образования, Вы войдёте в конфликт с руководством школы и учителями, обучающими Вашего ребёнка со всеми вытекающими последствиями. Скорее всего, Вам придётся перевести своего ребёнка в другую школу, но корпоративная солидарность директоров и учителей школ может мешать ему учиться и на новом месте. Как избежать таких негативных последствий, можно сказать, только проанализировав Вашу конкретную ситуацию. Замечу только, что такие соображения или соображения такого рода постоянно способствуют поддержанию коррупционных отношений в нашей системе образования, для многих проще им подчиниться, чтобы дети нормально учились. Видимо, именно поэтому Ваши Видимо, именно поэтому Ваши педагоги так и ведут себя: они уверены, что эффективного противодействия не получат.

12:14 Смирнов Евгений, г. Москва

То, что сегодня поступить в престижный государственный вуз без денежных затрат практически не реально знает каждый кто получил или собирается получить высшее образование. Расскажите, пожалуйста, что показали Ваши исследования этого вопроса, к каким выводам Вы пришли, и какие пути искоренения этого явления Вы можете предложить высшей школе.

Престижность государственного вуза во многом понятие условное: для одних семей престижны одни вузы, для других другие. Хотя есть, конечно, и такие университеты и вузы, престижность обучения в которых практически ни у кого не вызывает сомнений. Тем не менее, в силу ограниченности ресурсов нашего исследования, мы не стали делить вузы на престижные и не престижные. И тогда получилось, что 27,5% наших респондентов ответили, что их дети поступали в вузы без репетиторов и без взяток, к вознаграждениям преподавателей или работников вузов, т.е. взяткам, прибегали 7,9% респондентов, а к услугам репетиторов или платных курсов подготовки, которые нередко также являются формами взяток - 17,9% респондентов. При этом необходимо учесть, что 6,3% из них отказались от поступления в вузы из-за отсутствия денег, а в семьях 39,9% респондентов за последние 10 лет никто в вузы не поступал. Кроме того, 5,9% респондентов затруднились с ответом на этот вопрос, вполне возможно, что они, а также некоторые из тех, кто ответил, что не давал взяток тем или иным образом, всё же давали их, но не смогли или не захотели указать истинное положение дел. Если сделать пересчёт процентов от числа тех, кто поступал, т.е. из 100% отнять 39,9% и 6,3%, оставив затруднившихся с ответом, то получится, что взятки давали примерно 14,7% поступавших, а с репетиторами или на платных курсах занимались 33,3% поступавших. Если же исключить и затруднившихся с ответом, то получится соответственно 16,5% и 37,4% от поступавших.

Так что, вовсе не все дают взятки и поступают в вузы с помощью репетиторов, но случаев коррупции очень много, наверняка при поступлении в престижные вузы их доля становится намного выше, и в обществе вполне обоснованно формируется представление о том, что поступление в престижный вуз без взятки мало реально. Такое представление о приёме в вузы поддерживается ещё и тем, что даже в некоторых престижных вузах знания и способности абитуриентов практически не учитываются при их зачислении, решающими оказываются взятки. Ведь приём студентов в каждый вуз ограничен, репетиторы и члены приёмных комиссий должны договариваться между собой, кого они должны принять в соответствии с полученными взятками. И, если потребности взяточников становятся равными планам приёма на первый курс какого-то вуза, то абитуриенты, не заплатившие взятки, не имеют возможностей поступления ни при каких случаях. Обычно им просто ставят низкие оценки на вступительных экзаменах. А высокие оценки получают абитуриенты, заплатившие взятки.

Стремление практически полностью исключить фактор знаний из конкурса абитуриентов при поступлении в вузы проявилось сравнительно недавно, по крайней мере, в советский период такого явления не было. Эта особенность приёма в вузы характерна, конечно, для российской провинции, для некоторых областных центров, в крайнем случае. В Москве, Санкт-Петербурге и некоторых других крупных городах эта тенденция пока ещё не стала преобладающей. И даже в провинциальных вузах преподаватели с большим стажем работы не занижают сознательно оценки на вступительных экзаменах. Молодые преподаватели более циничны, бывали случаи, когда на устных экзаменах они ставили двойки, не слушая ответов абитуриентов. Вполне вероятно, что по мере естественного омоложения профессорско-преподавательского состава в вузах тенденция ставить оценки абитуриентам не за знания, а за взятки будет усиливаться. Последствия действия такой тенденции для системы высшего образования России могут быть крайне негативны, вплоть до полного её разрушения в смысле неспособности обеспечить современный уровень высшего образования в стране.

