Национальные меньшинства в Российской Федерации

Обеспечение прав национальных меньшинств в соответствии с международными стандартами и международными обязательствами Российской Федерации, наталкивается на серьезные трудности из-за правовой неурегулированности статуса национальных меньшинств, коллизий между федеральным и региональным законодательством,  неразвитости институтов гражданского общества, ксенофобий и отсутствия толерантности в обществе.

Регулирование и защита прав национальных меньшинств находится, по российской Конституции, в ведении федеральных властей, а защита прав национальных меньшинств - в совместном ведении федеральных властей и властей субъектов Федерации. Отдельные права национальных меньшинств декларируются в нескольких десятках федеральных законов, однако федеральный закон, регламентирующий статус и права национальных меньшинств в России до сих пор не принят.

В отсутствие внятного федерального законодательства субъектам Федерации сложно устоять перед принятием законодательства о национальных меньшинствах, включающего те или иные нормы, идущие вразрез с Конституцией России, федеральным законодательством  и  международными обязательствами Российской Федерации. Большие возможности дискриминации национальных меньшинств открывает законодательство субъектов Федерации, регламентирующее вопросы миграции, регистрации проживания и пребывания, слабо урегулированных федеральным законодательством.

Законодательная дискриминация национальных меньшинств резко сужает возможность их легального существования, возводит барьер между ними и большинством,  способствует их латентной самоорганизации.

Присоединение России к европейской Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств (1998), мотивировавшееся законодателем как средство защиты прав соотечественников в новых независимых государствах, еще более осложнило ситуацию. В Конвенции зафиксированы и нормы, отсутствующие, либо слишком общо сформулированные в федеральном законодательстве. Соблюдение Россией обязательств по выполнению Конвенции, пока носящее достаточно формальный характер, может натолкнуться на серьезные препятствия. Во первых, непонятно, кого относить к национальным меньшинствам: ни в одном международном договоре, включая Рамочную Конвенцию, термин “национальное меньшинство” не определен. Другая трудность - недостаточно четкое разграничение компетенции федерального центра и регионов.

Субъекты Федерации, по российской Конституции, вправе принимать законы и иные нормативные правовые акты по предметам совместного ведения, не противоречащее федеральным законам, а также по вопросам своей компетенции. Согласно Конституции, “регулирование и защита прав национальных меньшинств” находится в ведении Российской Федерации, а “защита прав национальных меньшинств” - в совместном ведении Федерации и ее субъектов [1]. Российские регионы широко пользуются своим правом законотворчества, зачастую вторгаясь в сферу компетенции федерального центра.

 Реализация отдельных прав национальных меньшинств, зафиксированных в Конвенции, чревата конфликтами интересов различных этнических групп, обострением межнациональных отношений. Конфликты такого рода особо вероятны в субъектах, этнический состав которых претерпел значительные изменения в результате массовых миграций последнего десятилетия, депортаций или перекройки административно-территориальных границ.

Еще большие проблемы возникают в связи с подписанием Россией Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств (2001).  В отличие от Рамочной конвенции, Хартия предполагает принятие четких и недвусмысленных обязательств по использованию языков меньшинств на конкретных территориях Российской Федерации.

Формируемое в субъектах Федерации правовое поле и, особенно, практика регулирования прав национальных меньшинств, находятся под влиянием общественного мнения, для которого характерны ксенофобии и отсутствие толерантности. В ближайшее время не следует ожидать кардинального изменения сложившихся стереотипов общественного сознания по отношению к национальным меньшинствам: часть населения, и это подтверждается многочисленными социологическими обследованиями, видит в них конкурентов, а не  людей, нуждающихся в защите.

В условиях выбора между обеспечением политической стабильности и обеспечением прав и свобод человека, включая и права национальных меньшинств, ряд регионов делает недвусмысленный выбор в пользу стабильности.

Высока вероятность грядущей  этнической мобилизации и поляризации общества. В то же время опасность эскалации конфликтов на этнокультурной, этносоциальной и этнотерриториальной почве представляет непосредственную угрозу социально-политической стабильности Российской Федерации, реформированию ее социально-политических и экономических институтов.

Эффективным средством предотвращения конфронтации на почве реализации прав национальных меньшинств является мониторинг ситуации в субъектах Федерации. Такой мониторинг, полезный для ассоциаций и объединений национальных меньшинств, других НПО, органов государственной власти регионов и органов местного самоуправления, специалистов, будет способствовать просвещению НПО, взаимопониманию между властными структурами и институтами гражданского общества.

Настоящий мониторинг привязан к обязательствам России, вытекающими из ее присоединения к Рамочной конвенции и вероятному вступлению в силу Европейской хартии о региональных языках. Учитывая особенности ситуации, акцент сделан на тех сферах, в которых России наиболее сложно обеспечить права национальных меньшинств: участие в государственном управлении и общественной жизни, использовании языков национальных меньшинств, в области образования, получения и распространения информации, культуры и др.

 



[1] Конституция Российской Федерации, ст.71, п.”в”, ст.72 п.”б”.