Последние изменения федерального законодательства об обороте алкогольной продукции

Общественный Интернет-мониторинг и оценка представительной власти России в 2006 году

Результаты экспертизы № 2

20 октября – 31 октября 2006 года

Содержание

Формулировка задания экспертам *

Ответы экспертов *

Лев Московкин, парламентский корреспондент газеты “Московская правда”, Москва *

Людмила Кузьмина, руководитель автономной некоммерческой организации “ГОЛОС”, Самара *

Виталий Алещенко, старший научный сотрудник ИЭиОПП Сибирского отделения РАН, Омск *

Дестабилизация рынка с целью управления ситуацией *

Формулировка задания экспертам

Экспертам предлагалось оценить последние изменения норм федерального законодательства об обороте алкогольной продукции и практики их применения:

  1. Федеральный закон № 102-ФЗ от 21.07.2005 в редакции 31.12.2005 “О внесении изменений в Федеральный закон "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" и о признании утратившими силу отдельных положений Федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции"”.

  1. Федеральный закон № 134-ФЗ от 26.07.2006 “О внесении изменений в Главу 22 части второй Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации”.

Экспертам предлагалось по возможности кратко, но с приведением обоснований своих позиций ответить на следующие вопросы:

  1. Насколько актуально, необходимо было изменение порядка “государственного контроля за производством, оборотом, качеством и безопасностью этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции”?
  2. Обеспечивает ли принятие и введение в действие Федеральных законов 102-ФЗ и 134-ФЗ защиту экономических интересов Российской Федерации, нужды потребителей алкогольной продукции, а также её качества, как это заявлено в части 1 статьи 1 Федерального закона 102-ФЗ от 21.07.2005 в редакции 31.12.2005.
  3. Насколько хорошо проработаны эти нормы законодательства с юридической точки зрения?
  4. Насколько хорошо проработаны эти нормы законодательства с экономической точки зрения?
  5. Какие субъекты экономической деятельности выиграли от введения в действие норм этих Федеральных законов 102-ФЗ и 134-ФЗ, а какие проиграли?
  6. Интересам каких социальных групп соответствуют нормы законодательства, реализующие новый порядок государственного контроля этой сферы, интересам каких социальных групп они противоречат?
  7. Каковы будут последствия применения этих норм законодательства для российской экономики на уровне городов и местных сообществ, регионов и Федерации в целом в 2006 году? В последующие периоды?
  8. Каковы будут социальные последствия применения этих норм законодательства на уровне городов и местных сообществ, регионов и Федерации в целом в 2006 году? В последующие периоды?

Ответы экспертов

Лев Московкин, парламентский корреспондент газеты “Московская правда”, Москва

Пишу только ответы для начала про 102-ФЗ от 21.07.2005 в редакции 31.12.2005.

1. Очень актуально было разрушить монополию теневого суперкоррупционного контроля алкогольного рынка через квотирование спирта в МСХ, что обходилось 2-4 рубля черным налом за литр. За это боролся поддержанный Александром Жуковым МЭРТ в лице Андрея Шаронова. Сопротивление было отчаянное и до сих пор трудно понять, почему что-то удалось, возможно потому, что задействование ЕГАИС отдано под контроль ФСБ.

Тут стоит понять, что до введения 102-ФЗ ситуация обвально ухудшалась и трудно представить, что было бы без него. Мы только знаем, что в нем плохого.

2. Защиту экономических интересов РФ и нужды потребителей алкогольной продукции в какой-то степени условно обеспечивает, во всяком случае больше, чем действовавшая система до введения 102-ФЗ. Произошел передел не только рынка, но всей структуры контроля, что вызвало отчаянные (несколько) кампании в прессе по кризисы на алкогольном рынке. Однако смертность в среднем упала, убрана проблема перепроизводства алкоголя и снята проблема транзита грузинского и турецкого спирта через Осетии - во всяком случае, так считают мои источники в Думе.

