Михаил Федотов: "Попробуйте диктовать нашим журналистам!"

24.10.00. 19:27 www.strana.ru

Уважаемые коллеги! Я попытаюсь остановиться на вопросах информационной безопасности в юридическом аспекте. На мой взгляд, некие подходы к тому, как могут решаться проблемы информационной безопасности в юридическом ключе, нашли отражение в доктрине информационной безопасности, утвержденной Президентом. Поэтому я прежде всего буду говорить о доктрине. В юриспруденции понятие "доктрина" вообще традиционно понимается как некое системное научное описание и разъяснение правовых понятий. Отсюда и понятие доктринального толкования, т.е. толкования научного, но при этом неофициального. В отличие от официальных толкований и т.д.

Доктрина информационной безопасности, на мой взгляд, представляет собой документ официальный и, в какой-то степени, научный. Во всяком случае, описание информационной безопасности и всех ее составляющих отличается системностью и логической последовательностью. Другое дело, что это за логика, откуда она идет. На мой взгляд, она идет не от предмета исследования, т.е. информационной сферы общества, а от специфики исследователя, людей, занимающихся проблемами безопасности. В результате и получилась не национальная доктрина участия России в построении глобального информационного общества и даже не федеральная целевая программа развития информационной инфраструктуры нашего общества, а доктрина информационной безопасности. Впрочем, ругать за это тех, кто разрабатывал эту доктрину, не следует, потому что каждый занимается тем, что он умеет и к чему он приставлен.

Итак, о логике доктрины. Поскольку она касается безопасности, поскольку главная ее цель - выявить источники опасности и найти средства противодействия этим опасностям. Причем в информационной сфере действительно опасностей не мало. Многие из них достаточно точно указаны в доктрине. Но некоторые опасности явно недооценены. Например, в сфере информационных отношений у нас очень сильно развиты явления коррупции, при этом о коррупции нет ни одного слова в доктрине. И это при том, что коррупция является той ржавчиной, которая съедает наше государство. Это раковая опухоль, которая дала метастазы повсюду. И если мы эту опасность проигнорируем, то сама эта опасность проигнорирует российское государство. Такое государство просто перестанет существовать. Потому что коррупция съест наше государство.

На самом деле она есть, и мы с вами прекрасно знаем. В том числе знаем судебные дела, посвященные продаже информации. Я имею в виду так называемое дело статистиков. Мы знаем массу примеров, когда государственные чиновники дают интервью за деньги. Это тоже коррупция. Это прямое противоречие с законом об основах государственной службы и т.д. Но вот эта часть информационных отношений оказалась совершенно неинтересной и неизвестной авторам доктрины.

Зато есть опасности, рожденные самой логикой исследования, поскольку презумируется, что нас, как и все предшествующие 80 лет, окружают опасности. Естественно, они только и думают о том, как бы досадить бывшему первому в мире государству рабочих и крестьян. Отсюда и возникают такие угрозы, как вытеснение российских информационных агентств, средств массовой информации с внутреннего информационного рынка. В переводе на русский язык это означает: иностранные инвестиции в сферу средств массовой информации представляют угрозу национальным интересам России. Давайте разберемся. Подобное мне приходилось слышать в начале 90-х годов. Тогда я побывал в командировке в Париже и встретился с одним из руководителей концерна "Матра". Этому концерну принадлежит, в частности, газета "Фигаро". Одна из крупнейших газет Франции. И колоссальным трудом (только что польку-бабочку перед этим французским капиталистом я не танцевал) мне удалось убедить его в том, чтобы он направил своих представителей, своих специалистов в Россию для того, чтобы изучить возможности инвестиций в российские средства массовой информации.

Они начали переговоры с "Комсомольской правдой". Тут же посыпались упреки. Мне звонили из Верховного Совета и требовали меня к ответу за то, что я, якобы, продаю национальное достояние. За счет чего? За счет того, что я делал некий шаг для того, чтобы привлечь иностранные инвестиции в возрождение газеты "Комсомольская правда". Мне говорят: вы понимаете, что "Комсомольская правда" - это наше национальное достояние? Я говорю, а у вас есть деньги на то, чтобы спасти эту газету? Нет. Неужели вы думаете, что иностранные инвестиции в газету "Комсомольская правда" приведут к тому, что газета начнет выходить на французском языке? Или вы думаете, что концерн "Матра ашепт" будет вывозить во Францию весь тираж? Как вы себе представляете, в чем здесь опасность? В том, что французы будут диктовать журналистам "Комсомольской правды", что им писать? Попробуйте диктовать нашим журналистам! Кроме того, есть закон о средствах массовой информации, который это запрещает.