Искоренить, как Вы выразились это явление в ближайшей перспективе вряд ли возможно, поскольку такая система приёма в вузы очень устраивает большинство представителей российской элиты, и поддерживается ими из года в год. В условиях низких официальных ставок оплаты труда преподавателей и руководителей вузов такая система поступления выгодна и большинству из них. Нужно иметь очень высокие моральные качества и силу воли, чтобы работая в вузе не принимать участие в таких коррупционных действиях. Не спасёт положение и простое повышение ставок оплаты преподавателей и работников вузов – просто уровень взяток повысится. Повышение ставок оплаты должно быть связано с формированием высокого уровня профессиональной и моральной ответственности руководителей, преподавателей и работников вузов за состояние их учебных заведений и всей системы высшего образования в целом. Ведь такая система поступления приводит к приёму в вузы не только слабо подготовленных абитуриентов, но и просто не подготовленных. А ведь их нужно учить! В результате многие абитуриенты, поступившие за взятки, либо также за взятки получают оценки на зачётах и экзаменах, а потом и дипломы об окончании вузов, либо отчисляются. Коррупцию в высшей школе следует усматривать и в этом постоянном понижении качества обучения и уровня подготовки выпускников вузов.

Для выхода из сложившейся ситуации необходимо проводить специальные более глубокие, чем наше, исследования системы высшего образования. И принимать решения по её реформированию только на основе более или менее объективной информации таких углублённых исследований, а, возможно, и экспериментов. К сожалению, такие исследования не проводятся, решения по реформированию российской системы образования принимаются без широкого общественного обсуждения, что следует считать признаками коррупционности при принятии решений. В этой ситуации остаётся надеяться только на ректоров университетов и вузов, которые забоятся о престиже своих учебных заведений, и на то, что Министерство образования и правительство РФ изменят систему принятия решений в такой стратегически важной для страны области, как система образования.

12:24 Татьяна Шагина

Ваше отношение к ЕГЭ, будет ли, по-вашему, способствовать введения в ближайшие годы ЕГЭ в жизнь сокращению коррупции в системе образования или коррупция перекочует из высшего образования в школьное? Спасибо.

Моё отношение к вводимой в настоящий период системе единого государственного экзамена негативное, поскольку это реформирование всей системы нашего образования, скорее привёдет к росту коррупции, чем к её снижению.

Единый государственный экзамен не решает проблему коррупции на вступительных экзаменах в университеты и вузы по многим причинам. Специальности и специализации в российских университетах и вузах настолько разнообразны, что принимать во все высшие учебные заведения и на все специальности только по результатам тестирования невозможно. На театральные, кинематографические и журналистские специальности существуют творческие конкурсы, соответствующие университеты и вузы должны будут получить разрешения Министерства образования РФ на сохранение этих видов вступительных экзаменов, с сохранением старой системы приёма. Такие же разрешения наверняка потребуют для себя вузы, в которых проходит обучение иностранным языкам, поскольку никакой письменный тест не сможет показать владение абитуриента устной речью. Но самое главное - в России ещё с советских времён в результате деятельности репетиторов сформировался существенный разрыв между уровнями знаний, которые могли получить выпускники средних школ, и которые были необходимы абитуриентам для поступления в университеты и вузы. Если единый государственный экзамен будет проводиться на основе школьного уровня знаний, то результаты тестирования не позволят определить, способны ли абитуриенты обучаться по большинству специальностей высшей школы.

Министерство образования РФ, по-видимому, примет решение проводить единый государственный экзамен на основе уровня знаний, необходимого для поступления в университеты и вузы. Но в этом случае многие выпускники средних школ будут иметь низкие оценки на едином государственном экзамене, а вузы вынуждены будут принимать абитуриентов без учёта специфики обучения, имеющейся в каждом из них. Ведущие университеты и вузы страны могли бы принимать самых лучших по результатам единого государственного экзамена, но в них самый высокий уровень специфики обучения, поэтому какие-то дополнительные экзамены им придётся разрешить. Но дополнительные экзамены придётся разрешить и периферийным вузам, поскольку им достанется контингент абитуриентов, получивших невысокие баллы на едином государственном экзамене, таких абитуриентов будет явно больше числа мест и кому-то из абитуриентов придётся отдавать предпочтение. Если же дополнительные экзамены в этих вузах не будут разрешены, система приёма в них станет ещё более коррумпированной, чем в настоящий период, поскольку решения о зачислении студентов будут принимать приёмные комиссии этих вузов, естественно, за взятки. Коррупционность новой, только формирующейся системы приёма в университеты и вузы и в том, что теперь многие проблемы, в частности, разрешения на проведение дополнительных экзаменов, будут решаться в Министерстве образования РФ, а не в самих вузах, как это было прежде. Можно ожидать, что коррупция в системе приёма в университеты и вузы России не исчезнет, а просто переструктурируется: часть денег от взяток будет поступать от вузов вышестоящим чиновникам.