3. В 102-ФЗ - никак не проработаны, нормы заработали за счет производителей (это похоже на установку СОРМ за счет операторов), зафиксирована случайная через ЕГАИС рассылка инсайда конкурентам, вместо направления информации в ФНС. Кроме того, что в отличие от ГАС “Выборы”, ЕГАИС не тестировалась, 102-ФЗ бомбили и бомбят поправками (после изъятия из Думы по решению Генсовета “Единой России” Валерия Драганова ситуация изменится). И еще: готовая система контроля алкоголя была заменена на новую, видимо - чтоб еще бабки срубить.

4. Насколько хорошо проработаны эти нормы законодательства с экономической точки зрения? - С теневой экономической прекрасно. Но все равно стало лучше, чем было.

5. Крупные производители выиграли, мелких вымело с рынка, но не всех. Произошла относительная легализация рынка, поэтому те, кто работал легально, выиграли однозначно в конкуренции. Но стоило это дорого, и цена водки будет повышаться. В т.ч. и за счет того, что сломана действующая лоббистская структура.

6. Средним и богатым социальным группам соответствуют, забулдыгам и бомжам скоро пить будет нечего, если парфюмерная промышленность или самогонщики, также подавляемые, не найдут новый канал сбыта. Отечественная парфюмерная промышленность поддерживалась безакцизным спиртом, не выдерживая конкуренции с импортом по своей номинальной продукции. Что касается самогоноварения, то оно возродится в случае превышения цены водки затрат на дорогой сахар.

7. Изменения в регионах уже есть, это серьезный удар по думским коммунистам, которые лоббировали интересы ряда губернаторов в теневом производстве спирта мимо квот с фальшивым реэкспортом.

8. Слишком много разнонаправленных тенденций, но в целом - централизация лоббизма и коррупции работает на процесс унитаризации страны, т.е. зависимость регионов от центра. Алкоголь тут вносит некоторую лепту.

Про N134-ФЗ от 26.07.2006 “О внесении изменений в Главу 22 части второй Налогового кодекса РФ и некоторые другие законодательные акты РФ”.

1. Насколько актуально, необходимо было изменение порядка “государственного контроля за производством, оборотом, качеством и безопасностью этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции”?

134-ФЗ касается оборота алкоголя в дополняющей 102-ФЗ части, его основа - ежегодная индексация акцизов. Самое важное - сохранение комбинированного табачного акциза, каникулы на повышение нефтяного акциза и перенос акциза на ГСМ на НПЗ. Однако важно и то, что вводятся свидетельства на производство спиртосодержащей парфюмерно-косметической продукции и спиртосодержащей продукции бытовой химии в металлической аэрозольной упаковке, также акциз на технический спирт. Парфюмеры должны подключиться к ЕГАИС с 2007 года и уплачивать акциз со спирта. На фоне того, что 102-ФЗ лишил технический спирт мягкой денатурации диэтилфталатом, оставив супергорький битрекс (или бензин, причем при обсуждении 102-ФЗ Петр Шелищ пытался провести поправкою цитрафлекс, лоббируя интересы парфюмеров), парфюмерам придется перестраивать все лоббистские схемы и коррупционные связи. Отечественная парфюмерная промышленность поддерживалась безакцизным спиртом, не выдерживая конкуренции с импортом по своей номинальной продукции.

2. Обеспечивает ли принятие и введение в действие Федеральных законов 102-ФЗ и 134-ФЗ защиту экономических интересов РФ, нужды потребителей алкогольной продукции, а также её качества, как это заявлено в части 1 статьи 1 Федерального закона 102-ФЗ от 21.07.2005 в редакции 31.12.2005?

