Михаил Федотов

Два мира – две пасхи

Нынешний Вашингтон вполне может посостязаться со столетней давности Москвой за право называться городом сорока сороков церквей. Правда, в нашей белокаменной столице девять десятых этих сороков принадлежали к единственной церкви – православной, а в американской – к великому множеству церквей. Причем храмы других конфессий отличаются по архитектуре, но уж никак не по ухоженности.

Хотя в Америке – по понятным причинам – никогда не была в ходу формула “православие, самодержавие, народность”, некий набор главных ценностей можно попытаться сформулировать самостоятельно. Достаточно вчитаться в тексты президентских посланий. Так, на минувшей неделе по случаю Пасхи Христовой президент Джордж Буш направил поздравления “христианам всего мира”. Замечу, что в аналогичном послании Владимира Путина адресация куда скромнее. Оно касается лишь “православных христиан, всех граждан нашей страны, отмечающих Светлое Христово Воскресение”. Но, видно, у американских президентов принято адресовать свои послания, как в Древнем Риме, “городу и миру”. Билл Клинтон тоже посылал свои пасхальные поздравления “христианам Америки и всего мира”.

Легкий сравнительный анализ пасхальных посланий Буша и Клинтона приводит к интересному выводу: при всем различии этих политиков, их партий, команд, стиля руководства страной и игры на музыкальных инструментах они оказываются чрезвычайно схожими в понимании высших ценностей своей страны. Вот почему они говорят не о роли христиан в построении постиндустриального общества, не об их вкладе в сохранение и приумножение традиций благотворительности, добрососедства, взаимопомощи, а о тех уроках, которые должен извлечь современный человек из искупительной жертвы, принесенной более двух тысяч лет назад. Это уроки “помощи другим и любви к окружащим нас”, “веры в то, что добрая воля преодолеет зло и принесет вечную радость” (Буш), уроки “преодоления греха и осознания нашей способности к прощению и любви”, “понимания того, что мы можем и должны сделать ради строительства общества, объединенного терпимостью и взаимным уважением” (Клинтон).

Прекрасно, что пасхальные послания стали традицией и у российского президента (наряду с посланиями по случаю главных праздников мусульман, иудеев). Правда, неким курьезом выглядят в нынешнем послании слова о символичности того, что “в этом году Пасху вместе встречают последователи всех христианских Церквей”. Напрашивается вопрос: а в другие годы, когда даты Пасхи в разных конфессиях не совпадают, это уже не символично? Или символично, но в прямо противоположном смысле?

Беда, когда чиновное скудоумие сводит великое таинство к легкосборному канцелярскому пустословию. Например, в формуле “христиане России и в дальнейшем будут всемерно способствовать укреплению общественного согласия, нравственных основ общества” можно легко заменить “христиан” на “мусульман”, “кришнаитов”, “пенсионеров” и т. д. А ведь президент касается такой тонкой и деликатной материи, как отношения человека с Богом. Вот бы ко всей этой политкорректности добавить чуточку души.



Вашингтон

Автор – министр печати РФ в 1992–1993 гг., секретарь Союза журналистов России.