Скорее всего, произойдёт не снижение уровня коррупции, а её перенаправление на других получателей прямых или косвенных взяток. Коррупция при внедрении единых государственных экзаменов будет развиваться и в средней школе, поскольку многие семьи решат, что учиться совершенно не обязательно - достаточно будет один раз оплатить хороший результат на этих экзаменах. И удержать снижение уровня образования в средней, а потом и в высшей школе уже не сможет ни Министерство образования РФ, ни руководители, ни преподаватели учебных заведений.

По-видимому, финансовые средства, которые сейчас тратятся на внедрение системы единых государственных экзаменов, имело бы смысл направить на цели реального повышения уровня знаний учащихся, а не на их контроль. Никакой, даже самый жёсткий контроль знаний по окончании обучения не способен обеспечить повышение качества обучения. Это доказывает вся мировая и российская практика работы системы образования.

12:31 Леонид

Здравствуйте. Какое влияние на социальные слои населения оказывает коррупция в системе образования?

По результатам нашего исследования, которые согласуются с результатами других российских и зарубежных исследователей, коррупция в образовании способствует определённой дискриминации российских граждан по их социальному статусу и уровню жизни, нарушая конституционный принцип равенства и общедоступности соответствующих услуг.

В российской системе образования действует и год от года усиливается дискриминация по доходам семей: преимущества при обучении в хороших детских садах, средних школах, престижных вузах и университетах получают не самые умные, способные и талантливые, а те, кто может за определённую плату получить соответствующие образовательные услуги. Существует и дискриминация по месту жительства: дети из сельской местности имеют меньше шансов получения хорошего среднего и высшего образования. Мы довольно подробно анализировали явления такой дискриминации, и с её проявлениями связываем самые негативные последствия коррупции. Фактически, коррупция в системе образования нарушает конституционные права граждан на получение бесплатного среднего образования и получения высшего образования по конкурсу. Именно те, кто по уровню доходов или по месту жительства, например, должен был бы получать бесплатные образовательные услуги, от этих услуг отодвигаются более высокостатусными социальными группами. Можно с уверенностью утверждать, что такие процессы разлагающе действуют на всё наше общество, формируют разобщённость различных социальных групп, разрушают моральные и нравственные основы самого существования нашего общества. Эти факторы усиливают различные негативные социальные явления, которые мы все наблюдаем, в частности, пьянство, наркоманию, малолетнюю и другую проституцию, посягательства на честь и достоинство граждан и многое другое. Ведь если нет моральных ограничителей, то дозволенным становится слишком многое. А коррупция в системе образования не только не позволяет противодействовать этим негативным проявлениям асоциальности, но и способствует им.

12:42 Владимир, г.Омск

Доброе утро. Не секрет, что в последнее десятилетие кошельки родителей становятся главным фактором качества образования. Вопрос: 1. Такое явление наблюдается во всем цивилизованном мире? 2. Что в такой ситуации делать одаренным детям из бедных семей? Спасибо.

Вы знаете, я не согласен с тем, что как вы пишите «кошельки родителей становятся главным фактором» именно качества образования. На самом деле качество образования определяется не столько деньгами, сколько профессионализмом преподавателей и руководителей учреждений образования. А кошельки родителей становятся главным фактором доступа к образованию. В принципе, эта тенденция, действительно наблюдается во всем цивилизованном мире. И удовлетворительное решение, по-моему, пока не найдено.

Одаренные дети из малообеспеченных семей везде вынуждены пробиваться к образованию, к более высокому социальному статусу за счет собственных сил, работая значительно больше и интенсивнее, чем их сверстники из более обеспеченных семей. Самое главное, чтобы государство создавало условия для реализации стремления к образованию таких одаренных детей. Но и эта проблема пока далека от решения во всем мире. Не случайно развитые страны Запада приглашают для стажировок и работы специалистов из развивающихся стран, стран СНГ и России. Несмотря на высокий уровень жизни и низкий уровень бедности ни одна из этих стран не способна обеспечить себя высокопрофессиональными специалистами. В России эта проблема тоже стоит очень остро, по-моему, планы программы развития системы образования не предлагают конкретных решений. Многие одаренные молодые люди вынуждены уезжать в столицы и в крупные города, в том числе многие уезжают и из Омска в надежде получить хорошее образование и впоследствии хорошую высокооплачиваемую работу. Наверное, ничего особенно предосудительного в таком поведении молодежи нет, но на развитии регионов это отражается крайне негативно: они теряют свой интеллектуальный потенциал.

