Туристическая деятельность

Общественный Интернет-мониторинг и оценка представительной власти России в 2006 году

Результаты экспертизы № 7

18 декабря – 25 декабря 2006 года

Содержание

Формулировка задания экспертам *

Ответы экспертов *

Лев Московкин, парламентский корреспондент газеты “Московская правда”, Москва *

Людмила Кузьмина, руководитель автономной некоммерческой организации “ГОЛОС”, Самара *

Вячеслав Суриков, слушатель омской Школы публичной политики *

Усиление концентрации капиталов в перспективном бизнесе с помощью изменения норм законодательства *

Владимир Римский, заведующий отделом социологии Фонда ИНДЕМ *

Формулировка задания экспертам

Экспертам предлагалось оценить нормы и возможную практику их применения для следующего проекта федерального закона:

  1. Проект Федерального закона № 337597-4 “О внесении изменений в Федеральный закон "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации"”, внесённый 08.09.2006 правительством РФ и принятый Государственной Думой РФ в 15 декабря 2006 года во втором чтении.

  1. Комментарий: изменение методов государственного влияния на туристический бизнес и уточнение основных понятий.

С текстом проекта этого Федерального закона, пояснительной записки к нему, с заключениями правового управления аппарата Государственной Думы РФ и некоторыми другими документами, имеющими к нему отношение, можно ознакомиться на официальном сайте Государственной Думы РФ http://www.duma.gov.ru/ (раздел “Законодательная деятельность ГД”, в нём – “Законопроекты”, поиск по номеру законопроекта - 337597-4). С текстом этого законопроекта, подготовленного к первому чтению, можно также ознакомиться на сайте Агентства консультаций и деловой информации “Экономика и жизнь” http://www.akdi.ru/GD/proekt/099366GD.SHTM.

Экспертам предлагалось по возможности конкретно и с приведением необходимых обоснований своих позиций ответить на следующие 9 вопросов:

  1. Насколько актуально, необходимо было принимать изменения в Федеральный закон “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации”?
  2. Как можно оценить политическую, экономическую и социальную обоснованность следующих норм проекта Федерального закона № 337597-4:

  1. о “финансовой гарантии”, определяемой как гарантии возмещения убытков, возникающих вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств туроператора перед потребителями туристских услуг;

  1. о ведении федеральным органом исполнительной власти в сфере туризма Единого федерального реестра туроператоров?

  1. Насколько нормы проекта Федерального закона № 337597-4 юридически корректны, согласованы с Конституцией РФ и нормами других федеральных законов, а также насколько они соответствуют стандартам стиля и редакторского оформления федеральных законов?
  2. Насколько нормы проекта Федерального закона № 337597-4 соответствуют общепринятым нормам международного права?
  3. Насколько действием норм проекта Федерального закона № 337597-4 будут обеспечены и защищены социально-экономические права российских граждан?
  4. Интересам каких социальных групп соответствуют нормы проекта Федерального закона № 337597-4, интересам каких социальных групп они противоречат?
  5. Какие субъекты экономической деятельности выиграют от введения в действие норм проекта Федерального закона № 337597-4, а какие проиграют?
  6. Как введение в действие норм проекта Федерального закона № 337597-4 повлияет на развитие российской экономики в ближайшей и в среднесрочной перспективе?
  7. Каковы будут социальные последствия применения норм проекта Федерального закона № 337597-4 на уровне местных сообществ, регионов и Федерации в целом в ближайшей и в среднесрочной перспективе?

Ответы экспертов

Лев Московкин, парламентский корреспондент газеты “Московская правда”, Москва

Ну, что мы будем ковыряться в откровенном? Проект по туризму – комбинация даже не из трех, а двух пальцев: строительство еще одной вертикали по типу судебных приставов (они сейчас распродают активы долевого строительства) и сбор по этой вертикали денег по типу ОСАГО.

Хорошо бы придумать термин, как это называется, потому что это не коррупция и не рэкет, депутаты сами путаются - говорят “неправовое”, и сами же законы принимают.

Людмила Кузьмина, руководитель автономной некоммерческой организации “ГОЛОС”, Самара

  1. Насколько актуально, необходимо было принимать изменения в Федеральный закон “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации”?
  2. В принципе актуально. Прежнему закону около 10 лет. Но ведь есть закон о защите прав потребителей?

