Воронежская область

Ситуация

Численность населения области, по данным переписи 2002 г., – 2379 тысяч человек. Национальный состав области достаточно однороден. По данным переписи 1989 г. кроме русских, которых здесь абсолютное большинство – 93,4%, проживают украинцы – 5,0%, белорусы, цыгане, евреи – по 0,2%, чуваши, татары, чеченцы – по 0,1%, мордва - 0,05%, представители других этнических групп - 0,7%.

После 1989 г. изменения национального состава были незначительны, поскольку 85% прибывших в область составляют русские, 7 % - украинцы. Однако на территории области сформировались достаточно приметные армянская, азербайджанская, дагестанская, чеченская, турко-месхетинская общины и общины этнических групп, выходцев из Центральной Азии. Сообщалось, что численность некоторых этнических групп увеличилась на порядок, однако эти сведения явно преувеличены. (Приводились следующие оценки: украинцы - 130 тыс., белорусы - 120 тыс., азербайджанцы – более 20 тыс., армяне –18 тыс,. евреи – 2,5 -3 тыс. татары – 3 тыс.,. цыгане –-3,5 тыс., казахи - 1,5 тыс., , киргизы - 1,2 тысячи, таджики - 1,5 тыс., узбеки - 2 тыс., чеченцы – около 1000 чел., туркмены - 700 чел., корейцы – 400 чел., 650 представителей народов Севера и Сибири, другие национальности - около 5 тысяч (Права человека в регионах Российской Федерации. Воронежская область. http://www.hro.org/docs/reps/2000/voron/5-1.htm).

Межнациональные отношения в области достаточно стабильны. Однако проблемы существуют. Социологический центр "Квалитас" г. Воронежа в 2001 г. провел уличный опрос 630 человек, вопрос задавался один: существует ли сейчас неприязнь между представителями различных национальностей? Ответы: очень сильная - 11%, сильная - 34%, не очень сильная - 37%, неприязни нет - 11%, затруднились ответить - почти 5%. (“Чужие” в нашем доме: национальный вопрос глазами воронежцев. http://www.sinfo.ru/main.php?trid=9319).

Актуальность проблемы межнациональных конфликтов для России признаёт 85,5% жителей Воронежа. Настораживает намечающаяся тенденция: для молодых респондентов она стоит более остро, чем для пожилых. Это означает, что проблема относительно новая и имеет потенциал для роста. Характерно, что важность вопроса отметили все без исключения респонденты нерусской национальности.

Непосредственно на территории Воронежа, по мнению его жителей, накал межнациональных страстей ниже, чем по России в целом. Тем не менее существование проблемы признали большинство опрошенных - 65,1%. На открытый вопрос “Есть ли национальность, представители которой вам наиболее несимпатичны?” жители города ответили следующим образом: чеченцы – 13,9%, “лица кавказской национальности” - 10,5%, евреи – 3,2%, азербайджанцы - 1,9%, грузины – 1,8%, цыгане – 1,1%, армяне – 1,1%, негры – 0,6%, американцы – 0,5%. Назывались также татары, “прибалты”, узбеки, немцы, латыши, чукчи, арабы, кабардино-балкарцы, китайцы, украинцы, “южане”, “иностранцы”, “все”. В то же время 56,5% горожан ответили, что такой национальности нет: могут быть несимпатичны некоторые люди, но никак не национальности. Затруднились ответить на этот вопрос 5,8% горожан. Таким образом, предпосылки к возникновению трений коренного населения с представителями иных национальностей в столице Черноземья, безусловно, есть. Но, к чести воронежцев, они относятся к проблеме спокойнее, чем во многих других регионах России. (http://www.mhg.ru/publications/1A9FD6D).

Настораживает, однако, что, по справедливому замечанию правозащитников, внешняя бесконфликтность формирует у всех властных структур недооценку и игнорирование значимости проблем межэтнических отношений (http://www.hro.org/docs/reps/2000/voron/5-1.htm). Тем более, что националистические тенденции и проявления этнофобий и ксенофобии, резко усилились в последние годы (Националистические тенденции в Воронеже,http://media.infobus.ru/mess?mid=2665&cid=5).