В том, что государственная политика развития регионов и системы образования не предлагает решение этой проблемы, я вижу одно из проявлений коррупции всей нашей системы государственного управления: она решает скорее текущие, тактические проблемы и мало внимания уделяет стратегическим. С точки зрения расходов государственного бюджета поддержка одаренной молодежи всегда является чисто затратной, но только в ближайшей перспективе, а в более отдаленной – является инвестициями человеческий капитал. Об этом много говорят, но положение за последние годы не меняется. И в результате мы получаем долгосрочный фактор постоянного снижения уровня развития регионов России, а значит и всей страны. Что-то посоветовать одаренному ребенку в конкретном случае непросто, видимо, нужно искать профессиональных и бескорыстных учителей, участвовать в олимпиадах, заниматься самообразованием и добиваться известности в своем городе, регионе, стране, искать спонсоров, наконец. Можно надеяться, что известность поможет ему пробиться.

12:55 Татьяна Николаевна

Уважаемый Владимир Львович! Как по-вашему, насколько сегодня коррумпирована наша школа? Скольким процентам из респондентов, участвующих в вашем исследовании, приходилось прибегать к дополнительным расходам, связанным с повышением качества образования детей?

Наши эксперты и эксперты, принимавшие участие в других исследованиях системы образования, утверждают, что коррумпированность средних школ во многом зависит от их директоров. Так что, оценку деятельности каждой конкретной школы я бы рекомендовал начинать со знакомства с её директором, а уже потом пытаться оценивать её коррумпированность. Все школы разные в этом отношении. Но средние показатели очень тревожны.

Поскольку напрямую оценить коррумпированность системы среднего образования сложно - никто не ответит честно на прямой вопрос, - мы пытались задавать косвенные вопросы на темы связанные с коррупцией. В частности, к таким вопросам мы отнесли необходимость дополнительных материальных затрат на обучение детей.

В соответствии с ответами респондентов примерно треть (34,8%) из них не имеет детей, обучающихся в средней школе, ещё примерно треть (32,0%) не сталкивалась с необходимостью дополнительных материальных затрат на образование детей. Кроме того, статистически значимое число респондентов вообще отказались отвечать на этот вопрос (0,6%) или затруднились с ответом на него (5,5%). И только 27,1% респондентов оказались в ситуации необходимости дополнительных материальных затрат, при этом 19,2% респондентов пошли на такие затраты, а 7,9% - отказались от них из-за отсутствия необходимых средств. Если бы не шла речь о необходимости соблюдения конституционных норм получения детьми образования, 27,1% респондентов, попадавших в такие ситуации, можно было бы считать не слишком высоким значением. Но такая частота потенциальных нарушений Конституции РФ и 19,2% состоявшихся её нарушений не могут считаться нормальными явлениями. Но вряд ли можно утверждать, что все эти 27,1% респондентов попадают в коррупционные ситуации в связи с образованием своих детей. По сложившейся в России практике последних лет государство и органы местного самоуправления повсеместно не обеспечивают достаточных объемов финансирования системы образования на федеральном, региональном и местном уровнях. В результате для обеспечения функционирования системы образования её руководители и работники вынуждены прибегать к поиску иных источников финансирования, в том числе, и через обращение к родителям учащихся. В этих ситуациях очень трудно однозначно квалифицировать ситуацию необходимости дополнительных материальных затрат на образование: во многих случаях без этих затрат средние школы не в состоянии провести даже косметические ремонты перед началом учебного года, закупить необходимые учебники и учебные пособия, обеспечить охрану детей в школах и прилегающих территориях и т.п. При этом Конституция РФ возлагает на родителей или заменяющих их лиц обязанности обеспечения получения детьми основного общего образования. Родители ставятся нынешней ситуацией с системой образования в тупик: осуществляя дополнительные материальные затраты на образование своих детей они вольно или невольно способствуют нарушению конституционных норм, но и не осуществляя их - они могут быть так же обвинены в нарушении других конституционных норм. В том числе и по этим причинам, практика осуществления дополнительных материальных затрат на образование детей нередко воспринимается родителями как необходимость и посильная помощь школе, а не как участие в коррупционных действиях или действиях, нарушающих Конституцию РФ.

Ещё более показательными для оценки распространённости дополнительных материальных затрат на образование детей являются проценты ответов на этот вопрос респондентов, имеющих детей. Как видно из частот их ответов на тот же вопрос в соответствующих ситуациях на дополнительные затраты идут 22,3% и не идут 9,1% имеющих детей. И, суммарно, 31,4% попадающих в такие ситуации лишь немного меньше процента не попадающих в них (35,4%), а остальные родители либо не имеют детей школьного возраста (27,6%), либо затруднились с ответом (5,1%), либо отказались отвечать (0,5%). В результате можно констатировать, что почти половина родителей, имеющих детей школьного возраста попадает в ситуации необходимости дополнительных материальных затрат на образование своих детей, и несколько более половины - не попадает.