  3. Как можно оценить политическую, экономическую и социальную обоснованность следующих норм проекта Федерального закона № 337597-4:

  1. о “финансовой гарантии”, определяемой как гарантии возмещения убытков, возникающих вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств туроператора перед потребителями туристских услуг;

Это нововведение совсем не защищает потребителя услуг (туриста) от некачественных услуг операторов.

  1. о ведении федеральным органом исполнительной власти в сфере туризма Единого федерального реестра туроператоров?

Как-то уж очень очевидно похоже на ситуацию с единым учетом производителей алкогольной продукции. И не возникнет ли та же ситуация: из-за учета не будет услуги, зато увеличится число государственных чиновников все регулирующих? Хотела бы я видеть ту процветающую от компетентной и профессиональной деятельности чиновников хозяйственную отрасль России. Есть пример: год как Автовазом занимаются чиновники Рообонэкспорта – что существенного в автомобилестроение и положение Автоваза они внесли, кроме записи в члены ЕдРо рабочих?

  1. Насколько нормы проекта Федерального закона № 337597-4 юридически корректны, согласованы с Конституцией РФ и нормами других федеральных законов, а также насколько они соответствуют стандартам стиля и редакторского оформления федеральных законов?
  2. А, кто-то был намерен это сделать, ставил цель?

  3. Насколько нормы проекта Федерального закона № 337597-4 соответствуют общепринятым нормам международного права?
  4. Мы “суверенная демократия”, и нормы международных законов для законов внутреннего пользования для суверенных демократий какое-то излишество…

  5. Насколько действием норм проекта Федерального закона № 337597-4 будут обеспечены и защищены социально-экономические права российских граждан?
  6. Обеспечение и защита социально-экономических прав российских граждан в законе не просматривается, кроме эфемерной страховки, которую получать граждане утомятся.

  7. Интересам каких социальных групп соответствуют нормы проекта Федерального закона № 337597-4, интересам каких социальных групп они противоречат?
  8. Соответствуют тем социальным группам, которым не обременительны расходы, и не соответствуют среднему классу и широкому кругу потребителей.

  9. Какие субъекты экономической деятельности выиграют от введения в действие норм проекта Федерального закона № 337597-4, а какие проиграют?
  10. Выигрывают акулы бизнеса, патронируемые государственными структурами, проигрывает мелкий бизнес, так необходимый России, о защите которого так много говорится, но не делается.

  11. Как введение в действие норм проекта Федерального закона № 337597-4 повлияет на развитие российской экономики в ближайшей и в среднесрочной перспективе?
  12. Не “заладится” единая система учета, и будет, как на алкогольном рынке – “временная” пустота. Услуги подорожают и будут недоступны и менее доступны для среднего класса, гражданина.

  13. Каковы будут социальные последствия применения норм проекта Федерального закона № 337597-4 на уровне местных сообществ, регионов и Федерации в целом в ближайшей и в среднесрочной перспективе?

Разочарование активных, творческих, желающих создавать “свое”; утрата рабочих мест; роптание разорившихся и потерявших рабочее место, роптание не имеющих возможности тратить на отдых, не считая.

Вячеслав Суриков, слушатель омской Школы публичной политики

  1. Насколько актуально, необходимо было принимать изменения в Федеральный закон “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации”?
  2. Развитие и изменения туристской отрасли требуют коррекции действующего законодательства. Существует очевидная необходимость в законодательном регулировании многочисленных конфликтных ситуаций, которые возникают в данном этапе развития отрасли. В данном случае речь идет об интересах как предпринимателей в этой сфере бизнеса, так и потребителей.

  3. Как можно оценить политическую, экономическую и социальную обоснованность следующих норм проекта Федерального закона № 337597-4:

  1. о “финансовой гарантии”, определяемой как гарантии возмещения убытков, возникающих вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств туроператора перед потребителями туристских услуг;

  1. о ведении федеральным органом исполнительной власти в сфере туризма Единого федерального реестра туроператоров?

Введение финансовой гарантии резко снизит активность мелких туроператоров, и не гарантирует полноценного возмещения неисполненных обязательств перед потребителем туристских услуг. Дополнительные средства, оседающие на банковских счетах, лишат туристическую отрасль активов и замедлят ее развитие. Данная мера может оказать губительное воздействие на развитие туристкой отрасли через разрушение конкурентной среды, что может сказаться на качестве и стоимости предоставляемых туристских услуг.