Чем закончилась история с "Комсомольской правдой"? Ничем. Французы не вложили ни одного франка. Потому что в стране, где есть такие высокие политические риски, вкладывать большие деньги бессмысленно, а вкладывать маленькие деньги тоже бессмысленно. В результате, инвестиции, реальные инвестиции в сферу массовой информации в России на сегодняшний день близки к нулю. Нет такой опасности на сегодняшний день. Представлять себе, что такая опасность есть все равно, что говорить о том, что есть опасность вытеснения Газпрома с внутреннего экономического рынка России. Кто может вытеснить Газпром? Никто. Газпром может вытеснить кого угодно, но Газпром вытеснить невозможно.

То же самое и с иностранными инвестициями в сферу российской массовой информации.

Специфика исследования, которая выразилась в доктрине, предопределила не только логику построения, но и стилистику доктрины. Для сравнения возьмем другой документ, подписанный тоже Президентом Путиным. Я имею в виду Окинавскую декларацию информационного общества. Если бы создатели доктрины информационной безопасности опирались на Окинавскую декларацию, то и документ получился бы совершенно иной. И тогда это была бы не доктрина, связанная с тем, как нам спастись, а доктрина, связанная с тем, как нам развиваться. Как нам двигаться вперед в открытое информационное общество. Как нам открываться, а не закрываться.

Человек живет во враждебной ему окружающей среде. Вокруг нас все время какие-то вирусы, микробы, бактерии, все они болезнетворны, все они опасны для нашего человеческого организма, если у нас нет иммунитета. Как раз природа выработала у человека иммунитет, который позволяет ему защититься от всех этих внешних опасностей. При этом человек не закрывается, он не ходит в коконе, он не ходит в скафандре, он открыт. Значит, нам нужна такая информационная инфраструктура, которая будет открыта, но которая будет защищена от всевозможных опасностей за счет внутренних иммунитетов. Внутренних защитных механизмов, а не механизмов внешней закрытости и секретности. Потому что самый лучший способ закрытости - это, как мы с вами знаем, выключить компьютер из телефонной сети и из электрической сети. И что будет? Перейдем к лучине?

Что же предлагает доктрина в сфере средств массовой информации? Много правильного и ценного, например, гарантирует свободу массовой информации и запрет цензуры. Хорошая идея, только немножко она запоздала, как минимум на 7 лет. Потому что именно это записано у нас в 29 статье Конституции РФ.

Совершенствование нормативной правовой базы взаимодействия государства со СМИ. Тоже правильная идея. Если авторы под этим понимают принятие закона о деятельности пресс-служб министерств и ведомств, то с этим можно согласиться полностью, такой законопроект действительно нужен. В отношении негосударственных СМИ у демократического государства не может быть иных направлений взаимодействия помимо обеспечения их прав и законных интересов как важнейшего структурного элемента гражданского общества. Что же касается государственных средств массовой информации, то у демократического государства их просто не должно быть, они постепенно должны уступить место негосударственным СМИ. Давайте обратим внимание на США. Есть ли там государственные СМИ? Есть - их два. "Голос Америки" и "Радио свободы". Причем и тем, и другим запрещено вещание на территории Соединенных штатов Америки. За границу - пожалуйста. Это, кстати, отдельная тема создания имиджа страны на международной арене.

Проблема очень серьезная. Очень важная. Я до сих пор не могу понять, почему у нас существует 2 государственных информационных агентства: РИА-Новости и ИТАР-ТАСС, хотя совершенно очевидно, что одно из них должно работать как официальное государственное информационное агентство, а другое должно работать как агентство международной информации. Как агентство по созданию имиджа России на мировой арене, и должно поэтому относится к ведению Министерства иностранных дел. Я в свое время носился с этим предложением, причем неоднократно, но каждый раз с одним и тем же отрицательным результатом.

Уточнение статуса иностранных информационных агентств средств массовой информации и журналистов. Правильная идея. Поскольку под маркой журналистов в страну нередко проникают жулики. Что нужно сделать, чтобы этого не было? Нужно усовершенствовать эту систему. Потому что сегодня коммерсанту, который собирается заниматься коммерцией в России, значительно дешевле аккредитоваться как журналисту, неизвестно какого СМИ, чем аккредитоваться в качестве коммерсанта, т.е. представителя зарубежной коммерческой структуры. На этом люди экономят деньги. Но ведь аккредитация иностранных корреспондентов в любой стране существует не для этого, а для того, чтобы действительно создать нормальные условия работы для иностранных корреспондентов. Здесь нужно наводить порядок. В этом смысле. Я думаю, должна быть полная поддержка.

