Законодательное обеспечение  национальной  политики в регионах

 Национальная политика зиждется на четырех основах: законодательной базе, институциональном ее обеспечении, механизмах реализации и финансовых ресурсах. Правовые основы национальной политики – не достаточный, но крайне необходимый ее компонент.

Права этнических меньшинств регламентируются учредительными документами, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Федерации.

Основной пласт законов субъектов Федерации, регулирующих права меньшинств в конкретных сферах – законы о языках, о культуре, об образовании, об административно-территориальном устройстве, о местном самоуправлении, о связях с соотечественниками за рубежом, с диаспорой. (См.Раздел Федеральное и региональное законодательство о национальных меньшинствах).

Не тривиальным путем пошли в  Кабардино-Балкарии: в принятом республикой "Кодексе Кабардино-Балкарской Республики об административных правонарушениях" устанавливается ответственность должностных лиц и физических лиц за нарушение порядка использования языков народов Кабардино-Балкарской Республики (Статья 3.1), нарушение законодательства о репатриантах (Статья 3.18), нарушение требований сохранения, использования и охраны объектов культурного наследия (Статья 7.1)[1]. Это первый и логически оправданный опыт законодательного регулирования ответственности за нарушение  прав меньшинств, регламентируемых региональным законодательством.

Особый  интерес представляют законы субъектов Федерации, которыми утверждаются региональные программы национальной политики. Законодательное утверждение программ национальной политики резко повышает их действенность: принятие программ политики подзаконными актами не позволяет законодательной власти контролировать ход их реализации, отстраняет их от финансовых рычагов и создает проблемы  с транспарентностью национальной политики – возникают серьезные сложности с финансированием мероприятий национальной политики отдельной строкой регионального бюджета.

Практика законодательного оформления принятия региональных программ ширится: среди рассматриваемых регионов, программы, регулирующие те или иные права меньшинств, принимаются законами в КБР, Коми, Удмуртии, Краснодарском крае, Амурской, Оренбургской, Пермской, Ростовской, Самарской, Саратовской, Тверской, Томской областях.

Большинство региональных нормативных правовых актов, которыми регламентируются права меньшинств – подзаконные акты. (См.Раздел Федеральное и региональное законодательство о национальных меньшинствах).

Особый интерес представляют концепции региональной национальной политики, артикулирующие цели, задачи и приоритеты, а также инструменты реализации этнорегиональной политики. Такие концепции приняты   в Адыгее, Бурятии, Коми, Мари, Чувашии, Удмуртии, Якутии, Ставропольском крае, Волгоградской, Курганской, Пензенской, Саратовской, Свердловской, Тюменской, Челябинской областях, Ямало-Ненецком АО. В регионах, ранее других начавших проводить активную этнорегиональную политику (Оренбургская, Пермская, Самарская области), не принимали соответствующие концепции: артикуляция целей, задач и приоритетов национальной политики шла параллельно с разработкой механизмов ее реализации.

Иногда принятие концепций – дань своеобразной политической моде (концепции принимались во второй половине 1990-х – накануне и после утверждения Концепции государственной национальной политики Российской Федерации, 1996). Но в ряде регионов концепции национальной политики – реально работающие документы. Впечатляет опыт  Саратовской области,  где после принятия Концепции национальной политики Саратовской области (1997), все последующие годы кропотливо создавался механизм реализации этнорегиональной политики, адекватный зафиксированному в Концепции[2].

***

Компаративный анализ законодательства регионов, регламентирующего права меньшинств достаточно сложен: даже при сравнении законов, регламентирующих права меньшинств в одной сфере, возникают проблемы многомерного сравнения законов по различным критериям.

Наиболее значимыми, на наш взгляд, являются три вида региональных нормативных правовых актов: комплексные (“квазикомплексные”) региональные законы о национальной политике; законы об  утверждении программ национальной политики; концепции региональной национальной политики.

Таблица 1

Квазикомплексные законы субъектов

Законы об утверждении региональных  программ национальной политики

Концепции национальной политики

Данные нормативные правовые акты отсутствуют 

 

Волгоградская, Коми, Татария, КБР

КБР, Коми, Удмуртия, Амурская, Оренбургская, Пермская, Самарская, Саратовская, Тверская, Томская

Адыгея, Бурятия, Коми, Удмуртия, Чувашия, Ставропольский край, Волгоградская, Пензенская, Саратовская, Свердловская

Башкирия, Дагестан, Краснодарский край, Астраханская, Воронежская, Иркутская, Москва, Московская, Нижегородская, Ростовская, Тульская 

 

Наиболее проработаны законодательные основы национальной региональной политики в Республике Коми, Удмуртии, Волгоградской, Саратовской областях, Кабардино-Балкарии, наименее – в Башкирии, Дагестане, Краснодарском крае, Астраханской, Воронежской, Иркутской, Нижегородской областях, Москве.  (См. Приложение 1 Оценка сравнительной эффективности национальной политики анализируемых субъектов Российской Федерации и Приложение 2 Методика сравнительного анализа региональных политик по отношению к этническим меньшинствам).



[1] Кодекс Кабардино-Балкарской Республики об административных правонарушениях" от 22 июля 2003 года N 66-РЗ

 

[2] Национальные меньшинства. Правовые основы и практика обеспечения прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, в субъектах юга Российской Федерации. Под ред. Владимира Мукомеля, М.: 2003, “Диполь-Т”, с.38