Единый реестр провоцирует рост коррупции. Он послужит дополнительным препятствием для развития предпринимательской деятельности и поводом для чиновников шантажировать туроператоров на предмет взятки.

  1. Насколько нормы проекта Федерального закона № 337597-4 юридически корректны, согласованы с Конституцией РФ и нормами других федеральных законов, а также насколько они соответствуют стандартам стиля и редакторского оформления федеральных законов?
  2. Нормы проекта Федерального закона № 337597-4 юридически корректны, стандартам стиля и редакторского оформления федеральных законов соответствуют.

  3. Насколько нормы проекта Федерального закона № 337597-4 соответствуют общепринятым нормам международного права?
  4. Нормы проекта Федерального закона № 337597-4 не соответствуют общепринятым нормам международного права.

  5. Насколько действием норм проекта Федерального закона № 337597-4 будут обеспечены и защищены социально-экономические права российских граждан?
  6. Проект Федерального закона № 337597-4 угнетает социально-экономические права российских граждан на предпринимательскую деятельность и возможности пользоваться услугами туроператоров.

  7. Интересам каких социальных групп соответствуют нормы проекта Федерального закона № 337597-4, интересам каких социальных групп они противоречат?
  8. Закон пролоббирован представителями крупного бизнеса. Он противоречит интересам мелких предпринимателей и потребителей. Прежде всего, тех, которые пользуются невысокими по стоимости услугами туроператоров.

  9. Какие субъекты экономической деятельности выиграют от введения в действие норм проекта Федерального закона № 337597-4, а какие проиграют?
  10. Выиграют, прежде всего, крупные туроператоры, не заинтересованные в формировании активной конкурентной среды.

  11. Как введение в действие норм проекта Федерального закона № 337597-4 повлияет на развитие российской экономики в ближайшей и в среднесрочной перспективе?
  12. Снижение активности туроператоров негативно скажется на развитии перспективной отрасли. Прежде всего, пострадают те, кто развивает внутренний туризм. Можно также спрогнозировать снижение поступлений в бюджеты всех уровней.

  13. Каковы будут социальные последствия применения норм проекта Федерального закона № 337597-4 на уровне местных сообществ, регионов и Федерации в целом в ближайшей и в среднесрочной перспективе?

Снижение туристской активности может сказаться угнетающе на развитии местных сообществ. Уменьшение возможностей для развития предпринимательской деятельности может сказаться на активности регионов в целом. Возможно дальнейшее развитие процессов централизации, концентрации основных экономических доходов в столичных городах.

Усиление концентрации капиталов в перспективном бизнесе с помощью изменения норм законодательства

Владимир Римский, заведующий отделом социологии Фонда ИНДЕМ

Предложение оценить изменения, которые Государственная Дума РФ внесла 15 декабря 2006 года в Федеральный закон “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации”, и возможную практику применения соответствующих норм, не вызвало большого интереса у экспертов: всего было получено две анкеты с ответами на предложенные экспертам вопросы и ещё от одного эксперта – оценка этого законопроекта в целом. Позиции этих экспертов представлены выше, они содержат весьма определённые и конкретные оценки законопроекта о туристской деятельности. Эксперты были настолько кратки в своих суждениях, что их целесообразно дополнить как некоторыми обоснованиями, так и некоторыми иными оценками для того, чтобы расширить спектр возможных экспертных оценок по теме проведённой экспертизы. Некоторые из этих дополнений приводятся ниже.

В постсоветский период развития России туристическая отрасль быстро развивалась. Причиной были запросы многих российских граждан на посещение других стран, в основном, для отдыха, экскурсий и путешествий. В советский период существовали настолько существенные ограничения для посещения зарубежных стран, что подавляющее большинство советских граждан никогда в них не бывало. Интерес к их посещению поэтому в первые постсоветские годы в России был настолько велик, что очень многие российские граждане, имевшие доходы выше необходимого для жизни минимума, тратили их не только на автомашины и квартиры, но и на поездки в другие страны. Постепенно отдых и путешествия в зарубежные страны стали нормой для формирующегося в России среднего класса, а также для высокообеспеченной российской элиты.