В отношении 134-ФЗ тут трудно сделать интегральный вывод, т.к. ранее, во время квотирования спирта и алкогольной трубы через две Осетии, относительно качественный спирт поступал в продукцию двойного назначения типа жидкости для ванн или розжига костров, которую потребляла российская деревня после разрушения самогоноварения дороговизною сахара. Проблема в катастрофическом снижении контроля качества пищевого спирта еще с перестройки, только говорить об этом нельзя - застрелят. К введению 102-ФЗ в любой водке любой цены и марки можно обнаружить всю таблицу Менделеева в причудливых сочетаниях, и химики сначала нюхали, прежде чем запускать в хроматограф - бесполезно. Срочно успел появиться новый теневой канал настоек по 100 мл в аптеках, с ними успел побороться Драганов.

3. Насколько хорошо проработаны эти нормы законодательства с юридической точки зрения?

Номинально-идеально, причем интересующие вас нормы 134-ФЗ давно следовало ввести, включая акциз на технический спирт и прямогонный бензин.

4. Насколько хорошо проработаны эти нормы законодательства с экономической точки зрения?

Не очень хорошо, но и неплохо. К тому же следовало бы одновременно принять меры защиты отечественной парфюмерной промышленности от импорта, чтоб они не были обречены выживать за счет “потребления” спирта железнодорожными составами.

5. Какие субъекты экономической деятельности выиграли от введения в действие норм этих Федеральных законов 102-ФЗ и 134-ФЗ, а какие проиграли?

Во втором чтении 134-ФЗ приняты поправки по ставкам акцизов, которые изменят структуру рынка, в частности, слабоалкогольная газировка станет значительно дороже, пивовары могут ожидать, что пива будут потреблять больше. С вином - непонятно, тут другие известные меры играют сильнее.

6. Интересам каких социальных групп соответствуют нормы законодательства, реализующие новый порядок государственного контроля этой сферы, интересам каких социальных групп они противоречат?

То же, что про 102-ФЗ: средним и богатым социальным группам соответствуют, забулдыгам и бомжам скоро пить будет нечего.

7. Каковы будут последствия применения этих норм законодательства для российской экономики на уровне городов и местных сообществ, регионов и Федерации в целом в 2006 году? В последующие периоды?

Можно предполагать, что в средней интегральной оценке будет лучше, но очень сильный передел рынка, лоббистских и коррупционных связей, поэтому могут быть неожиданные эффекты.

8. Каковы будут социальные последствия применения этих норм законодательства на уровне городов и местных сообществ, регионов и Федерации в целом в 2006 году? В последующие периоды?

Тут две ожидаются доминирующие разнонаправленные тенденции: отсечение спирта плохого качества и значительное повышение цен на алкогольную продукцию. Дорогая водка - выше цена теневого рынка, об этом говорил Митрофанов, предлагая снизить цену на водку и забрать отданный ФСБ контроль алкоголя, пусть шпионов ловят.

* * *

Вы не задали главный вопрос, но сказать придется, тем более что есть фактор, перекрывающий все “хорошие” законы, написанные с самими благими намерениями и юридически грамотно.

Параллельно с мордобоями типа Кондопоги и Сальска по регионам проходит пучковая смертность от алкоголя на фоне общей тенденции снижения смертности от алкоголя, в водку мелкооптового производства попадает жидкость для дезинфекции пола или стеклоочиститель, причем разного производства по одному ТУ.

Эксперты считают, что это предвыборная дестабилизация ситуации, как и мордобои. Тут важны два момента: если закон перешибается форс-мажорами, кандидата в мэры убивают перед вторым туром в Дальногорске, а в Самаре просто меняют главу избиркома, чтоб считал, как Миронов сказал, и даже “Единая Россия” ничего не может сделать, а усиление банковского контроля за отмывкой денег приводит к удорожанию отмывки до 10% и затем убийству зампреда ЦБ, но отмывка остается, тут надо задуматься о роли и силе внезаконного фактора.

В целом она положительна, но это уже выходит за рамки ваших вопросов.

Людмила Кузьмина, руководитель автономной некоммерческой организации “ГОЛОС”, Самара

1. Насколько актуально, необходимо было изменение порядка “государственного контроля за производством, оборотом, качеством и безопасностью этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции”?