Очень часто родителям приходится платить за приём их детей в хорошие школы, либо в школы, где их дети могут гарантированно получить медали по их окончании и т.п. Во многом именно с этим явлениям связано существенное повышение числа медалистов, оканчивающих наши средние школы. Ясно, что родители добиваются медалей для облегчения поступления их детей в вузы. Вот и судите сами, насколько коррумпирована наша школа.

13:05 Руднев Константин, г. Санкт-Петербург

При бесплатном общем образовании, гарантированном Конституцией РФ, родители вынуждены платить за обучение своих детей в большинстве гимназий и лицеев. Вопрос: не кажется ли Вам, уважаемый г-н Римский В.Л., что основной целью появления в последнее десятилетие лицеев и гимназий является не улучшение качества среднего образования, а перевод его на платную основу? Что об этом говорит статистика? Спасибо.

Я не думаю, что основной целью появления лицеев и гимназий является перевод всего образования на платную основу. По крайней мере, в настоящий период не желающие платить за образование могут в лицеях и гимназиях не учиться. Опросы экспертов показывают, что обучение в таких платных лицеях и гимназиях не всегда является лучшим по качеству, чем в государственных бесплатных школах. Во-первых, потому, что педагогические коллективы и платных, и бесплатных для граждан, т.е. государственных, учебных заведений получили образование в одних и тех же высших учебных заведениях. Во-вторых, в платных лицеях и гимназиях, как, кстати, и в вузах, нередко действует принцип: за обучение уже заплатили, поэтому учиться совершенно необязательно. Пропадает мотив нелёгкого учебного труда, стремления к самосовершенствованию с целью последующего повышения своего социального статуса. Многие родители, а за ними и дети считают, что этот статус они потом так же купят, как и обучение в лицее, гимназии или платном вузе. Так что ещё неизвестно, где лучше получать образование, многие умные родители стараются устроить своих детей именно в хорошие государственные школы, где высокие требования учителей обеспечат и высокий уровень образования. Здесь я вижу более существенную проблему, чем развитие платного образования: многие семьи, имея возможности дать своим детям именно платное образование, за счёт коррупционных действий занимают места детей из менее обеспеченных семей в государственных учебных заведениях. Вот такого рода проблемами и должна заниматься команда реформаторов системы образования, по моему мнению.

А статистики никакой у нас на этот счёт, к сожалению, нет. Вся информация о сравнении деятельности платных и государственных учебных заведений либо отсутствует, либо закрыта. Необходимо проводить специальные исследования этой ситуации, в частности, для того, чтобы иметь возможность проверить и Вашу гипотезу о целях деятельности платных лицеев и гимназий. Но мне такие исследования не известны, нам на них пока не удаётся найти финансирование.

13:11 Салтыкова Алла Леонидовна

Здравствуйте, уважаемый Владимир Львович! Предусматривается ли в утвержденной президентом В.Путиным Федеральной программе развития образования на 2000-2005 год, борьба с коррупцией и если да, то каким образом?

Если речь идёт о принятой в этом году Концепции модернизации российского образования на период до 2010 года, то специальных мероприятий по борьбе с коррупцией в ней не предусмотрено. Разработчики этой Концепции и руководители нашего образования утверждают, что принципы и подходы, заложенные в ней, будут противодействовать коррупции. Но я в этом сомневаюсь. В одном из ответов на предыдущие вопросы я описал возможности расширения коррупции при введении единых государственных экзаменов, в других ответах - проблемы, которые не решаются сейчас, и должен отметить, решение которых не предлагается, по моему мнению, новой Концепцией. В ней сделана попытка внедрить в России сразу несколько новых механизмов перераспределения финансовых потоков, что в истории последних лет почти всегда приводило к росту коррупции: контроль использования новых механизмов не успевал за их внедрением. Мне представлялось бы более правильным на нынешнем этапе развития нашего образования сосредоточить усилия на контроле действующей системы финансирования образования и улучшения отчётности в ней, а также на том, чему и как учить детей, подростков и студентов вузов, как обеспечить более высокое качество нашего образования. Но Концепция не содержит рекомендаций по этим вопросам.

13:20 Ольга, г. Москва

Уважаемый Владимир Львович, в последние годы начал быстро развиваться новый вид коррупции в системе образования - дошкольное репетиторство. Проводились ли Вами какие-либо исследования в этом направлении?