В ответ на запросы российских граждан на довольно массовое посещение зарубежных стран стал развиваться туристический бизнес. Изначально в нём был невысокий уровень концентрации капитала, развивался как малый, так и средний по уровню бизнес. Постепенно этот туристический бизнес стал создавать настолько много рабочих мест, что для их заполнения стали появляться соответствующие специальности в высших учебных заведениях. И эти специальности пользовались и пользуются довольно устойчивым спросом у абитуриентов, правда, меньшим, чем спрос на юристов и экономистов. Постепенно стал повышаться спрос на отдых и путешествия по России и странам, ранее входившим в Советский Союз, т.е. в страны Балтии и в страны СНГ. Эти направления тоже довольно успешно развивались в российском туристическом бизнесе, создавая рабочие места даже в небольших городах, имевших исторические памятники или иные достопримечательности.

По многим признакам российская туристическая отрасль развивалась по стандартам аналогичных отраслей в развитых странах мира, т.е. по стандартам постиндустриальной отрасли экономики. На начальном этапе развития в этой отрасли не было крупных капиталов, она не очень интересовала потенциальных инвесторов. Но отрасль достаточно адекватно реагировала на запросы туристов, поэтому объёмы продаж в ней постоянно росли, вместе с ними стали появляться и довольно крупные капиталы. Эти капиталы существенно уступают по объёмам капиталам российского бизнеса в нефтяной, газовой, металлургической, лесной и некоторых других отраслях. Но формирование этих капиталов связано, в первую очередь, с предоставлением услуг российским и иностранным гражданам, а не с владением какими-то материальными ресурсами. Поэтому можно было прогнозировать довольно устойчивое и успешное развитие туристической отрасли в России, способной символические капиталы красот природы, исторических памятников и формирующихся стереотипов отдыха в путешествиях по России и зарубежным странам конвертировать в капиталы финансовые.

Развитие туристической отрасли в России, тем не менее, происходило и происходит не без проблем. Одной из важнейших проблем этой отрасли, как постиндустриальной, является сниженный уровень контроля качества предоставляемых в ней услуг. Уровень этого контроля низок, как со стороны государства, так и со стороны профессиональных ассоциаций предпринимателей, работающих в туристическом бизнесе. Очень мало возможностей повлиять на уровень качества этих услуг и со стороны негосударственных, некоммерческих организаций граждан, типа обществ потребителей, правозащитных организаций и некоторых других.

Именно низкое качество услуг туристических фирм и туристических операторов наиболее существенно для российских граждан. Они нередко доверяют свои финансы, своё здоровье и даже жизнь таким представителям этой отрасли, которые занимаются не предоставлением туристических услуг, а мошенничеством. Появилось и мошенничество со стороны потребителей туристических услуг: некоторые российские граждане ездят по контрактам с теми или иными туристическими фирмами, а потом предъявляют им претензии на суммы, существенно превышающие стоимости оплаченных услуг. Для многих туристических фирм такие потребители их услуг стали представлять определённую проблему, потому что каждый туристический сезон стал сопровождаться разбирательствами исков этих потребителей в судах, выплатами не всегда обоснованных компенсаций, необходимостью углублённой проверки едва ли не каждого клиента, необходимостью содержания в штате туристических фирм высококвалифицированных юристов и т.п.

Конкуренция в туристической отрасли постепенно давала и даёт преимущества тем туристическим фирмам и туристическим операторам, которые добросовестно предоставляют туристические услуги. Но этот процесс идёт довольно медленно, претензий к представителям туристической отрасли у российских граждан, пользующихся их услугами, относительно много. При этом число российских туристов не снижается, что создаёт хорошую ситуацию для того, чтобы ассоциации туристического бизнеса совместно с обществами потребителей и правозащитными организациями при поддержке государства сумели найти способы обеспечения высокого качества туристических услуг и вытеснения с рынка этих услуг недобросовестных их поставщиков.

По российской традиции ситуация наличия проблем в той или иной отрасли, чаще всего, разрешается разработкой и принятием соответствующего федерального закона. Можно утверждать, что в большинстве случаев принятие его норм не может стать решением проблем соответствующего бизнеса и взаимоотношений потребителей с ним. Причина в том, что такие нормы, чаще всего, предлагают такие решения проблем, которые не проверены и не приняты практикой этих взаимоотношений. Нередко нормы таких федеральных законов вводятся без проверки их адекватности состоянию дел, несистемно, в интересах отдельных категорий бизнеса, без прогнозирования последствий их применения и т.п. Можно утверждать, что законодательное регулирование туристической отрасли является именно таким.

