Инструменты реализации этнорегиональной политики

 Основным инструментом агрегации целей, задач, приоритетов и механизмов реализации этнорегиональной политики стали  региональные программы национальной политики.

В регионах разрабатываются и реализуются два типа программ национальной политики: комплексные региональные программы, охватывающие все сферы национальной политики и специальные региональные программы, ориентированные на определенные сферы (образование, языки, культура, развитие толерантности, политической и правовой культуры, патриотическое воспитание, связи с соотечественниками и др.).

            Можно выделить три модели реализации региональных программ национальной политики: в одних регионах сделали ставку на комплексную программу, охватывающую практически все направления национальной политики, в других – на спектр специальных программ, в третьих – на сочетание комплексной и специальных программ.

Таблица 2

Комплексные региональные программы

Комплексные и специальные региональные программы

Специальные региональные программы

Отсутствие программ 

 

 Оренбургская, Пермская

Башкирия, Бурятия, Коми, Удмуртия, Чувашия, Ставропольский край, Волгоградская, Самарская, Саратовская

Адыгея, КБР, Татария, Краснодарский край, Амурская, Астраханская, Москва,  Московская, Пензенская, Свердловская, Тверская, Томская, Тульская, Ростовская

Дагестан, Воронежская, Иркутская, Нижегородская 

 

            Субъекты Федерации, ранее других осознавшие важность и необходимость региональной национальной политики, изначально отдали предпочтение  комплексным целевым программам: такие программы реализуются в Пермской области с 1993 года, в Оренбургской, Самарской областях – с 1994 года. И по сей день целевые комплексные программы в этих областях являются практически единственным инструментом национальной политики.

Как это работает в идеале? В Пермской области, к примеру, реализуется “Целевая комплексная программа гармонизации национальных и межнациональных отношений народов Прикамья на 1999 – 2003 годы”. В конце 2002 г. стало ясно, что программа нуждается в коррективах: следует больше  внимания уделять поддержке национально-культурных организаций и объединений, национальных газет, организации информационной поддержки национальной политики и мониторингу этнополитических процессов, противодействию национальному экстремизму, превентивным мерам по профилактике и предупреждению межэтнических конфликтов. Вышеобозначенные сдвиги в национальной политике и были зафиксированы Законом "О внесении изменений и дополнений в целевую комплексную программу гармонизации национальных и межнациональных отношений народов Прикамья на 1999 – 2003 годы" (январь 2003). За счет изменения структуры финансирования разделов программы, резко возросло финансирование поддержки деятельности национально - культурных объединений (с 60 тысяч до 820 тысяч рублей), мер по противодействию национальному экстремизму (с 807 тысяч до 1347 тыс.рублей) и др.

В апреле 2003 г. Законодательное собрание области принимает "Концепцию областной целевой комплексной Программы развития и гармонизации национальных отношений народов Пермской области на 2004-2008 годы", в которой уже даны оценки финансовых  потребностей на реализацию Программы по годам, а в июле принимает законом  соответствующую Программу. В принятом бюджете Пермской области на 2004 год предусмотрено финансирование данной Программы в полном объеме[1].

В ряде регионов отдают предпочтение специальным программам, что оправдано, когда эти программы покрывают значительный спектр мероприятий в области  национальной политики. В КБР, например, в настоящее время реализуется пять среднесрочных специальных программ (развития языков, образования, культуры, толерантности, поддержки соотечественников), в Астраханской области – четыре (культуры и культурного наследия, образования, профессионального образования, толерантности).

Однако в большинстве субъектов Федерации предпочитают  сочетать комплексные и специальные программы (Таблица 2). В некоторых регионах добились успехов как в разработке первых, так и вторых: при наличии неплохих комплексных программ,  в Бурятии реализуется четыре специальные программы, в Коми – две, в Чувашии – пять, Саратовской области – три специальные программы. Однако, чаще всего, разработка специальных программ при наличии комплексной программы – признание изъянов последней. При всем уважении к выбору регионов, предпочтительней выглядит подход, когда все мероприятия региональной национальной политики разрабатываются, реализуются и контролируются  в комплексе – в рамках единой целевой программы.

Комплексные целевые региональные программы национальной политики, охватывающие все сферы национальной политики, позволяют сконцентрировать финансовые средства из различных источников, облегчают координацию усилий различных ведомств исполнительной власти, органов государственной власти, местного самоуправления и НПО.  В рамках названных программ легче наладить контроль и транспарентность расходования средств, оперативно вносить коррективы. 

***

Для сравнения действенности инструментов реализации национальной политики анализировались раздельно комплексные и специальные этнорегиональные программы. Рассматривались три параметра: наличие/отсутствие программ; качество их проработки; опыт реализации. Наибольших успехов в разработке и реализации региональных программ национальной политики добились в Пермской, Самарской, Саратовской областях, в Республике Коми (См. Приложение 1 Оценка сравнительной эффективности национальной политики анализируемых субъектов Российской Федерации).

 



[1] Закон Пермской области "О бюджете Пермской области на 2004 год" от 29.12.03 N 1160-235.