Может быть и актуально, может быть и необходимо, но совсем не так как это было сделано с нарушением ст.55 Конституции РФ: унтер-офицерская вдова не может себя высечь, а административные реформаторы - реформировать самих себя в качестве регуляторов рынка алкоголя.

2. Обеспечивает ли принятие и введение в действие Федеральных законов 102-ФЗ и 134-ФЗ защиту экономических интересов Российской Федерации, нужды потребителей алкогольной продукции, а также её качества, как это заявлено в части 1 статьи 1 Федерального закона 102-ФЗ от 21.07.2005 в редакции 31.12.2005.

Не только не обеспечивает, но кажется, цель эта и не ставилась, т.к. свободная конкуренция заменена “государственным регулированием”, а там где “государство регулирует” обеспечиваются только права и интересы чиновников и увеличивается коррупционная составляющая.

3. Насколько хорошо проработаны эти нормы законодательства с юридической точки зрения?

Не проработаны. И мы видим последствия. Внедрение ЕГАИС - сначала без конкурса выбирают единственного поставщика программного обеспечения и оборудования (подведомственного ФСБ “НТЦ "Атлас"”), потом участников отрасли принуждают к покупке его услуг... Цена сомнительных услуг отнюдь не дешева, а спецификация государством требований к программному обеспечению, стандарта, соблюдая который на рынке может конкурировать множество поставщиков просто игнорируется.

4. Насколько хорошо проработаны эти нормы законодательства с экономической точки зрения?

Видя настоящую практику, создается впечатление, никто и не заботился об этом, наверное, это показалось лишним в условиях больших цен на нефть. Убытки несут рестораторы, продавцы, граждане. Лишили рабочих мест тысячи людей в лице мелких торговцев. Умирают люди от самодельной алкогольной продукции. Не уменьшилось потребление алкоголя - увеличилось количество пострадавших.

5. Какие субъекты экономической деятельности выиграли от введения в действие норм этих Федеральных законов 102-ФЗ и 134-ФЗ, а какие проиграли?

Выиграли крупные производители, имеющие возможность обеспечить “государственную крышу”. Проиграли мелкие и средние производители, и продавцы, и широкий потребитель.

6. Интересам каких социальных групп соответствуют нормы законодательства, реализующие новый порядок государственного контроля этой сферы, интересам каких социальных групп они противоречат?

Нормы законодательства соответствуют интересам крупных чиновников, государственных ведомств и корпораций, имеющим государственную “крышу” и способным ее оплачивать. Гражданин массовый, индивидуальный предприниматель пострадал от новых норм законодательства.

7. Каковы будут последствия применения этих норм законодательства для российской экономики на уровне городов и местных сообществ, регионов и Федерации в целом в 2006 году? В последующие периоды?

Теневой рынок никуда не денется, коррупция в этой сфере только увеличится, а алкоголь подорожает, что не увеличит поступления в местный бюджет, как и не увеличит налоговых поступлений. Напротив местные бюджеты будут нести потери компенсируя затраты на лечение и погребение пострадавших от употребления самогона и других вредных спиртосодержащих изделий.

8. Каковы будут социальные последствия применения этих норм законодательства на уровне городов и местных сообществ, регионов и Федерации в целом в 2006 году? В последующие периоды?

Пострадала целая отрасль и ее потери трудно восстановимы. Социальные напряжения в связи с ростом недовольства населения в связи со снижением занятости, уменьшением доходов, увеличением цен на алкоголь, дальнейшая алкоголизация и наркотизация населения.