Нормы предыдущего варианта федерального закона о туристической деятельности не позволяли разрешать описанные выше и многие другие конфликтные ситуации в этой сфере. Поэтому определённая актуальность внесения изменений в этот закон, безусловно, была. Но сами нормы закона никогда не разрешают никаких спорных ситуаций, это возможно только в практике их применения. А эта практика постепенно формировала иные способы разрешения проблемных ситуаций в туристической отрасли, чем описанные в изменениях, внесённых Государственной Думой РФ 15 декабря 2006 года в Федеральный закон “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации”.

Складывающаяся практика разрешения конфликтов в туристической отрасли, возможно, не во всём устраивала предпринимателей и потребителей их услуг. Но принятые во втором чтении изменения в нормы законодательства вообще вряд ли будут способны такие конфликты разрешать, их направленность, скорее всего, иная. Поэтому актуальность принятия этого Федерального закона, по крайней мере, спорна с той позиции, что для реальных решений возникающих в туристической отрасли проблемы можно было бы больше внимания уделить анализу реальных процедур их разрешения и их постепенной модификации, в необходимых случаях закрепляемых нормами федерального законодательства. Для реальных решений проблем туристической отрасли важна не быстрота принятия норм законодательства, а их качество и готовность предпринимателей их использовать, следовать им в своей практике.

Направленность изменений в Федеральный закон “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации”, внесённых во втором чтении Государственной Думой РФ 15 декабря, можно проиллюстрировать оценками двух важнейших норм.

Первой из этих законодательных норм является финансовая гарантия, которая определяется в тексте проекта Федерального закона № 337597-4 как “документально подтвержденное обязательство третьего лица возместить убытки, которые могут быть причинены вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств туроператора, возникающих на основании договора о реализации туристского продукта”. В пояснительной записке к этому законопроекту утверждается, что он разработан в целях “формирования механизма экономической ответственности туроператоров перед потребителями туристских услуг”. Но финансовая гарантия такого “механизма” не создаёт, потому что позволяет оказывать туристические услуги низкого качества, но формально соответствующие пунктам заключаемых с туристами договоров. Они не в каждом случае смогут доказать низкое качество этих услуг, потому что чаще всего настроены путешествовать или отдыхать, а не собирать доказательства нарушений договоров. В результате финансовая гарантия будет даже больше, чем до её введения, способствовать снижению качества туристических услуг. Ведь раньше суммы исков туристические фирмы и туристические операторы оплачивали из своих прибылей, а теперь смогут это делать из сумм финансовых гарантий. Иных норм, направленных на повышение качества туристических услуг, проект Федерального закона № 337597-4 не содержит, поэтому он не направлен на решение этой проблемы, важнейшей для туристов и цивилизованного развития туристического бизнеса в России.

Финансовая гарантия и какие-то иные нормы проекта Федерального закона № 337597-4 не ставят существенных препятствий для осуществления мошенничества как со стороны туристических фирм и туристических операторов, так и со стороны недобросовестных туристов. Поэтому никаких законодательных решений и этой важнейшей проблемы российской туристической отрасли проект Федерального закона № 337597-4 не содержит.

Введение законодательной нормы финансовой гарантии выгодно относительно крупному бизнесу в туристической отрасли, но станет существенным барьером в ведении этого бизнеса для малых и даже средних предпринимателей. Туристический бизнес характеризуется тем, что до начала сезонов необходимо производить выплаты авансов за выгодные контракты, до отправки той или иной группы туристов необходимо также выплачивать существенные авансы и т.п. Эффективные туристические бизнесы поэтому постоянно вкладывают свои свободные финансовые средства в собственное развитие, в возможности привлечения клиентов лучшими условиями отдыха и путешествий, высокого качества услуг. После введения института финансовых гарантий преимущества на рынке туристических услуг будут иметь либо довольно крупные туристические агентства, либо средние туристические фирмы, сумевшие сделать эти выплаты в любом случае в ущерб предварительной оплаты наиболее выгодных контрактов.

