СМИ.ru

Опубликовано в СМИ.ru от 25 июня 17:49 MCK
Оригинал: http://www.smi.ru/02/06/25/537241.html
Еще раз о комиссии, присматривающей за соцопросами
Андрей Левкин levkin@smi.ru
25 июня 17:49 MCK

В статье "Рейтинг Лукашенко - дело государственное", опубликованной в СМИ.ru 20 июня, речь велась о том, что 31 мая вышло постановление Совета Министров РБ "О комиссии по опросам общественного мнения при Национальной Академии наук Белоруссии". Там получается так, что теперь все белорусские службы должны подавать заявки на проведение любого общественно-политического исследования, сдавать в комиссию данные о заказчике и финансировании, методах. Приводим точку зрения Владимира Римского, заведующего отделом социологии Фонда ИНДЕМ.

- Что вы думаете об этих двух белорусских документах?

- Эти документы весьма интересны, и ничего странного в них я не нахожу. В них проявляется желание контролировать процесс формирования (а не исследования, как часто пишут и говорят) общественного мнения. Все будет зависеть от практики, которая постепенно сложится в деятельности этой комиссии.

- Почему вы говорите прежде всего о формировании общественного мнения, а не о его анализе?

- В принципе, социология - такая наука, которая всегда непосредственно вмешивается в сознание, в жизнь людей, в данном случае - белорусских граждан. Даже сам факт проведения опроса уже определенным образом ориентирует респондентов, а если он публикуется - то результаты опроса повлияют уже и на мнение будущих респондентов.
Получается интересная цепочка. Если вы никогда не проводили опросов по данной теме, то респонденты отвечают неуверенно, без каких-то глубоких мнений: они, как правило, еще не задумывались о том, о чем их спрашивают. Ведь если речь идет о политике, то для того чтобы сформировать какое-то мнение, соответствующий респондент должен иметь какое-то образование, быть включенным в политический процесс, следить за политическими событиями и деятельностью партий, парламента, президента, правительства и других субъектов политики. Большинство наших российских сограждан, да и белорусских граждан, надо полагать, больше занимаются собственными делами, больше озабочены собственными проблемами. И это, наверное, нормально. Более того, чем менее обеспечены люди, тем менее они склонны задумываться на эти темы.
Потому и в России, и в Белоруссии граждане теряют интерес к политике, выборам, чаще не голосуют на них или голосуют против всех. И именно социологические опросы - одно из средств внесения в общественное сознание тех тем, которые интересны политике. Это механизм формирования общественного мнения. И вот тут - тонкая грань. Если вы мнение не формируете, то опрос провести очень сложно, люди начинают задумываться только в тот момент, когда их спрашивают. Если же ввести их в тему предварительно, то - можно переусердствовать и получить не общественное мнение, а другое - то, что те же самые газеты и телевидение этим гражданам недавно излагало. Опрос общественного мнения балансирует между этими крайними вариантами, оба из которых - совершенно не измерение общественного мнения.

- И каково тут место комиссии, аналогичной, скажем, белорусской?

- Что меня смущает в их постановке дела - то, что появляется некая комиссия, которая имеет право удостоверять соответствие соблюдения законодательства при проведении опроса и опубликовании его результатов. Более того, эта комиссия при выявлении нарушений законодательства или искажения данных опроса вправе потребовать от организации, опубликовавшей его результаты, опубликования в двухнедельный срок соответствующих уточнений. В случае невыполнения организацией указанных требований комиссия публикует такие уточнения в республиканской печати от своего имени. А виновные в нарушении установленного порядка проведения и опубликования результатов опросов общественного мнения несут ответственность в порядке, установленном законодательством Республики Беларусь. Таким образом, вроде бы общественная комиссия, созданная при Национальной академии наук Беларуси, на самом деле наделяется властными полномочиями, и по последствиям принимаемых этой комиссией решений могут наступать последствия уже юридического характера, определенные действия могут квалифицироваться правоохранительными органами как правонарушения или даже преступления.
В принципе, на мой взгляд, это может привести даже просто к запрещениям проведения и публикации некоторых опросов. То есть сама комиссия - общественная, а по итогам ее заключений некие опросы будут публиковаться постоянно и формировать общественное мнение, а другие опросы вообще не появятся в средствах массовой информации и, тем самым, будут исключены из этого процесса. И, в конце концов, общественное мнение будет концентрироваться на тех проблемах, которые допускаются в опросы. А другие мнения - не будут возникать вообще. Это вариант искусственного сужения поля оценок, суждений, мнений и т.п.
Но тут надо смотреть, как комиссия будет работать: какие опросы будут публиковаться, а какие - нет, будут ли задержки с публикациями, какими будут юридические последствия для тех, кто проводит или публикует опросы, и т.п. Конечно же, есть очень много злоупотреблений опросами и у нас, и на Украине, и в Белоруссии. Но первое, что тут имело бы смысл, - без запретительных мнений давать экспертные оценки и публиковать их вместе с опросами. И сами опросы, и их экспертизу. А в ситуации, когда этот механизм не опробован, получается, что комиссия даже не сама оценивает опросы, а просто говорит, что вот этого опроса гражданам знать не надо.