Виталий Алещенко, старший научный сотрудник ИЭиОПП Сибирского отделения РАН, Омск

1. Тот факт, что ситуация с производством, оборотом, качеством и безопасностью этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции в нашей стране оставляет желать лучшего, ни для кого не является секретом. Поэтому сам вопрос о необходимости изменения государственного контроля в данной сфере является, несомненно, актуальным. Другое дело, что методы и сроки реализации “благих пожеланий” заставляют серьезно задуматься. Во-первых, явно прослеживаются тенденции к усилению позиций государства (и действующего под его эгидой частного бизнеса) в сфере оборота алкогольной продукции. Во-вторых, откровенная “непродуманность и недоделанность” ставит под сомнение заявленную результативность. В-третьих, и это, наверное, самое главное, вполне естественное желание государства решить сложную проблему массовых отравлений простым способом, путем усиления контроля, его централизации, не приведет к должному эффекту без соответствующих изменений государственной экономической политики в сторону повышения реального благосостояния населения.

2. То, что значительно усложняется (следовательно, и удорожается) доступ к потребителю качественной продукции в результате введения в действие 102-ФЗ и 134-ФЗ, мог наблюдать каждый, зашедший в магазин после 1 июля 2006 г. Только что прокатившаяся по стране волна отравлений суррогатной продукцией, к сожалению, не дает возможности говорить об эффективности предпринятых мер в отношении качества алкогольной продукции, а также защиты нужд ее потребителей. Под громким же лозунгом защиты экономических интересов Российской Федерации скрывается желание ограничить доступ зарубежных производителей на российский рынок, что опять же ограничивает права потребителей продукции и может негативно отразиться на его качестве в долгосрочной перспективе вследствие сокращения конкуренции на внутреннем рынке.

4. Складывается впечатление, что об экономике разработчики закона думали в последнюю очередь, отдавая приоритет вопросам политическим (идеологическим). Потери от вынужденного простоя, нелогичной и несогласованной процедуры перехода на работу по новым правилам ставят вполне закономерные вопросы о качестве проработки финансово-экономического обоснования рассматриваемых законодательных норм.

5-6. Выбранный путь построения вертикали экономической власти (вытеснение мелких участников рынка оборота алкогольной продукции, централизованный контроль над крупными игроками, встраивание в цепочку “государство - производитель - продавец – потребитель” дополнительного звена-посредника) больнее всего ударил по потребителю, которого лишают права выбора, при этом еще наказывают и рублем. Мелкие предприниматели, не считая потраченных нервов и времени, все же сумели приспособиться к изменениям, хотя и понесли финансовые потери в “переходный период”. Положение крупных участников рынка в итоге существенно не улучшилось, понесенные же убытки более существенны. В выигрыше пока только приближенные к государству структуры и стоящие за ним группы.

7. Особенно существенных изменений (в части перераспределения финансовых потоков на федеральном и региональном уровнях) в ближайшее время произойти не должно. В небольших населенных пунктах (особенно в сельской местности) оборот алкогольной продукции перейдет в тень со всеми вытекающими отсюда последствиями.

8. Накопление недовольства деятельностью власти всех ветвей и всех уровней.

Дестабилизация рынка с целью управления ситуацией

Владимир Римский, заведующий отделом социологии Фонда ИНДЕМ

Государственное регулирование рынка алкогольной продукции либо не очень интересует экспертов, либо представляется им довольно сложным для оценивания. Видимо, по этим причинам только трое экспертов прислали свои ответы на заданные им вопросы о последних изменениях норм федерального законодательства об обороте алкогольной продукции и практики их применения. Такую совокупность экспертных оценок нельзя считать достаточно представительной для обобщений и выводов, но, тем не менее, разнообразие позиций трёх экспертов и приведённые ими обоснования своих оценок позволяют понять многие причины и следствия современной ситуации на рынке алкоголя в нашей стране, а также экономические и социальные последствия попыток эту ситуацию изменить. Представленные выше мнения и оценки экспертов можно предложить дополнить следующими суждениями.

Актуальность изменения порядка “государственного контроля за производством, оборотом, качеством и безопасностью этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции” разными субъектами рынка и представителями разных социальных групп к концу 2005 года понималась и оценивалась по-разному. К сожалению, открытых исследований ситуации в этой области практически нет. Мнениям граждан, к сожалению, доверять невозможно, потому что они не имеют достаточно информации для вынесения собственных суждений. Поэтому оценивать состояние рынка алкогольной и спиртосодержащей продукции можно только по статистическим показателям, косвенным данным результатов социологических и экономических исследований, а также экономическим и социальным последствиям его развития и попыток изменения способа регулирования на нём.