Дошкольное репетиторство само по себе коррупцией не является, и на моей памяти существовало и в 60-е и в 70-е годы. Такое репетиторство может быть признано коррупцией, если родителей вынуждают оплачивать услугу, в которой ни они, ни ребенок не нуждаются. Действительно, в последние годы такой вид коррупции в системе образования стал довольно распространенным явлением. В некоторых случаях с родителей вымогают взятки просто за поступление в какое-то дошкольное учреждение без всякого репетиторства. Так что можно считать предложение репетиторства для дошкольников формой взятки, предлагаемой еще не вполне потерявшими собственное достоинство работниками дошкольных учреждений. Возможно, они таким образом пытаются компенсировать недостатки государственного финансирования. Но, к сожалению, возможно и просто наживаются на родителях, и тогда - это явная коррупция. В каждом случае нужно разбираться конкретно. К сожалению, в нашем исследовании дошкольное репетиторство не изучалось, мы были ограничены сроками и объемами финансирования, а потому сосредоточились на изучении общих проблем коррупции в России и самых существенных ее факторов в системе образования и медицины. Но свои оценки я основываю на суждениях и мнениях экспертов, которые участвовали в нашем исследовании и в некоторых других исследованиях коррупции в России.

13:26 Екатерина, г. Москва

К сожалению, коррупция стала неотъемлемым явлением в наших школах. Вот только один пример: мы переехали из одного района Москвы в другой, и я стала устраивать своего сына в школу с углубленным знанием английского языка, которая находится недалеко от дома. В прежней школе сын имел по английскому языку твердую «пятерку». Пройдя собеседование в новой школе, завуч сказала мне, что уровень его знаний по английскому языку недостаточен для этой школы, и ему необходимо взять несколько уроков у преподавателя английского языка за определенную плату. Такое предложение было фактически условием поступления в эту школу. Мы вынуждены были ни за что, ни про что выложить ощутимую для нашего бюджета сумму. А ведь это была муниципальная школа, где по Конституции образование дается бесплатно, и принять его администрация школы была обязана. Хотелось бы узнать ваше мнение по этому поводу и совет, что делать, если такие поборы будут продолжаться и впредь. Спасибо.

В ответе на первый вопрос я уже говорил, что такое поведение руководства и учителей школы, скорее всего, является коррупционным. Но подумайте, если Вы пытаетесь перевести своего сына из обычной школы в английскую, может быть, Вам действительно необходимы уроки английского языка? Кроме того, не могут все дети микрорайона учиться в одной и той же хорошей школе, поэтому существует практика отказов директоров таких школ некоторым из них. В принципе, Вы можете попытаться разрешить эту ситуацию в своём районном отделе народного образования или ином органе управления образованием Вашего района. Но, я думаю, Вам, скорее всего, предложат обратиться в другую школу. Наверное, Вам нужно решить для себя: является ли проявлением коррупции такое отношение к Вам и Вашему сыну в этой школе. И, если является, то лучше учиться в какой-то другой, благо в Москве такой выбор пока ещё есть. А если не является, то Вы можете отложить своё решение о переходе в другую школу и понаблюдать за процессом обучения Вашего сына. Через некоторое время Вы сможете более определённо судить о руководстве и педагогическом коллективе этой школы. Дать Вам более конкретный совет, не изучив Вашу конкретную ситуацию, я бы не взялся.

А вот от незаконных поборов при обучении в средней школе Вы вряд ли будете освобождены даже в самой лучшей школе и Москвы, и других городов России. Исследования показывают, что такие поборы настолько вошли в систему, что, протестуя против них, Вы только восстановите против себя руководство школы, Вашего классного руководителя, других учителей, родителей других учащихся и тем самым создадите проблемы для обучения своего сына. Поймите, я не оправдываю коррупцию, но описываю Вам реальную ситуацию, как она представляется мне на основе собственного педагогического опыта и после проведения нашего исследования. Если же Вы решите противодействовать незаконным поборам, то обязательно действуйте сообща с несколькими другими родителями. Ваши согласованные действия скорее приведут к ощутимому результату, чем попытки взывать к справедливости в ситуации, когда эта справедливость уже довольно сильно отличается от правовых и этических норм.

13:44 alex

Почему на Ваш взгляд в последние десятилетия практически невозможно поступить в высшее учебное заведение на основе школьной программы без репетиторства или платных подготовительных курсов? Это результат коррупции или низкого уровня среднего школьного образования?

Наверное, справедливо, когда уровень школьного образования ниже необходимого для поступления в высшие учебные заведения. Ведь не все же выпускники средних школ будут учиться дальше. В современной системе образования нет и не должно быть прямых запретов кому бы то ни было на получение высшего образования. В XX веке этот принцип был реализован в России и практически во всех цивилизованных странах мира. Но отсутствие запретов не означает прямую возможность, поэтому во всем мире выпускникам средних учебных заведений приходится специально готовиться к поступлению в университеты и вузы.

