Михаил Федотов, Нью-Йорк

Дань независимости

Самый главный праздник, День независимости, проходит в крупнейшем мегаполисе США на редкость незаметно. Ни военного парада, как на Елисейских полях в Париже, ни “многотысячных демонстраций трудящихся”, как бывало в нашем отечестве. Лишь поздно вечером небо между небоскребами вспучивается фейерверком.

Поскольку в нынешнем году 4 июля пришлось на воскресенье, то понедельник оказался выходным, и многорядные караваны автомобилей потянулись из Нью-Йорка еще в пятницу. При этом едва ли не над каждой машиной развевался звездно-полосатый флаг. Америка ехала отдыхать, ни на минуту не забывая, что она – Америка. И это – результат не какой-то слепленной политтехнологами федеральной программы по патриотическому воспитанию населения, а итог как минимум двухвековой кропотливой работы того самого гражданского общества по выковыванию единой нации из разноплеменных переселенцев.

К сожалению, у нас в России государственный триколор так и не стал тем символом многонациональной нации, каким стало для американцев их звездно-полосатое полотнище. Мне могут возразить, что все дело в “промывании детских мозгов” – ведь каждый учебный день в школах начинается с того, что ученики и учителя, прижимая правую руку к сердцу, приносят клятву верности – Pledge of Allegiance. Можно подумать, что здесь высится не статуя Свободы, а памятник Туркменбаши. “Вот если бы у нас тоже ввести подобную церемонию, то, глядишь, лет через несколько полюбил бы народ и флаг, и двуглавого орла, и конституцию, а не только одного президента Путина”. Но ведь у нас это уже было! Школьные и лагерные линейки с поднятием флага, и клятва “Я, юный пионер Советского Союза…”, и в очередной раз перелицованный михалковский текст в учебниках и на обложках тетрадей. Результат известен: десятилетиями возводимая в умах людей идеологическая башня рухнула в одночасье. Так, может быть, дело не в методах вдалбливания идей, а в самих идеях?

Какие же волшебные слова заложены в текст клятвы американских школьников? “Я клянусь в верности флагу США и той республике, которую он символизирует: одна нация, перед Богом, неразделимая, где свобода и справедливость для всех”. Коротко, емко, ясно. Здесь почти вся конституция правового государства: единство страны, свобода, справедливость, равноправие… Что можно возразить? Лишь время от времени возникают дискуссии, не противоречит ли упоминание Бога свободе совести. Тем более что слова эти были включены конгрессом в текст клятвы лишь в 1954 году, а значит, есть возможность потолковать о тогдашнем разгуле маккартизма и общем помрачении общественного рассудка. Всего пару недель назад Верховный суд, уподобившись Адаму Козлевичу, отказался рассматривать подобную претензию отца-атеиста Майкла Ньюдоу.

Но ни весь остальной текст клятвы, ни ее обязательность никаких публичных возражений не вызывают. Может, это связано с тем, что сама клятва родилась давным-давно и исключительно как гражданская инициатива. Ее автор, деятель баптистской церкви Френсис Беллами, сделал салют флагу кульминацией написанной им для Национальной образовательной ассоциации программы школьных торжеств по случаю 400-летия открытия Америки Колумбом. Никакой обязаловки, но в октябре 1892 года 12 миллионов школьников повторяли слова детской присяги. И повторяют по сей день. Как молитву. О равенстве. О свободе. О справедливости.

Автор – министр печати РФ в 1992–1993 гг., секретарь Союза журналистов России.