По некоторым данным исследований коррупции, проводимых Фондом ИНДЕМ в регионах России, в 2003-2004 годах рынок алкогольной и спиртосодержащей продукции в России можно было считать сформировавшимся. На этом рынке действовали довольно жёсткие законы конкуренции, продукция поставлялась и распространялась в соответствии с дифференцированными потребностями различных социальных групп, на рынке были представлены производители практически со всего мира, обеспечивая цивилизованным потребителям достаточно большой выбор продукции по её типу, номенклатуре и качеству. Рынок алкогольной и спиртосодержащей продукции оставался разделённым на региональные сегменты, его состояние в разных регионах России отличалось, иногда существенно, но уже не существовало непреодолимых для бизнеса барьеров в распространении продукции из одного региона в другой. В частности, без какого-либо государственного вмешательства рынок был способен обеспечивать потребителей алкогольной и спиртосодержащей продукцией из других регионов, если в каком-то из них возникали проблемы с производством или распространением такой продукции.

Рынок алкогольной и спиртосодержащей продукции сформировался в России, тем не менее, как существенно монополизированный, правда, не на уровне всей страны, а на уровне объединений географически близко расположенных регионов. Этот рынок сложился и как весьма коррумпированный, на котором конкурентные преимущества почти всегда получали бизнесы, использовавшие средства административного воздействия на конкурентов. Соответственно, многие чиновники федерального, регионального и местного уровней управления получали и получают нелегальные, неформальные доходы от своего участия в регулировании рынка алкогольной и спиртосодержащей продукции. Такие доходы имеются не только в относительно богатых регионах, но и в относительно бедных и даже в совсем бедных регионах, с высоким уровнем государственных дотаций в их бюджеты. Ведь потребление алкоголя в стране на душу населения остаётся довольно высоким, а регулирование рынка алкогольной и спиртосодержащей продукции без участия чиновников просто невозможно.

Такой характер регулирования конкуренции на рынке алкогольной и спиртосодержащей продукции сделал совершенно не интересными для его участников малообеспеченные социальные группы граждан. Но представители этих групп не стали пить меньше алкоголя, просто сформировался нелегальный, теневой рынок алкогольной и спиртосодержащей продукции. При этом практически каждый легальный производитель на этом рынке участвовал как в официально контролируемом государством сегменте этого рынка, так и в нелегальном его сегменте, присутствовал на теневом рынке, получая нелегальный спирт и распространяя нелегальную, неучтённую продукцию. Традиционно такое положение приводило с одной стороны, к низкому качеству алкогольной продукции даже у легальных производителей, а с другой – к производству самогона, потреблению малообеспеченными гражданами спиртосодержащих лекарств и бытовых жидкостей. Поэтому в нашей стране наблюдалась и наблюдается довольно высокая смертность от потребления спиртосодержащих жидкостей, не предназначенных для потребления внутрь. В 2005 году повышение стоимости сахара снизило рентабельность производства самогона, недостаток которого на теневом рынке был заменён спиртосодержащими жидкостями.

Актуальным к концу 2005 года, естественно, стало изменение характера регулирования рынка алкогольной и спиртосодержащей продукции. С позиций широких социальных групп эта актуальность вероятнее всего, может быть сформулирована как снижение цен на алкогольную продукцию, обеспечение контроля качества спирта и других компонент её производства, снижение уровня коррумпированности, нелегального производства и распространения алкогольной и спиртосодержащей продукции, а также снижения смертности от потребления алкоголя.

