Цена вопроса

Независимый эксперт по избирательному праву Леонид Кириченко

Писать о новых нормах законов о выборах, право, неловко. Словно описывать прическу, скрывая от читателей, что речь идет о прическе на давно отрубленной голове. Но начну с более понятной аналогии. В персонале лохотрона не только наперсточники и охрана. Есть и интеллектуальная часть. Это и группа заманивания в игру, и группа “борьбы с лохотроном”, призывающая всех граждан принять участие в игре, чтобы разорить наперсточников до основания, и элита лохотронщиков, способные убедить, что каждый должен (!) участвовать в лохотроне. Мол, умение сделать правильный выбор (наперсток с шариком) и отвечать за свой выбор – суть гражданского общества.

На выборах политические вершки (себя они считают элитой) радуют нас очень похожими речами и призывают не бояться выборных фальсификаций. Мол, они никак не могут превысить 3-4 %. (Интересно, что столь же правдивые утверждения, что вред от действия киллера, погромщика и грабителя никак не может превысить 3-4% от здоровья и сбережений, почему-то не звучат). Цель интенсивного внедрения в сознание первой лжи вполне понятна. Ведь даже если вертикаль специально назначенных председателей избирательных комиссий путем простейшей замены протоколов доведет победу партии от 0 до 100%, то эти обслуживающие власть вершки будут уверять, что 100% и есть, ведь, по меньшей мере, 96% голосов партия получила честно.

Полет – особое состояние души и тела. Случаются даже чудеса. На третий день полета из кресла председателя Совета Федерации в кресло депутата Госдумы у Сергея Миронова вдруг открылись глаза и развязался язык. В интервью Эху Москвы он заявил, что фальсификация “ делается самыми разными способами. Самый элементарный, такой, туповатый – это выносные урны. Есть регионы, где людей на дому проголосовало в несколько раз больше, чем на избирательных участках. Ну, это же нонсенс. Есть вообще тупые приемчики, когда просто переписывают протоколы, пишутся нужные цифры. Есть вариант, когда, например, происходит элементарный вброс бюллетеней, причем даже в стационарную урну. И самые разные приемы. Ну и, например, уже совершеннейшее ноу-хау с использованием системы ГАС “Выборы”, я обращаю внимание. И, вот, мы поймали в Тверской области именно на этом. Когда из Тверской области перегоняют уже окончательные данные протокола по 23-м районам в Москву, в ЦИК, стоит наш человек и контролирует, простите меня, оператора, девочку, которая вводит эти протоколы, и говорит, звонит в Москву: “Все, 23 протокола введено”. А в Москве, в ЦИКе стоит другой наш человек и говорит: “А пришло только 9”. Вот это фантастика: ввести на глазах 23, а в Москву прошло 9. Остальные могли, если бы наши не настояли, тут же не начали бить в колокол “Ну-ка, немедленно, где они у вас там затерялись?”, они потом могли прийти с совершенно другими цифрами. Вот такое элементарное и, может быть, туповатое, но жульничество. И мы тоже это пресекаем. Поэтому я уверенно говорю, что и не только в Петербурге, по всей России мы жулить не дадим”.

Как говорится, “дай, Боже, нашему теляти волка съесть!”. Интересно, что на сайте Справедливой России ничего подобного нет, а эти запоздалые признания Миронова так и не появились. И вообще, при специфических нормах наших избирательных законов маниловские планы-угрозы всей оппозиции послать в каждую из ста тысяч избирательных комиссий специально подготовленных наблюдателей и бдительных корреспондентов СМИ напоминают гениальный план истребления волков массовым загоном телят в лес с биркой на шее “Смерть волкам!”.

Вся оппозиция стоит горой за честные выборы. Искренность этих устремлений легко проверить, зайдя на сайты этих партий и политиков. Там упорно не замечают тех норм законов, которые и составляют систему безнаказанных фальсификаций. На выборах Мосгордумы в 2009 году на одном участке (там, где голосовал лидер “Яблока” Митрохин) пропали голоса, поданные за “Яблоко”. После пересчета бюллетеней на этом участке голоса “Яблока” нашлись в пачке бюллетеней за КПРФ. Этот частный случай показателен тем, что и Митрохин, и сама партия “Яблоко” предпочли промолчать о двух хитроумных ловушках в законах, с которыми столкнулся Митрохин. Ведь если бы Митрохин, как гражданин, обратился с заявлением о фальсификации в суд, то по 259 статье ГПК суд бы ему отказал. В России никто из граждан не вправе жаловаться на фальсификации. Это право принадлежит только избирательным комиссиям. А если бы комиссия положила “яблочные” бюллетени в конверт бюллетеней “Патриотов России”, то суд был бы обязан оставить фальсификации в силе, ведь закон о гарантиях запрещает суду отменять фальсификации, если они были в пользу все равно проигравшей партии. Раньше такие действия оппозиции назывались бы борьбой нанайских мальчиков.

Борьба за 31 статью конституции вызывала бы большее уважение, если бы не показательное игнорирование всеми 19 статьи, в которой государство гарантирует равенство прав партийных и беспартийных. Если выборы губернаторов нам обещали вернуть лет через сто, то соблюдать 19 статью никто не собирается никогда. В этом гарант конституции и все лидеры оппозиции едины.

Избирательные законы с самого начала, с 1994 года создавались как система эффективных, безнаказанных и дешевых фальсификаций. Именно с той поры и до сих пор вброс бюллетеней, изготовление фальшивых открепительных удостоверений и многократное голосование даже не являются административным правонарушением. Переписывание протоколов вообще разрешено законом. Надо только сказать, что в первом протоколе была какая-то ошибка. Давняя норма закона о гарантиях, что ни за какие преступления член избирательной комиссии не может быть привлечен к уголовной ответственности без согласия прокурора субъекта федерации, сохранилась до сих пор. То есть, и сами фальсификации, и изгнание наблюдателей, и даже их показательный расстрел – это еще недостаточное основание для уголовной ответственности. Только с согласия прокурора.

При такой правовой защищенности легко и дешево принудить учителей и других госбюджетников подписывать фальшивые протоколы или чистые их бланки по приказу начальства. А суд при любых фальсификациях имеет законное право признать итоги голосования действительными.

Так что на фоне этой взведенной машины фальсификаций суета вокруг всех фронтов выглядит мелкими отвлекающими маневрами.