Вполне вероятно, что частично суммы финансовых гарантий будут переложены на туристов, повысив тем самым стоимость туристических услуг в нашей стране. Этот фактор, в свою очередь, станет дополнительным препятствием для продолжения ведения малого бизнеса в туристической отрасли, потому что их издержки на оказание высококачественных туристических услуг всегда выше, чем у более крупных бизнесов. Поэтому малые бизнесы могли привлекать туристов несколько более низкими ценами на туристические услуги, чем в среднем по отрасли. Введение финансовых гарантий, скорее всего, настолько повысит издержки малых бизнесов, что стоимость их услуг станет выше стоимости услуг более крупных туристических фирм, или эти малые бизнесы прекратят свою предпринимательскую деятельность. Одновременно некоторое преимущество получат малые бизнесы, которые занимаются мошенничеством, а не предоставлением высококачественных туристических услуг, потому что только такие малые бизнесы смогут поддерживать сравнительно низкие цены на туристические услуги.

Второй важнейшей законодательной нормой, введённой проектом Федерального закона № 337597-4 является Единый федеральный реестр туроператоров. Этот реестр должен содержать несколько формальных сведений о туроператоре, в частности, его наименование, адрес, сведения об учредителях, о руководителе, о свидетельствах государственной и налоговой регистрации, об уплаченной финансовой гарантии и о местах осуществления туристической деятельности. В соответствии с нормами проекта этого федерального закона “ведение реестра осуществляется федеральным органом исполнительной власти в сфере туризма”. Включение туроператора в этот реестр оформляется в виде свидетельства о регистрации, без которого соответствующая предпринимательская деятельность невозможна и которое может быть отозвано этим федеральным органом исполнительной власти.

Фактически, такое введение реестра туроператоров будет провоцировать коррупцию во взаимоотношениях бизнесов и органа исполнительной власти, ведущего этот реестр. Ведь по российской традиции проблемы в этих взаимоотношениях решались и будут решаться с помощью взяток и других форм неформальных выплат чиновникам за выгодные бизнесам решения. А никаких мер противодействия такой и иной коррупции проект Федерального закона № 337597-4 не содержит.

Дополнительные возможности коррупции создаёт и необходимость для обеспечения действия норм проекта Федерального закона № 337597-4 принятия постановления Правительства Российской Федерации “Об утверждении Порядка оказания услуг турагентами”. Поскольку этот документ принимается не до введения в действие норм проекта Федерального закона № 337597-4, то можно прогнозировать, что порядок оказания услуг турагентствами будет принят в интересах относительно крупного бизнеса в этой отрасли, способного успешно такой порядок пролоббировать в органах исполнительной власти и имеющего достаточно финансовых средств на выполнение правил этого порядка. Вряд ли эти правила смогут выполнить представители малого бизнеса.

Изменения в Федеральный закон “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации”, внесённые во втором чтении Государственной Думой РФ 15 декабря, замедлят обороты финансовых средств в туристической отрасли, создадут существенные преимущества наиболее крупным бизнесам в ней, не способствуя повышению качества предоставляемых туристических услуг. Этот проект Федерального закона № 337597-4 фактически вводит ограничения в конкуренции в туристической отрасли за получение доходов от высококачественного обслуживания туристов, даёт необоснованные преимущества тем бизнесменам, которые имеют хорошие связи с органами исполнительной власти. Органы исполнительной власти получат существенно больше возможностей контроля частного бизнеса в туристической отрасли, но при этом не улучшатся условия негосударственного его контроля, его контроля со стороны потребителей туристических услуг. В условиях довольно высокого уровня российской коррупции потребители туристических услуг от изменений в Федеральный закон “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации” вряд ли что-то выиграют, а, скорее всего, проиграют, например, за счёт повышения стоимости туристических услуг и затруднения в доказывании фактов их некачественного предоставления. Скорее всего, существенные трудности с ведением туристического бизнеса будут иметь небольшие агентства, занимающиеся обслуживанием туристов на территории России. А в целом динамика развития туристической отрасли в России, скорее всего, должна будет снизиться. А российский бизнес в целом потеряет некоторые преимущества в конкуренции с иностранными бизнесами, которые более успешно используют имеющиеся в нём ресурсы постиндустриального развития, в частности, его направленность на предоставление высококачественных услуг туристам. Следовательно, вмешательство чиновников в развитие туристической отрасли российской экономики не только не решит проблем этой отрасли, но сделает её менее конкурентоспособной в сравнении с другими. В этом тоже можно усмотреть своеобразную форму российской коррупции, когда при декларациях должностных лиц о развитии отрасли экономики государственное вмешательство на деле приводит к замедлению и ухудшению качества её развития.