Весь этот комплекс проблем декларировался политиками, государственными деятелями и руководителями ассоциаций производителей и распространителей алкогольной и спиртосодержащей продукции перед и после принятия Федерального закона № 102-ФЗ сначала летом, а потом и в ноябре-декабре 2005 года, когда выяснилась необходимость внесения поправок в принятые летом законодательные нормы. В качестве способа решения возникших проблем было выбрано обеспечение централизованного государственного контроля производства алкогольной и спиртосодержащей продукции с помощью автоматизированной системы ЕГАИС, а также изменение системы акцизов на алкогольную продукцию, что выразилось в изменении типа легальных акцизных марок, наклеиваемых на каждую бутылку.

В силу неэффективности системы принятия государственных решений, её коррупционности, предложенные и принятые решения описанных проблем рынка алкогольной и спиртосодержащей продукции в форме норм Федерального закона 102-ФЗ и 134-ФЗ оказались популистскими, неспособными обеспечить декларируемые цели. Приведём несколько примеров в подтверждение.

Когда 31 декабря 2005 года были приняты последние поправки в Федеральный закон 102-ФЗ, система ЕГАИС ещё не была готова не только к эксплуатации, но и к системному тестированию. И тестирование, и ввод ЕГАИС в эксплуатацию проходили в течение 2006 года, ошибки этой системы останавливали производство заводов, создавали искусственный дефицит алкогольной и спиртосодержащей продукции на российском рынке. Все распространители алкогольной продукции, включая малый бизнес, вынуждены были по довольно высоким ценам покупать за свой счёт оборудование и программное обеспечение к нему со всеми периодическими изменениями. Потери среднему и малому бизнесу от такой реализации своих решений государство не компенсировало, этот вопрос не обсуждался в органах государственной власти и с высокой вероятностью никогда обсуждаться не будет.

Можно предположить, что такое поведение государства на рынке алкогольной и спиртосодержащей продукции выгодно разработчикам и эксплуатационникам системы ЕГАИС, получающим государственное финансирование. Объём этого финансирования мог бы быть существенно сокращён, если бы система разрабатывалась и тестировалась более тщательно и без повышенных требований к срочности необходимых доработок.

Можно предположить также, что такое поведение государства на рынке алкогольной и спиртосодержащей продукции выгодно самым крупным распространителям этой продукции по районам России, включающим каждый по нескольку близлежащих регионов. Они добились таким образом повышения уровня монополизации своего рынка и усиления на нём административного регулирования. Многие мелкие и даже средние распространители алкогольной продукции ушли с этого рынка. В результате мотивы распространения в стране некачественной алкогольной продукции не только не снизились, но, скорее всего, повысились за счёт снижения уровня конкуренции за потребителя. Стало ещё выгоднее, чем раньше конкурировать за доступ к административным ресурсам, что более доступно относительно крупному бизнесу. Крупные распространители алкогольной продукции добились также существенного повышения цен на неё, а, следовательно, и своих доходов даже при снижении уровня легальных продаж в количественном, а не в финансовом выражении.

Новые акцизные марки стали наклеиваться на бутылки с алкогольной продукцией так, что не затрагивали их пробки. В результате в российских регионах появилась практика продаж пустых использованных бутылок от алкогольной продукции производителям и распространителям с неповреждёнными новыми акцизными марками. Эти марки проходили контроль ЕГАИС, ошибки повторного ввода данных, конечно, в этой системе фиксировались, но длительность процедуры обнаружения такой ошибки и сложности затем обнаружения самой бутылки, которая к этому моменту, скорее всего, уже была продана, позволяли распространителям таким образом снижать свои издержки. В тех случаях, когда такие манипуляции, тем не менее, раскрывались, проблемы с контролирующими органами можно было решить традиционным для взаимоотношений органов власти и бизнеса методом дачи взяток.