- Но тогда получается, что комиссия такого рода, которая имела бы реальный смысл, - это весьма сложное устройство.

- Да, это сложная задача, наилучших решений нет во всем мире. Французские исследователи буквально провалились перед последними президентскими выборами. Скорее всего, исследователи шли вслед за мнениями, выгодными их заказчикам, и сдвинули результаты своих опросов, не заметили тенденций, которые в опросы не попадали. Для оценки объективности опросов необходимы какие-то профессиональные методики.
Не очень понятно, кто проводит опросы в Белоруссии. На мой взгляд, там постоянных исследований мало: не могу сказать точнее, просто не имею достаточно полной информации. Вот в российской ситуации понятно, что многие исследования проводятся коллективами, результаты деятельности которых весьма низкие - это особенно характерно для региональных опросов. Поэтому прежде всего должны проверяться такие критерии: насколько постоянно организация проводит опросы, есть ли у нее сеть интервьюеров, сколько точек опросов она использует, проводит она опросы только среди городского населения или включает и сельское, а также профессиональный уровень руководства этой организации. И второе - существенный момент, - имело бы смысл оценивать саму методику проведения исследований. Перед публикацией выяснить, как устроена выборка, по какой методике проводился опрос, как формировались файлы данных и т.п. Всегда более обоснованы результаты тех, кто эту информацию раскрывает. Вопрос возникает, если организация ничего такого не раскрывает, все держит в секрете.

- Но тогда получается, что комиссия по сути выдает лицензии?

- Нет, тут не должна быть печать, которую ставит государственное учреждение - на пять-семь лет или даже навсегда. Потому что несколько месяцев прошло, и в любой организации, проводящей опросы, все могло измениться. Должно быть постоянное общение с комиссией, готовность раскрывать сведения о своих исследованиях.
В этом смысле ФОМ, например, очень открытая организация. Из года в год они среди лидеров российских социологических агентств - то есть доказывают это лидерство делом. А если бы они получили гослицензию, они, скорее всего, все закрыли бы и никому ничего уже не показывали. В сущности, заказчик должен быть уверен в том, что заказ сделан достаточно профессиональному агентству. Это отчасти может походить на аудит в финансовой сфере: если результаты есть, то их можно посмотреть, проанализировать. А если фирма аудит не проходила, то это уже вызывает сомнения в ее состоятельности. И, как правило, аудиторские фирмы не бывают государственными. Вот по этому образцу можно строить и систему проведения экспертиз социологических агентств и их опросов.
Еще такой момент: бухгалтерский аудит не дает прямых рекомендаций для принятия организационных и управленческих решений государственными структурами. Это, скорее, заключение - и такой принцип не случайно образовался в финансовых сферах. Потому что именно в такой ситуации аудитор скорее не будет заинтересован в искажении ситуации - хотя бывают и исключения, когда фирма работает постоянно с одним и тем же заказчиком. Такие негативные примеры есть во всех странах, в том числе и в США.
Значит, должна быть достаточно широкая по составу комиссия - туда надо привлекать самых разных профессионалов, независимых экспертов - даже из смежных отраслей. Главное, чтобы это была независимая общественная экспертиза. Если бы в представленных из Белоруссии документах имелся в виду независимый общественный, аудиторского характера тип деятельности - то можно было бы сказать, что это интересно и России следует учесть этот опыт и вокруг такой комиссии объединить ведущих исследователей. Но само заключение такой комиссии не может считаться окончательным, потому что и те, кто его производит, как и те, кто проводит опросы, являются политическими игроками, в какой-то мере ангажированными, имеющими свои интересы в политике.
Экспертиза нужна, но относиться к ней надо с сомнениями, использовать очень аккуратно. А что до белорусского опыта, то, похоже, там профессионалы опросов при подготовке документов комиссии не были задействованы - потому что упомянутые в документе вопросы опросов появляются уже на дальней стадии разработки исследования, и в экспертизе речь должна идти, в первую очередь, не о них, а об анализе концепции исследования. А по одному вопросу невозможно сделать определенного вывода об опросе, его нужно соотнести с предыдущими исследованиями, с другими вопросами этого же опроса, и только тогда можно о чем-то говорить. Так что принципы этого документа вызывают большие сомнения в том, что комиссия будет адекватной поставленной перед ней задаче совершенствования условий проведения и опубликования опросов общественного мнения.