Само по себе репетиторство или обучение на платных подготовительных курсах в высшие учебные заведения не является коррупцией. Очень многим абитуриентам именно квалифицированные репетиторы помогли освоить профильные для соответствующего вуза дисциплины и облегчить дальнейшее обучение. С другой стороны, многие вузы для отбора абитуриентов используют вопросы, задачи, задания, далеко выходящие за рамки школьной программы. Такой подход университетов и вузов к вступительным экзаменам можно считать одной из форм коррупции. Наверное, правильнее было бы давать абитуриентам примерно одинаковые шансы на поступление, независимо от уровня достатка их семей и регионов, в которых они проживают. С этим явлением руководство нашей системы образования пытается бороться, вводя единые государственные экзамены (ЕГЭ). Но, на мой взгляд, это не решит проблему коррупции при поступлении в высшие учебные заведения.

Свое отношение к ЕГЭ я уже высказал в ответе на один из предыдущих вопросов, не хочу повторяться. Я совершенно согласен с Вами, что качество среднего образования в нашей стране постоянно снижается. Мне представляется, что одним из способов его повышения могла бы стать ранняя специализация одаренных детей. Еще в советское время было много специализированных математических, физических, биологических и других школ и классов. В последние годы в Москве выпускники таких школ могли получить определенные льготы при поступлении в некоторые профильные вузы. Например, вуз мог заключить договор с такой школой о том, что выпускные экзамены за курс средней школы засчитываются как вступительные в этот вуз.

Министерство образования РФ такую практику запретило, указывая на неравенство шансов москвичей и жителей других регионов при поступлении в соответствующие вузы. Это правильно. Но что делать вузам, которые получают совершенно неподготовленных первокурсников, как они будут готовить из них специалистов? Конечно, такие договоры школ и вузов имели определенные признаки коррупции. Но ЕГЭ, скорее всего, заменит одну форму коррупции на другую. Я сужу об этом по высокой степени закрытости всей информации об эксперименте внедрения ЕГЭ в нескольких регионах. Наверное, было бы правильнее провести широкое обсуждение со специалистами и общественностью методики ЕГЭ, предоставить независимым экспертам возможность анализа результатов эксперимента. Ничего этого не делается, поэтому, на мой взгляд, возникают предположения о коррупционности внедряемой системы ЕГЭ. Ведь закрытость информации, конфиденциальность принимаемых решений - одни из ведущих признаков коррупции. Как решать эти проблемы пока не ясно, видимо, нужно проводить специальные исследования и принимать решения на основе объективной информации, анализа реальных тенденций и ресурсов развития системы образования.

13:56 Дмитрий Снегирев, г.Москва.

Владимир Львович, Вы провели исследование коррупции в системе образования. Кому были предназначены эти исследования, кто явился заказчиком этой работы? Имеет ли она какое-либо практическое применение? Знает ли о ней министр образования? Спасибо

Мы проводили исследование коррупции в России не только в системе образования, нас в первую очередь интересовали общие факторы и общие особенности российской коррупции. Это исследование проводилось с конца 1999 по конец 2001 года и финансировалось Правительством Дании через Траст-фонд, управляемый Всемирным банком. Российское Правительство не было заказчиком этого исследования, но председатель Правительства и многие министры получили его текст. Я надеюсь, что министр образования РФ Владимир Филиппов ознакомился с результатами нашей работы. Но каких-то конкретных предложений по участию нашего Фонда ИНДЕМ по разработке мер противодействия коррупции в системе образования мы пока не получали. Кстати, мы уверены, что знакомство общественности с результатами и выводами нашего исследования само по себе будет определенным практическим результатом. Противодействие коррупции должно начинаться с адекватной оценки ее угроз и понимания факторов, способствующих ее распространению.

14:15 Евгений

Всем известно, что практически все преподаватели вузов, являющиеся одновременно членами приемных комиссий занимаются репетиторством. Вопрос: есть ли у Вас какая-либо статистика по этому вопросу. Возможно ли здесь навести порядок, и что для этого необходимо сделать?

Действительно, и наши исследования, и другие исследования подтверждают существование такой практики. Но статистики у нас нет и получить ее довольно сложно, поскольку ни один преподаватель никогда не признается, что под видом репетиторства он или его коллеги за взятки обеспечивают поступление в свой вуз. Такие факты вскрываются в личных интервью с преподавателями по тем или иным причинам доверяющими интервьюеру. И здесь важнее не статистика, а механизмы таких коррупционных действий. Как бороться с этим явлением, сказать сложно, нужны более глубокие направленные исследования. Очень многое зависит от позиции ректора вуза. Если он настроен на преодоление коррупции при поступлении в свой вуз, то целенаправленной работой определенных успехов можно достичь. Но полностью преодолеть это явление в современной ситуации высшего образования в России, на мой взгляд, вряд ли возможно.