Качество легальной алкогольной и спиртосодержащей продукции пока не повысилось, но даже, если это произойдёт, останется существенный и негативный социальный эффект вытеснения малообеспеченных потребителей на нелегальный рынок такой продукции. По статистике число отравлений некачественным спиртом и спиртосодержащими жидкостями в стране несколько снизилось в сравнении с 2005 годом, но остаётся довольно высоким. Меры контроля легального производства и распространения алкогольной и спиртосодержащей продукции никак не затронули нелегальную составляющую этого рынка. Большинство отравлений и смертей в нашей стране связано с потреблением нелегальной спиртосодержащей продукции, периодически оформляется искажённый спрос на некоторые её виды, например, на лекарственные настойки, содержащие спирт, на одеколоны, на жидкости для мытья окон и т.п. И, если новые способы регулирования легального рынка алкогольной и спиртосодержащей продукции приведут к существенному повышению цен на нём, можно ожидать и роста производства самогона, несмотря на высокие цены на сахар. Поэтому социальные проблемы, связанные с алкоголизацией граждан России и высоким уровнем смертей от употребления внутрь некачественного и непитьевого спирта нормы Федеральных законов 102-ФЗ и 134-ФЗ не решают.

В принятых нормах Федерального закона 134-ФЗ изменены ставки акцизов, которые могут существенно повлиять на структуру рынка алкогольной и спиртосодержащей продукции. Эти нормы, скорее всего, приведут к повышению стоимости слабоалкогольных напитков, возможно, как отмечали эксперты, повышение потребление пива, возможно и вина, если его цена не слишком сильно повысится. Но последствия введения в действие этих норм законодательства пока невозможно прогнозировать, разработчики этих норм и депутаты Государственной Думы РФ, по-видимому, не считают необходимым такого рода прогнозы разрабатывать и по ним корректировать свои решения.

Совокупность этих последствий введения в действие норм Федеральных законов 102-ФЗ и 134-ФЗ может быть охарактеризована как системная дестабилизация рынка алкогольной и спиртосодержащей продукции. Эта дестабилизация повлияла и на легальную часть этого рынка, и на нелегальную. В частности, в нелегальной части этого рынка, по-видимому, изменились схемы лоббирования государственных решений, повысились риски коррупционных решений проблем взаимоотношений бизнеса и органов власти, усилилось значение административных ресурсов и владения крупными финансовыми средствами для ведения бизнеса. В результате контроль органов государственной власти на рынке алкогольной и спиртосодержащей продукции существенно усилился.

Но усилилась и нестабильность получения доходов на этом рынке. Поэтому в настоящий период активно публично обсуждается необходимость и возможность введения государственной монополии на алкоголь в России. Политиками, депутатами и государственными деятелями публично декларируется, что таким способом можно будет решить многие экономические и социальные проблемы. На деле же сознательно или неосознанно крупнейшие лоббисты в алкогольном бизнесе и чиновники органов государственной власти, занятые его регулированием, таким способом пытаются реализовать стратегию получения для себя монопольного положения на рынке алкогольной и спиртосодержащей продукции. Легально оформление такой государственной монополии может быть произведено только с помощью выкупа государством соответствующих бизнесов, что существенно облегчается для бизнесов, близко связанных с органами государственной власти федерального и регионального уровней. В отличие от советского периода такой захват государством частного бизнеса не приведёт, скорее всего, к существенному снижению цен на алкогольную и спиртосодержащую продукцию, потому что руководители этой уже государственной отрасли будут продолжать вести свой бизнес, а снижение своих прибылей им будет невыгодно.

Социальные и экономические последствия введения монополии государства на алкоголь публично не обсуждаются и не прогнозируются. В средствах массовой информации высказываются только пожелания ввести дешёвую государственную водку, повысить качество производимого спирта, исключить производство нелегального спирта и т.п. Но не прогнозируется и не обсуждается, какими методами этого можно добиться, какие будут риски и угрозы при использовании этих методов, какими ресурсами можно будет располагать, чтобы применять эти методы, снижать риски и противодействовать возникающим угрозам. Поэтому введение монополии государства на алкоголь может привести к непредсказуемым социальным и экономическим последствиям, кроме одного – существенного повышения доходов монополистов в производстве и распространении алкогольной и спиртосодержащей продукции.