Создание системы противодействия монополизации отечественными и зарубежными структурами, составляющих информационные инфраструктуры, включая рынок информационных услуг и СМИ. Правильно. Нужно бороться с монополизацией в сфере массовой информации. Например, в Башкортостане в кодексе о СМИ есть специальная норма о недопустимости монополизации. Помешало это господину Рахимову монополизировать не экономически, политически, все средства массовой информации Башкортостана? Не помешало. Значит, нужно более внимательно работать над этой темой. Но при этом давайте не будем забывать, что главным монополистом в сфере электронных СМИ является государство в лице ВГТРК. Потому что все местные телерадиокомпании являются дочерними компаниями ВГТРК, а все радиопередающие центры, а это примерно 95% всех вообще радиопередающих центров в РФ, если не больше, все они являются филиалами ВГТРК. Вам нужны другие примеры монополизации? Что может быть большей монополией, чем монополия ВГТРК?

Конечно, с этим нужно бороться, но не силовым методом, а методом реструктуризации, методом нормального изучения этой ситуации и выработки нормальных подходов к решению данной проблемы. Подобная монополия, конечно, нас не красит. В этом смысле я согласен с идеей, заложенной в доктрине насчет необходимости противодействия монополизации. Кстати, тот проект закона о средствах массовой информации, по поводу которого сейчас идет разговор, не прошел в 99 году второе чтение именно из-за того, что в последний момент из законопроекта была выброшена статья о предотвращении монополизации и ограничении концентрации. Сейчас он снова будет готовится ко второму чтению.

В доктрине говорится: разработка действенных организационно-правовых механизмов доступа средств массовой информации и граждан к открытой информации, о действенности федеральных органов государственной власти и общественных объединений, обеспечение достоверности сведений, о социально значимых событиях общественной жизни, распространяемых через средства массовой информации. Замечательные слова! Показательно, что здесь рядом поставлены доступ к информации и обеспечение достоверности сведений. На практике очень часто именно отсутствие доступа к достоверной официальной информации становится причиной появления неточной, а то и вовсе неправдивой информации. Отсюда вывод, чем больше прозрачность государства, тем выше достоверность информации, получаемой аудиторией СМИ о реальной деятельности государства.

В то же время меня лично очень тревожит то, что сегодня происходит. Когда, например, есть web-сервер Государственной думы, есть даже целый информационный канал Государственной думы, но как только вы хотите посмотреть там помимо фамилий депутатов, какие законопроекты обсуждаются, то здесь вы оказываетесь на сервере организации под названием ОГДИ. И там говорится: вы хотите прочитать проект закона? Заплатите денежки и тогда вы его прочитаете. Но, простите, разве у нас Госдума является закрытым коммерческим учреждением? Разве мы избирали депутатов не для того, чтобы постоянно контролировать их деятельность? Как же мы можем контролировать их деятельность, если нам говорят: хотите контролировать - заплатите деньги? Это же не частная лавочка! Это Парламент!

В доктрине много говорится о повышении эффективности руководства деятельности государственных СМИ. Я согласен с этим тезисом, он абсолютно правильный. Действительно, деятельностью государственных СМИ государство руководит из рук вон плохо. Ничего нет дурного в так называемой второй составляющей национальных интересов в информационной сфере, которая на поверку оказывается ничем иным, как информационным обеспечением государственной политики. В свое время Михаил Полторанин, который был министром печати, потратил уйму сил и государственных средств на то, чтобы выстроить все СМИ в поддержку ельцинских реформ. Для этого был создан пресловутый ФИЦ - федеральный информационный центр. Так что все это уже было. Но результат оказался нулевым, и, в конце концов, ФИЦ был похоронен.

И по сей день повторяется тезис, что провалы в осуществлении реформ возникли из-за того, что государство не смогло объяснить населению их суть. Столько государственных СМИ, а объяснить не смогли! Парадокс! Почему в США существуют только эти два государственных СМИ? "Голос Америки" и "Радио свободы". Почему им запрещено вещать на территорию США? Т.е. на национальную территорию, на своих граждан. Потому что американцы прекрасно понимают тождественность пропаганды и манипулирования сознания. Конечно, в США государство, не имея собственных СМИ, оказывает определенное влияние на редакционную политику негосударственных СМИ, но в очень ограниченных пределах и в очень приличных формах. Причем совершенно неформальных, скорее дружеских или деловых. Ничего подобного тому, что мы читаем о СМИ в доктрине, американское правительство никогда бы не позволило себе не то что обнародовать, но даже и подумать.