14:23 Людмила, г. Москва

Коррупция в школе - это социальное явление? Как обстоят дела в сельских школах и небольших городах, где уровень доходов значительно меньше?

Коррупция - это многоплановое явление. Его очень часто рассматривают исключительно с юридической точки зрения как определенное нарушение законности. Но в системе образования коррупционные действия почти никогда законов не нарушают и привлечь к ответственности коррупционеров практически невозможно. Это один из факторов распространенности коррупции в средней и высшей школе. Если же рассматривать коррупцию как социальное явление, то становятся ясны факторы, ее определяющие, и ее разнообразные негативные последствия. Именно поэтому в нашем исследовании мы сосредоточились на социологическом описании коррупции.

И у нас в стране, и во всем мире можно наблюдать дефицит именно такого социального описания коррупции. В сельских школах и небольших городах родители действительно меньше платят за образование своих детей, но это не исключает коррупцию и на этом уровне. Если же выпускнику средней школы из сельской местности приходится поступать в вуз, то ему, как правило, без дополнительной подготовки обойтись невозможно, и он тут же включается в систему коррупции при поступлении. Так что нельзя сказать, что коррупция обходит сельские школы и то, что часто называется российской глубинкой.

14:30 Татьяна, г. Москва

Касалось ли ваше исследование качества образования? Зависит ли качество школьного образования от величины дополнительных материальных затрат взимаемых с родителей за внеурочные занятия?

Наше исследование не касалось качества образования. Мы изучали коррупцию в образовании. Но некоторые сведения о связях дополнительных материальных затрат родителей с качеством среднего образования дали наши эксперты. Их мнения согласуются с результатами других исследователей и моим личным педагогическим опытом. К сожалению, приходится признать, что качество школьного образования практически не зависит от этих дополнительных материальных затрат. Качество образования в первую очередь определяется профессионализмом учителей и традициями школы, в которой обучается ребенок. Школы сейчас вынуждены просить родителей о материальной поддержке, иногда она принимает форму дополнительной оплаты за внеурочные занятия, но я бы не осуждал за такую практику всех директоров и учителей школ. Эта практика, конечно, имеет определенные признаки коррупции, но если директора таким образом обеспечивают развитие своих школ, мы должны признать, что больше виновато в этом государство, а не они.

14:41 Игорь

Мне кажется, что те, кто дает дополнительные деньги учителям за их непосредственную работу, лишают наименее обеспеченные семьи тех услуг, которые являются обязательными и не являются платными. Проводились ли Вами какие-либо исследования в этом аспекте? Я имею в виду влияние коррупции в системе образования на доступность и качество образования различных социальных слоев населения? Если да, то хотелось бы узнать основные выводы и рекомендации.

Я совершенно согласен с Вашим выводом о том, что коррупция лишает или ограничивает доступ к бесплатным образовательным услугам тех, кто в них наиболее нуждается, то есть детей из малообеспеченных семей. Это один из выводов нашего исследования и мы считаем, что таким образом коррупция в системе образования фактически способствует нарушению основных прав наших граждан. Ведь в демократической системе не должно быть ограничений прав граждан по их материальному или социальному статусу. Гарантом соблюдения таких прав должно выступать государство. Приходится признать, что российское государство с этой задачей пока не справляется. Так что основными рекомендациями должны быть рекомендации по изменению государственной политики в системе образования. У нас сейчас проводится реформа системы образования, но в ее программных документах, по-моему, отсутствуют мероприятия по обеспечению равного доступа граждан к среднему образованию. В ответах на предыдущие вопросы я частично привел свои оценки предлагаемых мер. Основной вывод - предлагаемые меры коррупцию в системе образования не снизят.

Я благодарен всем участникам нашей конференции за интерес к теме коррупции в системе образования, за интересные и весьма компетентные вопросы. Коррупция - сложное социальное явление, поэтому однозначных и коротких ответов на вопросы не могло быть. Кроме того, многие из них повторялись, поэтому я прошу меня простить за то, что не каждый участник получил ответ на свой конкретный вопрос. Но основное содержание моих ответов, я надеюсь, хотя бы отчасти компенсирует этот недостаток. С коррупцией в системе образования можно бороться только сообща, и формирование общественного мнения по этой проблеме не менее важно, чем компетентные решения Министерства образования РФ.