- Но разве сама социологическая отрасль не является рыночной и не может регулироваться естественным путем? Скажем, в 1999 году одна фирма выдавала по заказу НДР Рыжкова сведения, что у НДР стабильные 5%, а другая - уже "Яблоку" - о том, что у того вообще 15-20%. То есть, опорочили себя - и больше с ними не работают?

- Тут есть нюанс: предполагается изучение общественного мнения, а если мы даем разбираться в опросах только элитным группам, способным выступать заказчиками таких опросов, то это уже формирование общественного мнения, а не изучение его. Например, "Яблоко" и "НДР" строили свои рейтинги - им начинали доверять, то есть - попадая в прессу, такие рейтинги начинали уже формировать общественное мнение. Можно, конечно, какой-то государственной структуре сказать: эти опросы плохие, а эти хорошие. Но это недемократично, это элемент авторитарного руководства обществом. А демократично - наряду с результатами различных опросов сообщать и мнения, и заключения экспертов об их состоятельности. И постепенно граждане сами начнут разбираться в состоятельности и объективности опросов.
Работа с гражданами таким образом - это, в сущности, работа на вовлечение их в политику демократическим путем. На основании того, что они сами начинают думать, формировать какие-то мнения, оценки, суждения. Если бы белорусская комиссия была ориентирована именно на это, то это было бы интересно и полезно для России. Я за постоянный общественный аудит социологических исследований и социологических коллективов.
Если чьи-то опросы постоянно называются наилучшими - потому что у них выборка такая-то, у них такая-то методика, они совершенствуют сеть, - это будет формировать и соответствующее отношение к ним. Тогда граждане начнут понимать и что опросы на телевидении - это шоу, игра и к ним надо относиться именно так. А еще недавно к таким опросам многие относились серьезно, как к исследованиям. И здесь важно объяснить, что такое опрос, какими методами он проводится и т.п., - и не в директивном порядке, а в порядке разъяснения.
Самим исследователям это тоже важно, потому что повысит интерес к их деятельности, в итоге привлечет заказчиков. А иначе получается замкнутый круг: мы плохо относимся к опросам, потому что мало о них знаем, а поэтому и мало денег даем, - в том числе таковы и потенциальные заказчики. Но чем меньше бюджеты опросов, тем менее объективными и состоятельными они могут быть. И вся ситуация раскручивается в сторону снижения доверия к опросам и к уровню их финансирования. Надо разъяснять, пытаться объяснить - это ресурс выхода из сложившегося кризисного положения для всего социологического сообщества.

Возвращаясь к началу - что смущает в белорусских документах? Эта организация, эта комиссия получает властные полномочия, еще не доказав, что она способна решать такие сложные задачи, как обеспечение объективности и обоснованности опросов и прогнозов на выборах. Вот этого быть не может. Сначала сама комиссия должна доказать, что она может объективно проводить экспертизы и оценивать опросы. И только потом ей можно доверить принятие управленческих решений, но этого, по-моему, лучше избегать вообще.

СМИ.ru: Рейтинг Лукашенко - дело государственное  http://www.smi.ru/02/06/20/525531.html
Украина - СМИ.ru: Свой рейтинг - это как наступить на грабли  http://ukr.smi.ru/02/02/15/5752.html
СМИ.ru: Рыжков-младший цифрам не верит  http://www.smi.ru/1999/12/15/945265313.html
СМИ.ru: Лидер "Яблока" готов принять пост премьера  http://www.smi.ru/1999/12/14/945185431.html
ИНДЕМ: Сайт  http://www.indem.ru/indemfond/first.html



© СМИ.ru, 2002. Издание зарегистрировано в Минпечати РФ, свидетельство Эл. #77-2062 от 11 ноября 1999 года. Хостинг - Телеком-Центр.
О проекте. Перепечатка в любых СМИ возможна при условии ссылки на СМИ.ru. Создание и поддержка - ФЭП, 2002.