В то время, когда я возглавлял Министерство печати, я тоже влиял на дейтельность негосударственных СМИ. Я собирал у себя в кабинете за чашкой чая главных редакторов уважаемых газет. Их коллег из неуважаемых газет я не приглашал, это бессмысленно. И беседовал, разъясняя им какие-то моменты нашей внутренней и внешней политики. Они все прекрасно понимали. Да, они продолжали вести свою линию, ругать правительство, ругать президента Ельцина, но они уже знали реальную ситуацию и того хамства, которое можно было бы ожидать, уже не было. Уже был нормальный диалог. Не взаимодействие, но взаимопонимание, взаимослушание. Можно, конечно, слова доктрины прочитать и по-другому. Должно государство доводить достоверную информацию о своей позиции до сведения общественности? Обязано. Это его обязанность, а не его право. Например, во Франции в составе правительства имеется специальный министр. Когда он дает пресс-конференцию или выступает с заявлением от имени правительства, не от себя лично. Журналисты всех негосударственных СМИ, поскольку государственных там нет, спешат его услышать и сообщить услышанное всей своей аудитории. А уж как они прокомментируют то, что скажет портпароль правительства - это дело их профессионализма и их профессиональной этики.

Конечно, до полного разгосударствления государственных СМИ в России еще далеко. Каждый мало-мальски уважающий себя чиновник считает своим долгом обзавестись собственным печатным органом или телеканалом. Есть, правда, исключения. Например, в Пермской области вообще нет государственных СМИ, кроме местной телерадиокомпании. Ничего. Живут спокойно. Все нормально. Существует только негосударственные СМИ. Поэтому тезис об укреплении государственных СМИ не так-то прост. Разве не нужно поддерживать районные и городские газеты? Нужно. Но есть сомнение, что они попадут под действие доктрины. Они же муниципальные СМИ, а не государственные СМИ.

Очень важный тезис, который содержится в доктрине - это интенсификация формирования открытых государственных информационных ресурсов. Да, для развития информационного общества открытость важнее закрытости, поскольку именно она увеличивает информационный и интеллектуальный потенциал, вводя в оборот все новые и новые знания, сведения, навыки, объекты и т.д. Но оказывается, за этим тезисом в представлении авторов доктрины стоят совершенно иные представления. Например, они совершенно не собираются открывать информационные ресурсы судебных органов. К слову сказать, недавно я был в Китае и знакомился там с их проектом создания системы размещения в интернете на специальном сайте всех вступивших в силу судебных решений от низшего уровня судов до верховного суда КНР. Такие системы действуют уже во многих странах. Начинается такая работа и в России, Министерстве юстиции. Но почему-то в доктрине это не нашло отражение.

У меня вопрос к создателям доктрины. Так что же теперь будет? Министерству юстиции запретят создавать эту систему? Потому что в доктрине как раз написано, что угрозу нашему правосудию представляет деятельность иностранных и частных коммерческих структур, стремящихся получить несанкционированный доступ к информационному ресурсу правоохранительных и судебных органов. Наоборот, откройте эти ресурсы. Дайте возможность приобщиться, потому что суд у нас является публичным. Это написано в Конституции. Есть закрытые процессы, о них речи нет, но по делам, которые были заслушаны в открытом заседании, решения должны быть выложены открыто. В Конституции об этом сказано, в УПК и в ГПК решение всегда оглашается публично. Так давайте обеспечим это! Здесь движение вспять. Вообще движение задом наперед имеет определенный смысл, потому что Земля круглая, если ты идешь на восток, то рано или поздно все равно окажешься на западе. Но как показывает история, развитие человеческой цивилизации не совершается по кругу, поэтому когда мы идет назад, а все остальное человечество идет вперед, то я боюсь, что мы с ними не встретимся.

c Национальная информационная служба "Cтрана.Ru", 2000. Свидетельство о регистрации в Министерстве печати РФ: Эл. #77-4102 от 7 сентября 2000 года. При полном или частичном использовании материалов ссылка на www.strana.ru обязательна.

Информация о проекте: mail@strana.ru. Реклама на сайте: ad@strana.ru. Создание и поддержка - ФЭП, 2000. Хостинг - Телеком-Центр.